ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И наконец, ка
к величайшее достижение человеческого разума, в родильных домах появил
ись отделения (поначалу называемые «экспериментальными»), где ребенок с
осторожностью был доверен матери. И, о чудо, он не только от этого не постр
адал, но напротив, стал более стойко переносить выпавшие на его долю испы
тания. А испытания продолжаются…
Одним из твердых убеждений медиков является то, что после рождения ребен
ка количества молозива, имеющегося в груди у матери, недостаточно для ег
о насыщения. В результате с первых же дней внеутробной жизни малыша начи
нают докармливать донорским молоком или специальными смесями. Помимо э
того он получает раствор глюкозы. От этого нарушается естественный проц
есс подготовки желудочно-кишечного тракта к нормальному изменению сос
тава получаемой пищи.
Сразу после рождения пищеварительная система ребенка настолько нежна,
что приспособлена только для питания молозивом, причем молозивом из гру
ди своей матери. Только через несколько дней в соответствии с заменой мо
лозива на молоко она способна эффективно его усваивать. Состав материнс
кого молока меняется на протяжении всего периода грудного вскармливан
ия, подготавливая организм к принятию твердой и более грубой пищи. Наруш
ение этого естественного процесса ведет к перегрузке пищеварительной
системы, заставляя ее рано адаптироваться к грубой и неестественной для
нее пищи, что существенно ослабляет внутренние резервы организма. Это ка
сается также и практики раннего введения (необходимого, по мнению некото
рых врачей, уже чуть ли не с месячного возраста) в рацион ребенка фруктовы
х соков, раздражающих слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта и в
ызывающих диспепсию.
Столь ранний докорм ребенка уже с самого начала периода грудного кормле
ния приводит к нарушению баланса между выработкой молока организмом ма
тери и потребностью ребенка, поскольку докармливаемый ребенок не дает «
запроса» сосанием груди в течение необходимого времени. Это ведет к сокр
ащению периода грудного вскармливания, что имеет для ребенка не только ф
изиологические, но и психологические последствия.
Кормить грудью рекомендуется по режиму, причем рекомендуемые режимы до
пускают весьма небольшие вариации. Тем самым подразумевается, что, во-пе
рвых, все дети являются одинаковыми в своей нормальной физиологии (индив
идуальность проявляется лишь в патологии, также как и у рожающей матери),
во-вторых, сосание груди является не более чем физиологическим актом на
сыщения. Однако серьезные исследования показывают, что сосание материн
ской груди является для ребенка (и матери) сложнейшим психоэмоциональны
м актом, нарушение естественности которого может привести к отрицатель
ным последствиям для физического здоровья и психики малыша.
См…: M.Klaus, J.Kennell. Maternal Ц
infaht bonding. St.Louis: C.V.Mosby., 1976.

Единственное разумное объяснение кормления по строгому режиму Ц усло
вия в родильном доме, где дети находятся в отрыве от матерей, т е. удобство
для медицинского персонала. А также пережитки того времени, когда ребено
к попадал в ясли с двухмесячного возраста, а мать возвращалась к своему р
абочему месту, имея реальную возможность приходить кормить его лишь чер
ез 3-4 часа. Но имеет ли это отношение к реальным потребностям ребенка?
Первые месяцы (2-3, а иногда даже 4 и более) родители часто слепо следуют усто
явшейся практике пеленания, чему обучают новоиспеченную маму еще в роди
льном доме. Ни один врач не может вразумительно объяснить это насильстве
нное обездвиживание ребенка. Родители же передают друг другу предрассу
дки типа «чтобы был ровненький». Единственное «разумное» объяснение ту
гого пеленания малышей в родильном доме Ц это желание медицинского пер
сонала обеспечить себе спокойствие, поскольку туго спеленутый ребенок
обычно дольше и крепче спит, что весьма «желательно», когда он находится
в отрыве от матери на попечении медицинских сестер.
Пеленание лишает кожу ребенка доступа свежего воздуха, вызывая опрелос
ти. В условиях пеленания не развиваются механизмы терморегуляции, что за
держивает адаптацию ребенка в период новорожденности и в дальнейшем де
лает его более подверженным заболеваниям.
Но самое существенное в практике тугого пеленания Ц это обездвиживани
е малыша. Движение было основным принципом его развития еще с той поры, ко
гда он был всего лишь оплодотворенной ·яйцеклеткой. Яйцеклетка содержи
т в себе прообраз мышц Ц сократительные белки, которые заставляют ее со
вершать движения. В дальнейшем формируется множество ритмов сокращени
я мускулатуры, которые продолжают функционировать и после рождения. Эти
ритмы Ц одно из важнейших условий развития ребенка. Лишить его возможно
сти двигаться Ц значит лишить его возможности развиваться, физически и
психически.
До тех пор, пока малыша не перестанут пеленать и он не приобретет возможн
ость занимать сам удобное положение, подавляющую часть времени он прово
дит на спине. Это положение Ц пожалуй, самое нефизиологичное из всех воз
можных (если только, конечно, не подвешивать ребенка за ноги), но единствен
но удобное при пеленании. Постоянное нахождение на спине (за исключением
5-6 минут рекомендуемого выкладывания на животик) приводит к вялости внут
ренних органов и ослаблению защитных свойств организма, а также к повыше
нной возбудимости нервной системы.
В течение первого года жизни ребенок получает серию профилактических п
рививок, призванных защитить его от ряда заболеваний. За приобретенный у
зконаправленный иммунитет ему приходится дорого расплачиваться. Во-пе
рвых, прививки разрушают естественный иммунитет; во-вторых, организм от
равляется множеством высокотоксичных веществ, содержащихся в вакцинах
; в-третьих, опасность осложнений от вакцинации часто гораздо больше, чем
от самих заболеваний, против которых они предназначены. (В дальнейшем мы
коснемся проблемы вакцинации более подробно).
Способы лечения заболевших детей чаще всего базируются на применении л
екарств. Причем лечится тело ребенка, мыслимое как нечто отдельное от ма
тери. Детям с такой же легкостью, как и взрослым, прописываются большие до
зы антибиотиков и психотропные средства. Очевидно, что такой подход, есл
и и оказывается эффективным, то с серьезными и долговременными последст
виями, выражающимися в «залечивании» ребенка, с рядом побочных эффектов
лекарственного воздействия, ослабляющих общее состояние младенца.
Подытоживая вышесказанное, мы можем заключить, что традиционный сегодн
яшний подход к новорожденным и грудным детям, характеризующийся игнори
рованием значения для них психоэмоциональных факторов при рождении и о
бращении с ними, базирующийся на догматах более чем полувековой давност
и, вызванных часто более социальными причинами, нежели основанных на физ
иологических и психологических данных, не учитывает реальные потребно
сти и возможности новорожденных и грудных детей, приводя к целому ряду о
трицательных последствий: психическому стрессу новорожденного и его м
атери, ослаблению психоэмоционального контакта между ребенком и матер
ью и другими членами семьи, снижению адаптивных возможностей детей, отст
аванию их в физическом и психическом развитии, ослаблению иммунитета и у
худшению общего состояния (как за счет психических стрессов, так и за сче
т неправильного обращения), а также к дезориентации самой науки об этих п
ериодах жизни.
И еще один важный вывод мы должны сделать. Не инфекция, не холод и не други
е «вредности» окружающего мира, а мы, взрослые люди, являемся главной опа
сностью для появляющегося на свет существа. Академики и профессора, для
которых младенец не более чем «биологический объект». Родители, слушающ
ие академиков и профессоров и боящиеся довериться собственному чувств
у. Мы научились видеть в этом существе лишь «особо организованное животн
ое» и разучились видеть в нем человеческую душу. Может быть потому, что ра
зучились видеть ее в себе? Может быть потому, что сами превращаемся в «осо
бо организованных животных», не находя души в расчлененном и изученном в
доль и поперек человеческом теле? Чем же еще объяснить то насилие, которо
му человек подвергает не только окружающую природу, но и произведенное и
м на свет и, надо думать, горячо любимое, родное и желанное дитя?
Удивительно ли, что, вырастая, наши дети также начинают совершать насили
я? Над природой, над себе подобными, уже над своими собственными детьми, и
даже над… родителями. А кому-то, наоборот, нравится, когда над ними соверш
ают насилие. Тогда жизнь приобретает определенность и ясность, не застав
ляя задумываться о высоких материях.
Наша культура Ц это насилие. У природы надо брать, не ожидая от нее милост
ей. Чтобы выжить, нужно совершить насилие над другими. Но мы хотим, чтобы н
е было войн, мы хотим свежего воздуха, хотим чистых человеческих взаимоо
тношений. Мы надеемся, что наши дети обретут то, чего не удалось достигнут
ь нам. Мы желаем счастья нашим детям. И с первых же секунд учим их… насилию.

Мы рассчитываем на взаимопонимание с детьми. Как это наивно. Ведь для это
го нужно с самого начала понять их. Но… «Эта твердая мысль, хорошо укорени
вшийся постулат, что «это» ничего не чувствует, «это» ничего не слышит, «э
то» ничего не видит Ц о новорожденном».
Ф.Лебойе. За рождение без насилия. Пер. М.Х.Ра
зенковой. М., 1988. C.3.

Нет, это о нас. Это мы ничего не чувствуем, это мы ничего не слышим и не видим
. И в результате имеем нашего «среднего» младенца, о состоянии которого н
есложно судить по вышеописанной его истории. Стоит ли удивляться ужасаю
щей статистике детской заболеваемости, в которой к тому же все большее м
есто занимают заболевания нервные.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики