науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он умер. – И в его голосе было столько искренней и щемящей боли, что разъярённая отчаянием ведьма ослабла и беззвучно затряслась.
– Можно. – Негромко уронил от дверей взявший себя в руки Зэн-Зин. – Когда он умер?
Итель оторвалась от Алеха и сквозь душившие её слёзы прошептала:
– За секунду до того, как вы вошли.
С узкоглазого чернокнижника словно спало оцепенение. Он ринулся к Рогону, неуловимым движением, в котором крылось столько силы, сколько никак нельзя было угадать в невысоком тщедушном теле кин-чианца, перевернул костенеющее тело и рывком выдернул из чернеющей раны безобразный нож. Оружие было отброшено в сторону, как ненужное. А чернокнижник заговорил быстро-быстро, однако громко и внятно:
– Человека можно вернуть к жизни в течение одиннадцати минут после смерти, это очень сложно, но однажды у меня получилось. Получится и сейчас. Кто из вас готов поделиться с ним собой?
Алех безмолвно опустился рядом и протянул чернокнижнику руку. Да чёрная магия, это вам не волшебство, она безвозмездной не бывает, если хочешь что-то получить, то сначала должен что-то отдать. Зато этот обмен открывает такие горизонты, которые простому «правильному» волшебству и не снились. Уж во всяком случае, будьте уверены, ни один чародей не может оживить покойника.
– Я поделюсь. – Решительно и жёстко ответила Итель. – Отойди, Алех.
Эльф поднял на неё полные муки глаза и тихо сказал:
– Ты хоть знаешь, на что идёшь? Это состарит тебя за считанные годы. Итель…
– Я поделюсь. – Прервала его ведьма и опустилась на пол рядом с бездыханным мужем. – Твоя Сила понадобится нам ещё не раз, а от меня, какой прок?
Он замолчал и отступил. Она была права. И Алех это понимал. А ещё понимал, что он единственный, кто сможет защитить друзей в случае какой-то новой напасти. Как-никак Зэн-Зин сейчас выложится без остатка, да и Итель тоже, а он – бессмертный эльф со способностями как к ведьмачеству, так и к магии, должен будет уберечь их – беспомощных и испитых до дна колдовством. Ему ли без толку разбрасываться собой? Какой смысл возвращать человека к жизни, если не сможешь оборонить его, пока он не окрепнет?
Зэн-Зин тем временем вложил здоровую руку Фиалки в мёртвую стылую ладонь Рогона. Ведьма стиснула её, дрожа от нетерпения, и почти сразу же почувствовала, как между ней, чернокнижником и убитым магом протянулись незримые потоки Силы. А потом колдун подцепил переливающуюся лиловым нить жизни Ители и потянул…
Ничего ужаснее она ещё не чувствовала – казалось, будто вполне ясное сознание силком выуживают из сопротивляющегося тела. Ладонь, сжимающая руку чернокнижника, налилась нестерпимым жаром, словно ведьма держала её над открытым пламенем. Чтобы хоть как-то приободрить себя и набраться мужества Фиалка посмотрела на любимого мужчину. Это было последнее, что она увидела.
* * *
Итель открыла глаза и через силу улыбнулась – солнечное утро на окраине флуаронского леса было безмятежным и прекрасным. А воспоминания… Что ж… Это всего лишь воспоминания. И ничего в них не изменишь.
Лагерь по-прежнему спал. Та, которую любимый ласково называл Фиалкой, погладила ладонью шершавый сосновый ствол. Лес… Родной дом, где всегда можно найти спасение, утешение и покой. И хотя вокруг не было ни единой бодрствующей души, красавица колдунья буквально кожей почувствовала чужой взгляд. Острое чутьё бывалой ведьмы без труда определило, кому этот взгляд принадлежит.
– Доброе утро, Алех. – Негромко и певуче произнесла она. – Я уже близко.
Он, конечно, не услышит её. Но легко сможет прочесть эти нехитрые слова по губам.
* * *
За десятки вёрст от Флуаронского Приграничья, в комнате одного из покоев Гелинвира белокурый эльф выронил из рук старое уродливое блюдо. Тарелка упала в мягкий ворс ковра, и прекрасное изображение, покрытое сеткой трещин, погасло.
– Не может быть… – Прошептал Торой и ошеломлённо посмотрел на Люцию.
Колдунка с интересом наблюдала за картинкой в блюде и, когда она пропало, разочарованно вздохнула.
– Кто это?
Вопрос был обращён к Алеху, но тот промолчал, задумчиво и отрешённо глядя в пол, поэтому ответить пришлось Торою.
– Полагаю, это наша ведьма.
– Да ну? Такая хорошенькая?!
Судя по всему Люция считала, что злодейка никак не может быть красива.
Волшебник же вспомнил о том, как очнулся в повозке. Вспомнил ласковые руки и полные любви глаза, а также упавший камнем вопрос: «Где мой муж?» Нет, нет, это не как не может быть она! Тогда кто? Прапраправнучка, похожая на свою прародительницу, как две капли воды? Исключено. Или нет?
– Алех, боюсь даже предположить, но, кажется, я однажды видел это лицо… – Неуверенно начал Торой.
– Да. – Тихо сказал эльф и спрятал разом постаревшее лицо в ладони. – Это она. Итель.
– Кто? – Хлопнула глазами Люция.
– Итель. Жена Рогона. – Голос бессмертного звучал глухо.
– Да ну… – С искренним недоверием протянула колдунья и повернулась к волшебнику за уточнением. – Та, которую ты видел в повозке?
Маг кивнул, и тогда она спросила, кивнув на блюдо:
– А при чём здесь тарелка и моя бабка?
Маг пожал плечами и посмотрел на совершенно убитого Алеха.
– Знаешь что, – сказал, наконец, Торой, – было бы здорово, если бы ты нам всё объяснил. Потому что я тоже никак не возьму в толк, при чём здесь бабка Люции, зеркало Клотильды и жена Рогона, которая, если я не ошибаюсь, должна была умереть чуть не триста лет назад.
Эльф, по-прежнему пряча лицо в ладонях, помертвевшим голосом ответил:
– Всё очень просто. Жена Рогона была лефийкой.
У Тороя отсох язык. А что тут скажешь? Полукровки большая редкость, тем более, бессмертные. Нет, полукровок с внешностью эльфов на самом-то деле встретить ещё можно, как-никак унаследовать внешность куда проще, чем бессмертие, а мезальянсы были есть и будут во все времена… Но лефийцев, получивших вместо эльфийской внешности бессмертие! Таких ничтожно мало. И не принимали их ни люди (ага, примешь, пожалуй), ни эльфы (ну, эти-то просто брезговали). И сразу же совершенно не к месту всплыл в памяти негодяй Йонех вместе со своим внучком-лефийцем, которому Торой подарил (точнее продал) Вечность. Тут же вдруг подумалось и вот ещё что: «А Йонех-то, пожалуй, удавится – сделал-таки внучка настоящим эльфийским магом, а теперь от волшебства, стараниями Ители, и не осталось ничего». Мысль была глупой и, самое главное, совершенно неуместной.
– Ты хочешь сказать, что Итель – бессмертная? – Глупо уточнил он.
Алех кивнул. Люция ойкнула и посмотрела на Тороя круглыми от удивления и ужаса глазами.
– Тогда почему тебя удивил тот факт, что она жива? – Волшебник совершенно растерялся.
Эльф, наконец-то, убрал ладони от побледневшего лица и ответил:
– Видишь ли, друг мой, это так долго рассказывать, что я даже не знаю с чего начать. – Он и впрямь выглядел растерянным.
– Тогда начни с того, при чём здесь моя бабка. – Резво встряла колдунка. – Потому что я не понимаю, как у неё оказалась тарелка. Ведь ты её сделал для жены Рогона?
Он снова кивнул и с трудом произнёс:
– Твоя бабка и есть Итель. Чего тут объяснять-то?
Ведьма зло топнула ногой и зашипела:
– Моей бабке, конечно, сто лет в обед, но уж никак не триста. Да к тому же её сожгли много седмиц назад! Я не вижу связи.
Торой, растерянный, словно мальчишка, поочерёдно переводил взгляд с одного спорщика на другого и всё силился, силился понять – в чём же соль случившегося. Не получалось.
– Я же говорю, всё так запутанно. – Простонал бессмертный, а потом дёрнул себя за продолговатое ухо и сказал. – Ладно, расскажу вам всё по порядку. Слушайте и не перебивайте, когда закончу, будете задавать вопросы.
Несколько секунд он молчал, собираясь с мыслями, а потом заговорил. Тихий голос лился и журчал – эльфы непревзойдённые рассказчики, а уж если бессмертный рассказывает о жизни легендарного мага… И вовсе заслушаешься.
* * *
«Когда я познакомился с Рогоном, он был известным и подающим большие надежды волшебником, а я эльфийским лоботрясом. Семья моя не влиятельная и не богатая, да ещё ко всему ваш покорный слуга был в ней далеко не любимчиком. Такое случается. Я рано покинул дом, много странствовал, а потом и вовсе пошёл по кривой дорожке – имея хорошие способности к магии, занялся ведьмачеством. Почему? Понравилось. Всё, связанное с природой, растениями и животными, эльфу освоить проще простого. Да и, если в магии никогда не шагнёшь дальше назначенного тебе естеством предела, то в колдовстве можно совершенствоваться всю жизнь, становясь с каждым годом только сильнее.
И вот, в то время как я корпел над знаниями ведьмака, Рогон в совершенстве постиг науку магии. Он был любопытным, он старался познать всё – природу Силы, её проявления, возможности… В Гелинвире, где он успешно окончил Академию, ему быстро наскучило и талантливый ученик, несмотря на сильное недовольство своего наставника, покинул крепость. Его отпустили, потому что глупо удерживать того, кто всё равно сбежит при первой же возможности.
Вы, конечно, не знаете, но до Аранхольдовых войн, к которым я ещё вернусь, у ведьм и колдунов тоже были наставники и даже отдалённые пустыни, где чернохитонщики обучали новую смену. Маги всячески с этим боролись, но в те годы им, пожалуй, не доставало рьяности. А потому у чернокнижников тоже имелись наставники и даже своя Гильдия, которая была для Совета ну, точно кость в горле.
Конечно, почуяв свободу Рогон первым делом начал разыскивать кого-нибудь из колдунов, кто бы позволил ему попасть в одну из пустыней в качестве ученика. И попал-таки. Там мы и познакомились. В моей пустыни обучали ведьмаков. Рогон всё схватывал на лету, а потому задержался у нас недолго. Но мы успели сдружиться. Наверное, потому, что были ровесниками. Эльфы-то меня всерьёз не принимали, для бессмертных двадцатилетний возраст – это что-то давно забытое и неимоверно глупое. А для людей – самое то.
Скоро мой новый друг покинул пустынь и отбыл к чернокнижникам. Его встречали хотя и настороженно, но всё-таки с радостью – обучать того, кто легко постигает любые, даже самые сложные таинства – одно удовольствие.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики