науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Из оружия у него был только кинжал королевского стражника, а вот проверенный в стычках верный меч искусной гномьей работы остался в таверне, кроме того, его почти наверняка украла ведьма. Так Торой и оказался не подготовленным к ночным бдениям в большом городе.
Под покровом темноты мужчина бесшумно двинулся к башне с часами. Можно было, конечно, развернуться и драпануть обратно по переулку, откуда пришёл, но кем-кем, а уж трусом Торой не был. Эгоистом, упрямцем – да, но не трусом. Опять же, интересно, ради чего неизвестные злодеи оставили без света главную достопримечательность этой части города, предварительно усыпив весь Мирар? И всё-таки, следовало поторопиться… Торою хотелось, удовлетворив своё любопытство, как можно быстрее покинуть город. Низложенный маг до сих пор не имел ни малейшего представления о том, почему, в отличие от остальных обитателей столицы королевства Флуаронис, он до сих пор бодрствует? Вполне возможно, что странные чары подействуют на него с опозданием. Так не лучше ли подобру-поздорову унести ноги подальше от околдованного города?
Буквально в несколько шагов Торой достиг подножия Башни с часами. Здесь было также темно и тихо, как в переулке. Мужчина постоял в нерешительности, что дальше-то? Куда идти? Судя по звону, который он слышал, будучи под прикрытием каштана, звук шёл справой стороны. Низложенный маг медленно двинулся вдоль Часовой Башни, внимательно всматриваясь в потёмки. Наконец, из серого летнего сумрака вынырнули очертания небольшого дома – одна стена постройки, представляла собой стеклянную витрину, – видимо это был какой-то магазин, может быть, булочная?
Ученик королевского чародея посмотрел сквозь стекло в мрачные неосвещённые глубины дома и чуть не вскрикнул от неожиданности – из сумрака к нему медленно выплыло бледное лицо, обрамлённое складками капюшона… К счастью нервы у низложенного мага оказались достаточно крепкими, поэтому он сдержался и не завопил на всё королевство, тем более, что появившееся из темноты лицо было его собственным. Оказалось, за стеклянной витриной стояли зеркала.
Плюнув с досады, Торой хотел, было, махнуть на всё рукой и идти своей дорогой, но в это время резная дверь магазинчика со скрипом приоткрылась – жалобно звякнул колокольчик над входом, и снова воцарилась тишина. Бывший волшебник усмехнулся – стало быть, слух его не подвёл, звук разбитого стекла, действительно шёл отсюда. Флуаронис, конечно, королевство тихое и спокойное, но двери на ночь здесь всё-таки запирают. А тут в зеркальной лавке, хозяин как будто не боялся ни воров, ни прочих лихих людей.
Оглядевшись по сторонам, низложенный маг скользнул в магазин и аккуратно прикрыл за собой дверь. Снова хрипло брякнул колокольчик, заставив искателя приключений поморщиться. В лавке было темно, и в этой чёрно-сиреневой, мерцающей зеркалами темноте вырисовывались неясные очертания предлагаемого посетителям товара – трюмо, ширм и прочих женских радостей.
Торой постоял, дожидаясь, пока глаза окончательно свыкнутся с полумраком, ему совершенно не улыбалось напороться в темноте на какое-нибудь зеркало и с грохотом его разбить, привлекая в лавку неизвестных злоумышленников. Однако времени на привыкание не было, да и внутренний голос заставлял торопиться. Торой медленно обходил творения мирарского зеркальщика и всё это время рядом с низложенным магом кралось его отражение, то появляясь, то пропадая в сумеречных зеркалах. Мужчина старался не обращать на это внимания, но сам факт раздражал невыносимо – зеркала выныривали из темноты неожиданно, и также неожиданно в них появлялось отражение крадущегося чужака.
Бывший волшебник, со всем возможным хладнокровием игнорируя своего зеркального двойника, двинулся вглубь дома, без приключений миновал многочисленные гигантские образцы (предназначенные видимо для бальных зал или дамских будуаров) обошёл витрину, с выставленным в ней многочисленным товаром, затем стойку, за которой зеркальщик принимал заказы. На столешнице лежала толстая расходная книга и пара незаполненных квитанций.
За стойкой вдоль стены тянулись резные полки, заставленные зеркалами поменьше. Здесь были и достаточно крупные, и совсем миниатюрные образцы – такие, которые можно ставить на туалетный столик и такие, которые модницы носят в сумочке или кармане плаща.
Рядом со стеллажом, в стене обнаружилась неприметная низенькая дверь, разделявшая по всей вероятности магазин и жилую часть дома. Торой без колебаний толкнул её и, зажмурившись, замер на пороге – свет двух масляных ламп показался бывшему чародею почти ослепительным, после столь долгого блуждания впотьмах. Торой быстро сообразил, что к чему, и нырнул в комнату, спешно захлопывая за собой дверь.
Помещение, в котором он очутился, являлось, по всей видимости, крохотной гостиной, однако сейчас об этом было сложно судить наверняка.
По комнате были в беспорядке разбросаны самые неожиданные вещи – бельё, одежда, разорванные книги, разбитые фарфоровые статуэтки… В густом ворсе красивого ковра похрустывали осколки зеркала. Несколько стульев валялись сломанными, словно кто-то в ярости разбил их об пол. Даже обивка небольшой кушетки и та оказалась порвана так, что наружу торчали пружины, и клочья овечьей шерсти. Ящики красивого комода были распахнуты, отчего он приобрёл вид оголодавшего, разинувшего пасть монстра. А в центре всего этого кавардака, раскинув руки, на полу лежал пожилой мастер-зеркальщик.
Он был ещё жив и, увидев стоящего на пороге незнакомца, отчего-то улыбнулся блаженной, умиротворённой улыбкой. Торой опустился на колени рядом с распростёртым хозяином дома – в груди у зеркальщика, воткнутый по самую рукоять, торчал грубо сделанный нож. Кровь из раны сочилась медленно, словно нехотя, но было ясно – жить зеркальных дел мастеру осталось от силы несколько минут.
Низложенный маг склонился над стариком – тот беззвучно открывал и закрывал рот, силясь, что-то сказать. Наконец, собрав остатки сил, сражённый мирарец совладал с собой:
– Зеркало… Они забрали зеркало Клотильды, я взял его, чтобы вставить в раму… Я сделал… Красивую… Резную… Из морёного дуба…
Поняв, что старик бредит, Торой слегка похлопал его по щеке:
– Кто? Кто забрал зеркало?
Во взгляде зеркальщика, подёрнутого пеленой боли, снова появилось некое подобие осмысленности:
– Меня зовут Баруз. Кто ты? Что ты делаешь в моей лавке?
Торой терпеливо, с расстановкой, повторил свой вопрос, давая краткое пояснение произошедшим событиям:
– Баруз, на тебя напали какие-то люди, они забрали зеркало Клотильды. Кто они были, эти люди?
Зеркальщик шумно сглотнул:
– Это были не люди…
– Эльфы что ли? – Торой ожидал чего угодно, но только не этого. Эльфы – народ педантичный как в отношении поступков, так и в отношении морали, поэтому подвигнуть их на столь зверское убийство могли лишь самые чрезвычайные обстоятельства. И потом, нож под рёбра? Нет, эльфы для этого слишком эстеты. Они бы нашли более изящный и менее болезненный способ отобрать жизнь. Например, яд. Или, в худшем случае, стрелу.
Баруз тяжело вздохнул, по его лицу пробежала судорога, словно старик сделал попытку развеять липкий туман забытья, окутывающий его сознание:
– Это были кхалаи. Их привела ведьма. Женщины… Проклятые женщины… От них все беды, – зеркальщик хрипло засмеялся, смех причинял ему боль, а боль, хотя и рвала тело на части, возвращала трезвость мысли, – Они забрали зеркало Клотильды…
Зеркальщик сделал слабое движение рукой, призывая своего собеседника наклониться ниже. Торой склонил голову, стараясь не упустить ни единого слова – от сказанного Барузом могло зависеть очень многое.
– Маг, это зеркало волшебное, так сказала ведьма. – Старик устало отдышался, силы покидали его, говорить было всё труднее и труднее, – они пошли с ним на Запад. Время, время уходит… Вот. – Баруз неуклюже пошарил у пояса левой рукой и извлёк из кармана часы. – Следи за временем.
Зеркальщик, немеющей рукой схватил Тороя за рукав хитона и вложил в ладонь мага часы:
– Молю тебя об одном, спаси мою семью, кхалаи убьют их… Дом в соседнем переулке… Спаси… Мы не заслужили такой…
Баруз запнулся, тяжело и хрипло дыша. С каждым сказанным словом его речь становилась всё более невнятной, но он всё пытался произнести что-то ещё, и хотя глаза уже совершенно остекленели, губы пытались выговорить последнюю просьбу. Наконец, хватка морщинистых рук, вцепившихся в складки хитона низложенного мага, ослабла.
Торой в мрачной задумчивости посмотрел на безжизненное тело старого мастера. Странная ночь, слишком много непонятного за последние два часа…
В голове у низложенного мага царил полнейший сумбур – какое-то зеркало, Клотильда, кхалаи (откуда они только здесь взялись), ведьма… ВЕДЬМА! Баруз сказал, что кхалаев привела ведьма!
Бывший чародей даже застонал от ярости. Неужели? Неужели девушка с наивными зелёно-голубыми глазами была столь расчётливой интриганкой, столь циничной и беспринципной, что не погнушалась убийством беззащитного старика, наняв себе в соратники кхалаев?
Сидящего на полу мужчину даже передёрнуло от отвращения. Кхалаи – полу-люди, полу-рептилии. Твари, которые отдалённо похожи на человека. Вот только в отличие от людей, они лишены как сколь-нибудь твёрдых принципов, так и ценностей. Даже говорят кхалаи мерзко – с постоянным причмокиванием и каким-то змеиным присвистом. Но, разумеется, не это делает их непримиримыми врагами людей, эльфов, гномов и прочих разумных существ. Главная причина презрения к кхалаям – их извечная ненависть ко всему живому в сочетании с изощрённым интеллектом, страстью к деньгам и жаждой убийства.
Ещё из уроков и наставлений Золдана Торой усвоил, что эти мерзкие существа, хотя весьма и весьма малочисленные, крайне опасны, поскольку промышляют исключительно душегубствами. Кхалаи – превосходные наёмные убийцы и преследователи. Никто не умеет загонять жертву лучше, чем эти человекоподобные рептилии и никто не сможет чище провернуть заказное убийство. Да, кхалаи – та ещё дрянь…
Низложенный маг устало поднялся на ноги, стараясь не смотреть на мертвеца.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики