науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ну, подходи, подходи! – Отчаянно вопила она, лупя бестелесную темноту. – Я тебе так наподдам!
Сверху отчаянно голосил внучок зеркальщика.
Сквозь зажмуренные мокрые ресницы ведьма увидела, как жуткая тень (утратившая, кстати, очертания летучей мыши) двинулась вперёд.
«О, Силы Древнего Леса, – взмолилась в последний раз Люция, – Помогите мне вспомнить хоть какое-то заклинание, чтобы защитить мальчишек! Обещаю, что за это я прочитаю и выучу наизусть все заклинания, какие только есть!» Но Силы Древнего Леса остались бесчувственны к мольбе. Глухие безысходность и ужас захлестнули девушку с головой. Она отчаянно завизжала и с удвоенно яростью принялась молотить воздух перед собой. Болотный огонёк яростно переливался в дождливой пелене.
«Всё. – Подумала колдунка. – Теперь точно… Всё».
* * *
И Люция снова беспорядочно замолотила руками по истекающему ливнем полумраку. Чёрная тень скользнула с небес, рассекая завесу дождинок рваными крыльями. И тут-то заходящаяся от ужаса девушка вдруг поняла – это мчится к ней с необозримой чёрной высоты ужасный Тать! Страшный привратник Мира Скорби, крадущий души умирающих колдунов. Бабка говаривала, будто сильная ведьма может обмануть первородного демона и избегнуть его мучительных объятий – достаточно лишь скользнуть под страшными кожистыми крыльями, похожими на мокрые простыни, стегнуть Татя древним заклятьем и перепрыгнуть страшную пропасть, отделяющую Жизнь от покойной Вечности. Но, увы, та колдунка, которая не сможет противостоять привратному стражу, как есть угодит в удушливые объятия его крыльев и будет утащена на самое дно Пропасти, туда, где нет ни солнца, ни света, а один лишь бездушный камень в изломах да трещинах. И бродить неприкаянной душе среди этих камней и искать путь к благодатному покою… Вечно.
От осознания эдакой унылой будущности Люция совершенно отчаялась, и её душераздирающий визг стал ещё громче. Девушка-то ведь не знала древних заклятий (да и не вспомнила бы их сейчас, даже если б выучила в своё время), не отличалась ловкостью, а прыгать через пропасти и вовсе не умела… Однако быть утащенной на дно жуткой Бездны колдунье вовсе не улыбалось и она приняла мужественное решение навешать страшному Татю таких тумаков, чтобы он, если и спеленал затравленную жертву страшными крыльями, так при этом хоть помучался.
Резкие порывы ветра с каждым мгновением усиливали дождь, волнами несли его вперёд, швыряли о стены зданий и изогнутые арки воздушных мостовых, не позволяя видеть дальше, чем на пару шагов. Дробные капли шелестели по лужам, стегали камни мостовой и своим шорохом совершено мешали слышать происходящее поблизости. Это ничуть не смущало колдунку, которая продолжала воинственно размахивать руками. Насквозь промокшая сорочка прилипла к телу и теперь сковывала движения, так что Люции казалось, будто кожистые крылья Татя уже заключили её в удушливые объятия. Девушка продолжала отчаянно бороться с пустотой, поскольку неизвестный и страшный противник на самом деле по-прежнему не спешил нападать.
А спустя полминуты бестолкового размахивания кулаками ведьма решилась-таки открыть зажмуренные до боли в переносице глаза. И что же она увидела? В подсвеченной болотным огоньком пелене дождя у противоположного края мостовой топталось, тяжело дыша, бесформенное Нечто. Если же как следует приглядеться становилось понятно, что наводящий ужас Тать – на самом деле всего лишь высокий человек, облачённый в просторный плащ. Сейчас этот человек стоял, склонив покрытую капюшоном голову, и упирался руками в колени – пытался отдышаться после долгой гонки. Отдуваясь и пыхтя, неизвестный преследователь не без уважения прохрипел:
– Ну, ты быстра, девонька…
Голос был мужской, но простуженный и сиплый. Наконец, человек в чёрном плаще выпрямился и откинул с лица капюшон.
Люция, зажмурилась, не желая видеть чудовища, скрывающегося под бесформенной одеждой (а такой противный голос мог принадлежать только чудовищу), и тут же поняла – неизвестная опасность стократ страшнее известной. Посему ведьма мужественно решила встречать неотвратимость лицом к лицу и глаза всё-таки распахнула.
Против всех страшных ожиданий колдунье открылось красивое холёное лицо. Слишком красивое и большеглазое, чтобы быть человеческим. А потом девушка разглядела выглядывающие из-под светлых волос продолговатые уши. Эльф. Люция ожидала увидеть какого угодно монстра, любое чудовище, даже кхалая, но только… Только не красивого нелюдя!
Тут надо сказать, что деревенской ведьме ещё ни разу в жизни не доводилось встречать бессмертного. Она, конечно, слышала об их красоте и о диковинных ушах, а также о том, что люди пренебрежительно называют эльфов остроухими. Собственно, именно поэтому, девушка наивно полагала, будто эльфийские уши чем-то похожи, скажем, на беличьи – эдакие острые, настороженно торчащие и украшенные кисточками… Однако на деле уши нелюдя в точности повторяли форму человеческих, разве только были заметно крупнее и вытянутей.
Засмотревшись на диковину, Люция совершенно позабыла о том, что незваного гостя нужно бояться. Собственно, вымотанный эльф и не производил впечатления коварного злодея. А потому девушка с жадностью обшаривала запыхавшегося нелюдя глазами, и только стена дождя мешала ей как следует разглядеть занятную невидаль.
– Еле за тобой угнался. – Тем временем снова просипел бессмертный.
Вот тут к колдуке и вернулась способность мыслить. Девчонка, наконец-то, осознала – перед ней как-никак стоит давешний преследователь, похожий на демона Татя и неизвестно на кой ляд гнавшийся за своими жертвами. От неожиданно всколыхнувшегося страха замёрзшую ведьму бросило в жар, а потом снова в холод. В конечном же итоге девушка отчаянно закричала сквозь дождь имя своего единственного заступника:
– Торо-о-о-ой!!!
Однако этот безнадёжный призыв в очередной раз не был услышан. Маг по-прежнему безучастно стоял рядом и таращился пустыми глазами в дождливую темноту. Зато Тать, а точнее эльф, от которого испуганно пятилась девушка, услужливо выдохнул:
– Позволь-ка, я тебе помогу.
И тут же холёная рука, унизанная кольцами, взяла бесподобный замах, а в следующую секунду оглушительный звук пощёчины эхом отозвался в закоулке. Удар был очень сильным. Люция бы так точно не смогла.
Голова Тороя дёрнулась от чудовищной оплеухи, и даже в зеленоватом полумраке было видно, как заполыхала его щека. Но ещё прежде, чем волшебник открыл глаза, его кулак молниеносно рванул вперёд.
«Да, – успела подумать Люция, – может, фехтовальщик из него и впрямь неважный, но удар поставлен что надо. И реакция отменная».
Эльфа отшвырнуло к противоположной стене тесной улочки. Не ожидавший такого поворота дел бессмертный мигом утратил свойственную его племени степенность и моментально превратился из умудрённого столетиями нелюдя в обиженного юнца:
– Да вы что?! Совсем ополоумели?! – Обиженно захрипел «Тать» и от боли заплясал на мокрой мостовой, держась рукой за ушибленную скулу.
– С ума посходили! – Продолжал он причитать и охать простуженным сиплым голосом, выписывая занимательные коленца. – Сперва какой-то дряни под ноги насыпали – чуть шею не свернул, потом тюком в голову запустили – едва на смерть не расшибся, а теперь с кулаками бросаетесь?!
– Люция, отойди от него! – Рявкнул Торой так повелительно, что даже эльф испуганно вжался в стену.
А уж ведьма, которая снова заметно утратила бдительность и теперь едва не смеялась над забавными прыжками и жалобными причитаниями холёного бессмертного (должно быть впервые в жизни получил в глаз), стрелой метнулась за спину своего волшебника. Уговаривать не пришлось – слишком властным был голос Тороя.
Выбежавшие из башни мальчишки тоже дружно порскнули в разные стороны. Вот так, в считанные мгновения получивший оплеуху бессмертный остался на мостовой в одиночестве.
Только воинственная «кошенька», шипя и фыркая, наскакивала на затравленного эльфа, примериваясь для сокрушительного прыжка, да ещё Торой стоял в опасной близости и враждебно смотрел на подскоки того, о ком совсем недавно говорил с Рогоном.
Алех имел вид потрёпанный и сконфуженный – под левым глазом стремительно наливался синяк, белокурые волосы безобразными патлами облепили изуродованное лицо, уши жалко топорщились. Эльф хватался ладонями за ушиб и, силясь не потерять равновесие, тщетно отбивался от разъярённой кошки, которая в клочья драла его нарядные штаны (а заодно и ноги).
По всей вероятности животина собиралась растерзать ненавистного возмутителя спокойствия, который обнаглел настолько, что посмел напугать её людей. При этом пушистой трёхцветке было решительно всё равно, что перед ней, как-никак эльф, то есть существо во всех смыслах обаятельное и всем четвероногим (да и двуногим тоже) симпатичное. Хищница разозлилась на бесцеремонное вторжение и вовсе не собиралась спускать такую наглость даже остроухому бессмертному, сколь бы ни был он испуган и сколь бы ни казался безобидным. Будь ты хоть феей с крылышками, а посягать на кошкиных друзей не рискуй. Судя по всему, эльф это уже понял.
– Да уберите вы её! – Хрипло взмолился он. И снова дрыгнул ногой, пытаясь отразить очередную «кошенькину» атаку.
– Киса, ко мне! – Илан хлопнул себя по колену и о, чудо, трёхцветка перестала наскакивать на незваного гостя. С исполненным достоинства видом победительницы она отошла к мальчикам и встряхнулась, словно бы говоря «Очень нужно. Не для себя стараюсь».
Люция подняла мокрую холодную кошку из лужи и прижала к себе, благодарно поглаживая по мокрой шерсти. Девушка хотела спросить у Тороя кто такой их неизвестный гость, но вместо этого только жалко чихнула – тонкая ночнушка уже насквозь промокла и липла к окоченевшему телу. Девушка чувствовала себя голой и несчастной, да ещё колени до сих пор тряслись от пережитого ужаса.
Торой, ни слова не говоря, сдёрнул с безвольного эльфа плащ и укутал продрогшую спутницу. Бессмертный открыл было рот, в попытке что-то сказать, но волшебник сделал неопределённый жест, словно затворил невидимую задвижку, и Алех не смог произнести ни звука – губы крепко-накрепко сомкнулись и теперь ночному гостю оставалось лишь мычать, таращиться на мага да испуганно вращать глазами без права на оправдательную речь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики