науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Да, я понимаю, отчего Золдан носится со своим учеником, как с писаной торбой, ещё бы, самый могучий молодой маг последних столетий попал ему на воспитание, какой волшебник не мечтает о таком преемнике? Вот только где этот преемник? Где, я вас спрашиваю? Очернил имя своего учителя, поставил под сомнение его репутацию и авторитет, а сам без зазрения совести спутался с чернокнижниками!»
Золдан заскрипел зубами, Яктан – хитрая сволочь – умело ораторствует, вроде даже получается, что он как бы защищает светлое имя мага наставника, а на деле унижает ещё больше. И всё-таки учителю Тороя приходилось молчать. Сегодня он не мог защитить своего наперсника. Встань сейчас пожилой маг с очередной оправдательно-просительной речью, и его съедят заживо прямо здесь – в центре Залы Собраний.
Да, обряд Зара – это уж точно чересчур. И зачем Магический Совет в своё время пошёл на поводу у чернокнижников? Собственно, хрестоматийный вопрос.
Около трёхсот лет назад после многолетних кровопролитных междоусобных войн, разожжённых магом Аранхольдом, немало сильных волшебников отошли в Мир Скорби (кто-то в битвах голову сложил, кого-то при помощи магии умертвили), остались молодые, неопытные и слабосильные. Это сыграло на руку притаившимся и всегда гонимым чернокнижникам и ведьмакам. Вся чародейная нечисть решила разом воспрянуть, пока белые маги не в силах оказать достойное сопротивление, и силой занять места в Великом Магическом Совете, чтобы тем самым перетянуть бразды магического правления в руки своей шайки. Само правление им, может, было и не нужно, но как упустишь такую прекрасную возможность отыграться?
Казалось бы, битва была неизбежна, конечно, среди магов оставалось много опытных воинов, которые сумели бы дать достойный отпор чернохитонщикам, но Аранхольдовы войны настолько обескровили Совет, что любая битва могла стать для него последней. Чернокнижникам тоже не особо улыбалось лезть в драку, тем более что из-за постоянных казней и гонений среди них редко попадались колдуны старше 19-20 лет. Иными словами – ни опыта, ни сил, ни знаний. Да и в политику в 19 лет не каждый захочет лезть, мало кому в таком возрасте интересны Советы (сколь бы ни были они магические) и собрания (сколь бы ни были они волшебные). И вот, нашёлся среди молодых колдунов, один довольно посредственный, но весьма находчивый некромант, который и предложил Совету следующую альтернативу – чернохитонщики не лезут в Совет, а их за это престают преследовать. Мало того, дают право на жизнь, практику, наставничество и безвозмездное проведение один раз в 25 лет обряда Зара (перебор, конечно, но торговаться не позволяли обстоятельства).
Малочисленные волшебники согласились на эту, надо сказать, весьма наглую сделку. Такой вот дорогой ценой Совет был спасён от чернохитонщиков. Те исправно проводили каждую четверть века вожделенный Обряд, засылая в Мир Скорби сильнейшего некроманта (справедливости ради, стоит заметить, что не все и не всегда возвращались) и не лезли во власть (по крайней мере официально).
Договор был подписан и скреплен магическими рунами обеих сторон. Как вы понимаете, нарушать его было невыгодно, до поры до времени, никому. Чернокнижники копили силы для решительной битвы (сил было мало, поскольку Совет тщательно отслеживал талантливых детей и выхватывал их из-под носа у некромантов), а Совет простирал свою длань над всеми королевствами, пополняя ряды юными учениками.
И вот теперь представьте – самый талантливый маг, коим являлся тогда Торой, зная подобную расстановку сил, вступает в какие-то странные отношения с Гильдией. То ли учится у чернохитонщиков, то ли учит – не понять, а потом ещё и принимает участие в обряде Зара…
Обряд этот (названный так по имени некроманта-первопроходца) сложный не только по своему проведению, но и по количеству расходуемой силы, позволяет самому сильному из чернокнижников войти в Мир Скорби, дабы расширить круг своих знаний и умений, а то и поговорить (если хватит силёнок) с кем-нибудь из почивших. Казалось бы, всё невинно, но именно за счёт таких «путешествий» чернокнижники расширяли познания, оттачивали мастерство и, соответственно, набирали силу. Если раньше за подобные происки, некромантов безжалостно умерщвляли, то после заключённого соглашения, обряд стал вполне официальным и ненаказуемым, да ещё и таким частым… Один раз в поколение – очень щедрый подарок.
И вот, каков же был шок Совета, когда в очередном обряде Зара (будь он неладен) принял участие Торой – Белый маг, поднаторевший тайком в чернокнижии! Сильнейший волшебник из рождавшихся в последние столетья! И этот волшебник не только проходит всю процедуру посвящения в некромантию, но и успешно уходит в Мир Скорби. И как красиво уходит! Почти на сутки! При этом 25 сильнейших некромантов и чернокнижников при помощи бешеного количества скопленной Силы удерживают мага в мире мёртвых, а когда он возвращается, едва ли не падают замертво. Он же возникает в мире живых, исполненный ещё большего самодовольства и опыта, которым, кстати, вовсе не собирается делиться с чернохитонщиками. И, пока, обессиленные чернокнижники валяются ничком, Белый маг изящно делает ноги. Так нахально провести некромантов не удавалось никому. Поэтому неудивительно, что Тороя искали для расправы, началась настоящая облава, его загоняли, как волка. И, если бы молодой наглый волшебник не умел так ловко запутывать следы, одна Сила знает, что бы с ним сотворили. Теперь талантливого мага-выскочку ненавидели все чародеи, а не один только Магический Совет.
Кстати, о последнем. Для него подобная выходка была всё равно, что пинком пониже спины. Разумеется, волшебники не ограничились одним только исключением своенравного неуправляемого чародея из Совета. Была предпринята очень сложная, муторная и трудоёмкая процедура низложения, в которой наотрез отказались участвовать Золдан и Алех, считавшие столь крутую меру необоснованным психозом. Действительно, при всех недостатках Тороя он вовсе не был стремящимся к власти тираном, и даже не претендовал на высокое положение, собственно и на всеобщее уважение ему было плевать… Он даже не стал делиться с чернохитонщиками знаниями, которые получил во время прохождения обряда Зара. Иными словами, Совет он ни в коей мере не подставил. Напротив, дал магам хорошую фору. Проще говоря, всё к чему стремился этот любитель эпатажа – знания. Конечно, малый был аферистом, но всякий хороший маг, прежде всего интриган. Однако, как и следовало ожидать, к слабым увещеваниям Алеха и Золдана, а также их измышлениям о том, что врага нужно знать изнутри, и прохождение обряда Зара магом – очень полезный для волшебников опыт, Совет не прислушался. Протест двух магов привёл только к тому, что оба они оказались в длительной опале, а сам процесс низложения состоялся с задержкой в сутки.
Проще говоря, коллективным решением 20 сильнейших магов, Тороя лишили возможности использовать Силу. Последний раз подобную процедуру произвели триста шестьдесят семь лет назад, когда был низложен Рогон, но того-то хоть было за что… Впрочем, хорошо, что Тороя не казнили, а ведь подкидывал змей Яктан такую идейку…
Главной же загадкой всего случившегося был и оставался странный поступок Тороя в отношении чернохитонщиков. Почему маг так бесстыдно обманул чернокнижников, которые горели желанием заполучить его в свои ряды? На этот вопрос не мог ответить никто, ни некроманты, ни маги, ни сам Золдан. Что творилось в голове у Тороя для всех так и осталось тайной.
Но вот Золдан, не без труда вырвавшись из плена воспоминаний, в очередной уже раз с чувством щемящей грусти посмотрел на греющегося возле камина молодого человека – пленника – которого старый чародей должен был по закону передать в руки палача за содеянные преступления.
Торой спиной чувствовал усталый взгляд наставника, но повернуться и, тем более что-либо сказать, у бывшего мага не было сил.
– Мальчик мой, – назидательным старческим голосом начал Золдан, – как ты мог попасться в эту старую, как мир, ловушку? Ведьмин Гриб… Ну надо же! – чародей усмехнулся.
Молодой маг, не поворачиваясь и с трудом сдерживая вызванное ознобом клацанье зубами ответил:
– Ты же знаешь, в результате стараний вашего хвалёного Совета я не могу больше колдовать. Заклятие низложения, наложенное двадцатью сильнейшими магами, не под силу разорвать даже мне.
– Ты сам виноват, самоуверенный юнец! Неужели ты думал, что сможешь морочить голову такому количеству чародеев? – удивился и даже несколько вспылил Золдан.
Торой повернул бледное, покрытое бисером пота лицо к наставнику:
– Да. Именно так я и думал. Но вы оказались глупее и, самое главное, беспринципнее, чем я ожидал. Известно ли многоуважаемому Совету, что обряд низложения (кстати, весьма болезненный и унизительный) взят из Чёрной магии? За изучение которой, к слову говоря, у меня и отобрали Силу?
Золдан нахмурился и сделал неуверенную попытку обелить своих коллег:
– Совет вправе обезвредить опасного для общества колдуна, коим ты на тот момент и являлся.
– Нет. И ты это знаешь. Поэтому вы с Алехом и отказались принимать участие в этом фарсе.
– Мы отказались потому, что любили тебя, как сына! – в ярости прогремел на всю комнату маг.
Торой вскочил с пола и сверкнул глазами:
– Меня могли попросту исключить из Совета и предать анафеме, объявив в сговоре с нечистью и чёрными магами! Но за что меня лишили того, что дано мне от природы?! Это всё равно, что отнять обычному человеку обе ноги, решив, что они бегают быстрее, чем ноги остальных людей! Или ты скажешь, что история не знала подобных мне отщепенцев?! Что плохого в том, чтобы изучать чёрную магию? Ведь я ни разу не направил свои знания во вред людям, не сделал ничего, что позволило бы считать меня настолько опасным!
Старый маг ссутулился и замолчал. Крыть было нечем. Долгими одинокими вечерами он и сам часто задавал себе все те вопросы, которые только что с яростью бросил ему в лицо ученик. И вправду, почему именно Тороя лишили Силы? Он не собирал армии на битвы, не страдал идеей мирового господства, не губил людей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики