науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


И ученик Золдана смертельно пожалел о том, что не может вызнать у волшебника все подробности давешней магической сшибки, узнать, наконец-то, правду.
– В общем, слушай. Зеркало это, как гласят легенды, было создано для волшебников, оно, якобы, могло показывать то, что волшебники видят только внутренним взором. Скажем, подходишь ты к зеркалу, а оно отражает твою волшебную сущность и сразу видно по сполохам силы, кто ты – маг, человек или колдун какой. Это зеркало хотели рассечь на десятки сотен маленьких осколков и передать их гвардейцам, чтобы те ловчее изобличали чернокнижников. Но потом что-то не срослось, то ли мастер совершил ошибку, то ли само зеркало, как и все зеркала, оказалось непокорным. Говорят, будто, работу над своим творением искусник начал, когда его жена была в ожидании, а закончил, когда она умерла в родах, оставив мужу новорожденного первенца. Может быть, сам искусник от горя вложил в своё творение не то, что следовало. Короче говоря, зеркало не оправдало себя. Его бы, наверное, разбили, но оно, к сожалению, не попало в руки волшебников – Гиа, совсем тронувшись рассудком от горя, исчез в неизвестном направлении, прихватив с собой и проклятое зеркало и младенца. Так их и не нашли.
Торой жадно слушал старинную легенду, но по-прежнему ничего не понимал. Наконец, устав вникать, спросил напрямик:
– Рогон, так что же это за зеркало? Какое в нём проклятье?
Великий маг грустно улыбнулся и ответил:
– Вместо того чтобы только отражать чужую Силу, зеркало жадно её поглощает, а при проведении должных обрядов и вовсе может вытянуть Могущество вместе с жизнью. Ну, во всяком случае, так про него говорили.
Торой откинулся к стене – округлые брёвна избы больно впились в спину, но чародей этого не заметил. Он вспоминал «Перевёрнутую подкову», уродливое зеркало на стене и барную стойку, за которой день ото дня принимала посетителей жизнерадостная Клотильда.
– Стало быть, зеркало может низложить многих магов? – Уточнил волшебник.
Рогон кивнул. И вдруг, в эту самую секунду, Тороя совершенно некстати словно потянуло прочь из тела – убогая комната поплыла перед глазами, утрачивая точность очертаний, откуда-то издалека донеслись неразборчивые гневные призывы и, как будто, пощёчины. Люция пыталась разорвать чары! Перепугалась небось крепкому сну волшебника и теперь пытается его «вызволить» из лап коварного Рогона.
– НЕТ! – Торой буквально впился взором в соединяющие его и Великого Мага нити Силы. Вот одна из них лопнула, не выдержав напряжения, за ней другая, потом третья. Волшебник сделал попытку удержать рвущиеся чары, и неимоверным усилием воли ему это удалось. Вцепившись в широкие плечи Рогона и едва ли не намертво прирастая к магу, Торой пеленал и опутывал себя и своего собеседника новыми и новыми нитями Могущества.
Так дико волшебник не чувствовал себя никогда в жизни. Ему померещилось, будто при одном сознании его тело словно раздвоилось – Торою одновременно казалось, что он куда-то бежит и струи дождя хлещут его по лицу, и в то же самое время, он чувствовал (хотя и чуть менее явственно) тепло очага, плечи Рогона под своими ладонями и дощатый пол под неподвижными ногами.
В свою очередь Великий Маг тоже вцепился в собеседника, не позволяя заклинанию развеяться.
– Торой, – кричал он из какой-то смутной дали сквозь вой ветра, шелест дождя и звонкое хлюпанье луж, – зеркало может уничтожить только последний из рода Создателей! Я думаю это тот самый мальчик, за которым охотится ведьма. Зеркало нужно, понимаешь, нужно уничтожить, иначе случится беда, могут…
Голос стал ещё глуше и продолжил стремительно удаляться, так что последние слова поглотило невнятное эхо. Руки Рогона также постепенно утрачивали плотность, становясь полупрозрачными руками призрака. А кто-то (да чего там гадать, ясно кто – Люция) тем временем неумолимо тянул сознание Тороя прочь из сна. Но волшебник всё ещё цеплялся за смутные обрывки сновидения, всё ещё тянул к ускользающему магу тонкие нити своей Силы. Ещё одной встречи у них не будет. Никогда. Значит надо успеть, надо успеть спросить едва ли не самое главное.
– Рогон! – Яростно проорал волшебник вслед исчезающему призраку, – Рогон, кем был Алех? Кем был эльф Алех?!
Великий Маг тремительно таял в воздухе, словно бы уносимый порывом ветра. Стены избушки ринулись прочь, исчезая в темноте, крышу, будто снесло ураганом, вот растворилась в воздухе немудрёная обстановка комнаты, а потом откуда-то издалека всё-таки донёсся ответ волшебника:
– Алех? Алех был отличнейшим ведьмаком…
И снова Тороя захлестнуло двойственной чувство, будто он одновременно стоит на месте растворившейся избушки и в то же самое время куда-то бежит сквозь дождливую ночь. А потом всё это утратило важность, поскольку рассудок мага затрясся, словно в истерике.
Алех был ведьмаком? АЛЕХ? Друг и ученик Рогона, который прекрасно знал о появлении в будущем Тороя, о зиме, ведьме и мальчике, а также о зеркале… Алех был ведьмаком! Торою показалось, будто ещё немного – одну-две секунды – и его рассудок просто не выдержит – нити Силы лопались одна за другой, болезненно отпуская диковинный сон. О, Сила Всемогущая, почему, почему он, Торой, мог так заблуждаться, полагая, будто Гелинвир погубила именно ведьма? Почему не ведьмак? Как он мог даже не допустить мысли о том, что Мирар усыпил мужчина, а вовсе не женщина? А та битва, когда пришлось останавливать дождь? Он ведь не видел лица той, с которой столкнулся, да и если бы видел… Что толку? Всё равно за долю секунды ничего не поймёшь. Что же касается облика колдуньи (точнее, колдуна) под внутренним взором, то на таком расстоянии, да ещё с помощью друзей-чернокнижников при желании можно запросто исказить оттенок Силы. Да и наверняка гроза являлась лишь обходным манёвром, Алех, скорее всего, устроил её только для того, чтобы выяснить, остался ли в Гелинвире хоть один живой волшебник.
Мир крутился и плыл перед глазами, а Торой всё никак не мог вынырнуть из пучины странного полусна-полубреда, он покорно бежал куда-то сквозь ночь, но всё ещё не мог разлепить глаза и вернуться в реальность, словно какая-то неудержимая Сила ещё не хотела отпускать его.
* * *
Люция ещё не закончила читать гортанное заклинание, а маг уже обмяк в своём кресле и глубоко уснул. Девушка прилежно дочитала словоречие и скептически уставилась на волшебника – ничего не скажешь, поколдовали.
– Спит. – Не поверила своим глазам колдунка, – спит, как старый конь!
Она даже потрясла мага за плечо, но, увидев, как безжизненно упала на грудь его голова, поспешно убрала руку – стало быть, в этом и заключалось волшебство – усыпить Тороя и отправить его в мир снов, где он, по всей вероятности, и встретится с Рогоном.
Ведьма пожала плечами – надо так надо.
– Ну что, парни, у нас куча свободного времени. – Она хлопнула в ладоши. – Кстати, Элукс, не хочешь меня нарисовать?
Вопрос был своевременным, при слове «нарисовать» юный художник вскочил со своего места и, взяв колдунку за руку, отвёл её на низенький диванчик, там усадил, расправил складки платья. Осторожно, кончиками пальцев, повернул подбородок, а потом поманил к себе Илана. Заинтригованный мальчишка тут же устроился у ног ведьмы. Элукс отошёл на полшага, любуясь полученным результатом. Видимо, его всё удовлетворило, поскольку он, по-прежнему молча, уселся напротив и приступил к рисованию.
Люция скосила глаза, но ничего разглядеть не смогла, только макушку художника, склонившегося над бумагой.
Так прошло довольно много времени, Элукс азартно скрипел карандашом по бумаге, Люция величественно смотрела на огонь, а Илан время от времени зевал. Торой продолжал дрыхнуть… Наконец, ведьма, несмотря на немые протесты Элукса и его возмущённое мычание прервала творческий порыв – за окном уже сгустились сумерки, пора было ложиться спать.
Они заснули под сладкий шелест дождя и мурлыканье «кошеньки». Кошенька вообще мурлыкала очень громко и уютно.
«Интересно, что там снится Торою», – подумала Люция, погружаясь в сладкий сон.
Ведьме снилось, что она дома – в маленькой лесной избушке, орудует на кухоньке – готовит жаркое из зайца, в надежде поразить Тороя своим кулинарным мастерством. Вот уже и сковорода раскалилась на огне и пришла пора выкладывать на неё аккуратные кусочки мяса. И девушка, опасливо отстранясь от очага, чтобы не обжечься, бросает зайчатину кипящее масло, а масло возмущённо шипит и брызгается, причём, чем сильнее размешивает Люция жаркое, тем яростнее становится шипение. «Так не пойдёт. – Думает ведьма, – так не пойдёт, у меня же всё сгорит…» Она пытается снять сковороду с огня, но та принимается шипеть ещё яростнее.
Именно это свирепое шипение, становящееся с каждым мгновением всё неистовее и громче, разбудило спящую. Люция испуганно распахнула глаза, прогоняя остатки сна. Однако шипение раскалённого масла и не думало никуда исчезать!
Несколько мгновений колдунка слепо таращилась в темноту, а потом разглядела на фоне мерцающих оконных стёкол воинственно изогнутый силуэт «кошеньки». Трёхцветка свирепо шипела, скребя когтями мраморный подоконник.
– Киса? – Испуганным шёпотом позвала ведьма. – Киса…
Кошка шарахнулась, испугавшись неведомо чего, а потом сиганула девушке прямо на живот, заставив ведьму болезненно охнуть.
– Да что с тобой? – Люция поспешно встала и подошла к окну. Кошка беспокойно припустила следом, путаясь под ногами и призывно мяукая.
– Тихо ты! – Шикнула на неё девушка, – Разбудишь всех.
Словно поняв сказанное, трёхцветка молча запрыгнула на подоконник и, вытянув шею, уставилась в окно.
Колдунья тоже вглядывалась в темноту с огромным интересом – чего там могло привидеться всегда спокойной кошке, что она принялась шипеть с этакой злостью?
– Я ничего не вижу. – По-прежнему шёпотом сказала ведьма трёхцветке.
За окном и впрямь ничего не изменилось – лишь продолжал занудно сыпать дождь, поливая мостовую, воздушные тротуары, здание Академии и округлый купол Залы Собраний. Ведьма прижалась лбом к стеклу, стараясь как следует разглядеть и ту часть площади, которая располагалась прямо под окнами покоев.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики