науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ах, ничего, ничего, пустое…
Однако Торой, не выныривая из пучины своих раздумий, звонко щёлкнул пальцами и в воздухе незамедлительно возник изрядно подмокший узел с вещами. Ведьма тут же принялась деловито рыться в своих пожитках. Впрочем, маг не обратил на происходящее никакого внимания. Ему даже не пришло в голову, что, по сути, он и сам, не прилагая никаких усилий, может вылечить Алехов фингал. Волшебник совершенно упустил этот момент, а гордый эльф, конечно же, не стал просить.
«Значит, Алех – лишь помощник Рогона, не он навёл эти страшные чары, которые коснулись минимум трёх королевств: Фриджо, Кин-Чиана и Флуаронис… Алех не врёт, иначе я разглядел бы его ложь. Да потом, он и впрямь начисто лишён Могущества. Если способности к колдовству спрятать ещё получится (при должном опыте и сноровке), то способности к магии не замаскируешь. Выходит, Алех не враг, если только он не в сговоре с таинственной ведьмой…»
– Алех!
Эльф поднял голову, отвлекаясь от сосредоточенного и прилежного смешивания трав, полученных у Люции.
– Что, Торой?
– Ты можешь поклясться клятвой бессмертного в том, что не причастен к произошедшему в королевствах, не знаешь того, кто устроил подобное и ни в коей мере не потворствовал и не потворствуешь случившемуся?
Остроухий ведьмак склонил голову к плечу и спокойно поинтересовался:
– Без этого ты мне не поверишь?
Торой отрицательно покачал головой.
Алех тонко улыбнулся и ответил:
– Правильно. – К эльфу постепенно возвращались прежние замашки бессмертного и умудрённого опытом столетий. – Что ж… Я клянусь тебе перед лицом Вечности в том, что не причастен к произошедшему в королевствах, не знаю того, кто устроил подобное, и ни в коей мере не потворствовал и не потворствую произошедшему.
Волшебник удовлетворённо кивнул, однако гаденькое недоверие всё-таки не изжило себя совсем. Торой прекрасно помнил, как несколько лет назад один эльф тоже давал ему подобную клятву, но при этом так умело, манипулировал словами, что умудрился обойти зарок.
– Торой… – Тихо позвал Алех. – Я не обману тебя. Всё, что я делал, я делал ради того, чтобы ты сохранил свои способности и не погиб от неведомых чар.
Маг нервно заходил по комнате:
– Допустим, я тебе верю, но в таком случае, ответь – зачем? Зачем ты так рисковал? Я – человек, а ты – эльф! Эльф не может рисковать всем ради человека, который в лучшем случае проживёт всего-то семьдесят или восемьдесят лет!
Бессмертный грустно улыбнулся, осторожно потрогал налившийся бордовым синяк и убеждённо ответил.
– Может. Мой лучший друг был человеком. Он умер три с половиной века назад, но мне до сих пор его не хватает.
Торой вздрогнул:
– Это ты о Рогоне?
– О нём. – И эльф повернулся к ведьме. – Люция, если у тебя есть златолист, можно добавить и его, он отлично заживляет.
И ведьмак пустился в пространный рассказ о лекарских свойствах болотного растения. Девчонка слушала, открыв рот, и заворожено наблюдала за умелыми действиями бессмертного колдуна. Он же, ничуть не смущаясь, ловко растирал в старинной ступке травы, неспешно читал заклинания и даже успевал пояснять каждое из своих действий, ну, ни дать, ни взять – наставник перед классом учеников-лоботрясов. Алех говорил неторопливо и понятно, время от времени с изящной небрежностью отбрасывал с плеч волосы и даже шутил. Люция против воли залюбовалась остроухим нелюдем, который, погрузившись в тонкости ведьмачьего искусства, утратил свойственную своему племени надменную спесь. Торой перехватил очарованный взгляд колдунки и усмехнулся – да уж, Алех настоящий эльф, при желании может без труда обворожить любую барышню, даже будучи украшенный синяком.
Маг отвлёкся, отыскивая глазами притихших мальчишек – Элукс и Илан давно уже навели порядок перед балконной дверью и теперь клевали носами на широкой тахте – между ними, недовольно посверкивая на эльфа глазами, лежала обсохшая «кошенька». Торой подумал о том, что неплохо было бы дать животине какое-нибудь имя, впрочем, она весьма бойко отзывалась на «кошеньку», а потому придумывание клички казалось делом излишним. Понаблюдав за бессмертным ещё какое-то время, пушистая трёхцветка решила, что после её сокрушительного нападения он присмирел и может считаться неопасным. Удовлетворённая этим фактом животина беззаботно зевнула и свернулась калачиком между двумя мальчишками.
А Люция, обрадованная появлением собеседника, который охотно отвечал на все её многочисленные вопросы, продолжала выведывать у эльфа тонкости колдовства.
– А как ты превратился в летучую мышь?
«Надо же, – приревновал незаметно для себя Торой, – а мы уже на «ты».
– Ну… – Замялся остроухий ведьмак, – Видишь ли… Это достаточно сложно, если ты в совершенстве владеешь умением летать на помеле…
Колдунка горестно вздохнула:
– Нет, не владею. Бабка не успела меня толком научить…
Алех на это только беззаботно пожал плечами:
– Я научу, если будет время. Думаю, за два-три года при должном старании ты всё освоишь…
Ведьма посмотрела на него едва ли не с обожанием.
– Алех. – Прервал идиллическую беседу Торой. – А как ты нас нашёл?
Эльф приложил компресс с наговоренными травами к синяку и, откинувшись на спинку кресла, ответил:
– Очень просто. Я всего лишь поставил себя на твоё место. И решил, что ты отправишься именно в Гелинвир – самое надёжное укрытие, как-никак. А потом, уже здесь, в Фариджо, я обнаружил след твоего волшебства – этот дождь. Он буквально весь пронизан импульсами магии. Ну и ещё я видел некую яблоню во дворе одной старой деревенской бабки…
Чародей улыбнулся, вспомнив Ульну.
За окном тем временем забрезжил рассвет. Алех опасливо покосился на высокие створки и тихо, с надеждой, спросил:
– Ты уже убрал тела?
Торой кивнул. Он знал, как сильно эльфы боятся смерти и всех её проявлений, а потому не удивился, услышав в голосе бессмертного плохо скрываемую дрожь.
– Алех, как ты думаешь, кто затеял всю эту канитель с зеркалом? Кому это могло понадобиться?
Бессмертный озадаченно помолчал, придерживая компресс, а потом со вздохом ответил:
– Не знаю. Нам остаётся только одно – ждать.
Торой вскочил:
– Но мы не можем ждать! Да и, самое главное, чего ждать? Ты знаешь? Кто бы и зачем это ни устроил, но он явно не сентиментальничает, а идёт к поставленной цели, невзирая на средства. Это жестокий и беспринципный человек, для которого смерть сотен неповинных людей – недостойная внимания мелочь. Честно говоря, я даже подумал, что это ты…
Алех насмешливо приподнял бровь, словно вопрошая, мол, чем обязан?
– Да потому, – ответил Торой на безмолвный вопрос, – что только эльфы могут вот так, безжалостно, вершить чужие судьбы, особенно, если это судьбы человеческие. А, когда Рогон сказал мне, что ты был ведьмаком, то…
– Можешь не продолжать. – Обиженно прервал его Алех, переплетя красивые пальцы, – Фантазия у тебя всегда была отменная. Могу представить, каким чудовищем ты меня возомнил.
Волшебник уныло кивнул. Люция присела на подлокотник его кресла и ободряюще потрепала по плечу. От эльфа не укрылся этот знак внимания, и он почему-то грустно вздохнул, как будто неожиданная ласка напомнила ему что-то не очень весёлое.
– Люция, если у тебя под рукой ещё есть травы, поделись, я приготовлю что-нибудь от горла. – Вежливо попросил бессмертный, которому уже порядком надоело хрипеть не своим голосом.
Юная ведьма проворно начала ковыряться в своём узелке, попутно вытащив из него давешнюю тарелку, при помощи которой Торой недавно наблюдал за Ихвелью.
Увидев тарелку, Алех отчего-то резво вскочил, совершенно забыв про компресс. Тряпка с травами шлёпнулась на пол, и Торой с удивлением увидел, что от синяка, так ловко наставленного им эльфу, не осталось и следа.
– Откуда у тебя это? – Сдавленным голосом поинтересовался ведьмак, поворачивая в руках колдовское блюдо то так, то эдак. – Откуда?!
Он буквально впился в девчонку глазами, требуя немедленного ответа.
– От б-б-бабки… – Испуганно выдохнула Люция и тут же принялась оправдываться, неправильно истолковав волнение Алеха. – Это моё, я не украла! Когда бабку сожгли, я…
– КТО? – Едва ли не взревел эльф. – КТО была твоя бабка?
Люция отскочила в сторону от сумасшедшего ведьмака, а на тахте проснулись и испуганно начали озираться сонные мальчишки, даже «кошенька» и та бодро встряхнулась, снова приготовившись к бою.
– Прекрати на неё орать, иначе наставлю тебе второй синяк. – Зло отчеканил Торой, которому совершенно не нравилось смотреть как Люция затравленно вжимается в стену.
Усилием воли эльф взял себя в руки и с расстановкой спросил:
– Люция, скажи мне, кто была твоя бабка?
Девушка растерянно захлопала глазами:
– Не знаю… Просто бабка… Старая ведьма, мы рядом с флуаронской деревенькой жили, ей меня подкинули ещё в младенчестве…
– Как? – Взвыл от нетерпения бессмертный, которого почему-то начала бить нервная дрожь. – Как её звали?
– Я не знаю! – В отчаянье крикнула Люция. – НЕ ЗНАЮ! Я называла её бабушкой, а деревенские или госпожой, или старой каргой – заглазно.
Торой, которому изрядно надоела вся эта истерия, схватил эльфа за плечи и круто развернул к себе, встряхнув так, что у бессмертного только зубы щёлкнули.
– Да объясни ты толком, в чём дело, хватит её пугать! Она не пленница, а ты не на допросе!
Люция испуганно хлопала глазами – вот так откровенно Торой заступался за неё впервые. Ведьме было и приятно и жутковато – ну как сейчас затеют драку?
– Прекрати! – Она отцепила Тороевы руки от плеч ведьмака.
Алех высвободился и, потрясая блюдом, словно шаман бубном, зачастил:
– Такая тарелка всего одна. Понимаешь, одна? И это я, я её сделал! Для женщины, которая была мне очень дорога. И это произошло три столетия назад.
Торой зло выдохнул и ответил:
– Я думаю, этой женщиной никак не могла оказаться наставница Люции. Она, конечно, была стара, но явно не настолько. Наверное, твоё блюдо просто украли или передали по наследству.
Алех смотрел на Тороя огромными, потемневшими от горя глазами. И это горе показалось волшебнику знакомым – такой взгляд бывает у того, кто навсегда потерял любимого человека.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики