науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

) собираясь с духом, и, наконец, произнёс:
– Мне нужна твоя помощь.
Торой хмыкнул, давая понять, что подобная постановка вопроса его мало удовлетворила. Йонех снова покрутил кольцо на мизинце, заглянул в свою кружку, из которой так и не пригубил эля, опять посмотрел в окно, тяжко вздохнул, надеясь, что собеседник всё поймёт и не потребует дальнейших объяснений. Собеседник, конечно, понял и именно поэтому хотел услышать просьбу. Устный договор – уже договор, а вот, если договор не озвучен, то никто не мешает потом от него отказаться, выдав всё за досужие домыслы. Эльф, поняв, что сидящий напротив него маг с тёмным прошлым и беспросветным будущим не отступится, с натугой проговорил:
– Я хочу, чтобы ты подарил моему потомку бессмертие.
Торой едко улыбнулся:
– Я, если ты помнишь, низложенный маг. Поэтому ничего, кроме своих соболезнований подарить не могу. Силёнок нет. Кроме того, за проведение этого обряда и с тебя, и с меня Великий Магический Совет снимет шкуры и отдаст их самым злобным некромансерам, чтобы они наряжались в них для путешествия в мир Скорби. И ещё, обряд может убить твоего лефийца. Ты ж лучше меня знаешь, что чернокнижие чаще отнимает, чем даёт. Гарантии никакой нет.
Йонех поморщился от излишней скептичности в голосе собеседника:
– Я всё это знаю. Я долго думал и советовался с детьми. Мы согласны на любой риск.
Торой уважительно вскинул брови. Сила их всех побери, вот ведь беспринципные волшебники, любому некроманту фору дадут, несмотря на то, что белые! И своими шкурами рискуют, и жизнью младенца и даже добрым древним именем.
– Для проведения обряда нужны тринадцать кровных родственников-эльфов, один «жертвенный», желательно из самых близких, и глава семьи, который будет объединять и направлять Силу на ребёнка. Впрочем, думаю, ты и сам об этом знаешь.
Эльф, наконец-то, сделал большой глоток эля из уродливой глиняной кружки и кивнул. Торой заметил, что его виски блестят от пота:
– Да, знаю. Что будет с «жертвенным»?
Торой пожал плечами:
– Скорее всего, умрёт в процессе передачи Силы, но, если и выживет, то будет смертным, а значит, у вас на глазах в считанные мгновенья умрёт от старости и, скорее всего, даже зубов на память не оставит. Впрочем, – продолжил он невозмутимо, – не это сейчас интересует мою персону. Скажи-ка, Йонех, почему ты пришёл ко мне?
Эльф усмехнулся, но, помня, что от решения Тороя зависит будущее его семьи, от сарказма удержался:
– Тому несколько причин. Первая – ты знаешь все детали обряда, поскольку долгое время изучал Чернокнижие. И вторая – ты был в составе Великого Магического Совета, а значит, я могу взять с тебя соответствующую клятву, что ты не станешь трепаться направо и налево о нашей сделке, следовательно, дело не получит огласки.
На этих словах Торой усмехнулся:
– Я низложен, это избавляет меня от многих клятв.
Йонех скривил губы в подобии улыбки:
– У тебя есть наставник, поклянёшься его Силой. Если нарушишь обещание, сам знаешь, что Золдана низложат и выкинут за границы сопредельных королевств, а остальных его учеников лишат права наставничества. Учитывая, что подобную клятву может дать только маг, то я всецело на тебя полагаюсь. И это решает дело. Заключая сделку с тобой, я буду уверен в полной своей безопасности.
Низложенный чародей согласно кивнул. В конце концов, от него требовалась лишь ничтожная малость – быть проводником чужой Силы. Всё остальное сделают Йонех и его потомки.
* * *
Пока плакал ребёнок, у Тороя не было сил о чём-то думать. Пронзительные детские крики царапали сознание, мешая сосредоточиться. Новоиспечённому эльфу меняли пелёнки. Приёмная мать суетилась в центре огромной залы, где на полу в небольшой плетёной корзине лежал надежда и опора семейства Йонеха – трёхмесячный будущий маг. Пока же он был, скорее, лишь маленьким устройством по производству грязных пелёнок. Рыжеволосая эльфийка сноровисто обтирала младенца, тихонько напевая. Собственно, малыша, который только что вобрал в себя чудовищный поток Силы тринадцати своих родственников, песнопения матери явно не успокаивали.
Сыновья Йонеха, совершенно обессиленные сидели в креслах, расставленных вокруг плетёной детской колыбели, – лица у всех бледные, пальцы рук нервно подрагивают, обычно безупречные длинные волосы слиплись от пота. Из всех участников некромансеровского таинства только низложенный Торой чувствовал себя превосходно. Он-то и посматривал на волшебников с еле скрываемой усмешкой. Поняли, мол, что такое чёрная магия? Это вам не молнии из рукавов испускать… Риск больше, чем на поле битвы. Собственно, у бессмертных волшебников была возможность ощутить всю прелесть некромантии на собственной шкуре. Теперь недели полторы будут, как выжатые.
На низенькой оттоманке (которую эльфы по настоянию Тороя собственноручно приволокли из соседних комнат), откинув голову на спинку-валик, совершенно изнемогший, лежал «жертвенный». Живой, здоровый и даже, по-прежнему, бессмертный. Торой в очередной раз восхитился ловкости провёрнутой Йонехом интриги. Старый остроух продумал всё до мелочей. Собрал тринадцать сыновей для проведения обряда, а в качестве «жертвенного» использовал собственного внука, родившегося умственно отсталым лет триста назад. Как известно, на таких магия не действует. В итоге, эльф поделился с маленьким лефийцем бессмертием родственников, а сам при этом остался живым и здоровым.
Проще говоря, внук Йонеха выполнил функцию проводника – через него, под чутким руководством Тороя, многочисленные родственники вкачивали в маленького лефийца силу и долголетие.
Тем временем, остроухая рыжеволосая красавица закончила пеленать вопящего на все лады малыша и унесла его, вместе с грязными пелёнками и корзиной-люлькой прочь из залы. Воцарилась умиротворяющая тишина. Кто-то из эльфов громко и с облегчением вздохнул. Низложенный маг скептически посмотрел на еле живых бессмертных. Поняв, что от них сейчас не то, что благодарности, а даже и простого мычания не добьёшься, волшебник легко поднялся из кресла и направился в отведённые ему покои, решив, что вознаграждение за труд может прекрасно подождать до утра.
Один из сыновей Йонеха, кто именно, Торой так и не понял (все они были на одно лицо, аж оторопь брала) еле слышно произнёс:
– Спасибо, чернокнижник…
Низложенный волшебник обернулся, ничем не выдавая своего раздражения (надо же, буквально несколько часов назад его – лишённого силы – называли магом, а теперь, когда дело сделано, не стесняются в подборе нелицеприятных эпитетов):
– Вы сами это сделали, так что благодарность излишня. – С этими словами он покинул залу, оставив эльфов переваривать их непосредственную причастность к некромантии.
Аккуратно закрыв за собой высокую дверь, Торой направился прямиком в свои покои. Длинные коридоры старинного замка навевали на мага тоску обилием арок и мраморными мозаичными полами. Всё здесь было ажурное и изящное – искрящиеся в свете факелов колонны из прозрачного гномьего камня, резные карнизы под высокими потолками, затейливые орнаменты на стенах. Последние особенно действовали на нервы своей эфемерностью – иногда по ним пробегала лёгкая рябь, после чего изображение текло по стенам, словно воск, и меняло очертания. Нереальность происходящему придавало также множество развевающихся на сквозняке лёгких полупрозрачных занавесей. Подобная тяга к вычурности утомляла низложенного волшебника, привыкшего довольствоваться лишь самым необходимым. Пройдя несколько извилистых коридоров, запутавшись сапогом в занавеске, плюнув со злости и содрав трепещущие шелка на пол, совершенно рассвирепевший Торой добрался, наконец, до отведённых ему комнат. Толкнул высокую стрельчатую дверь, отбросил с лица очередную шёлковую занавесь и вошёл в покои.
Внутри обстановка была не менее пафосной – множество портьер, низкие диванчики, скамеечки для ног, цветы белых ониц в вазах и прочая отвлекающая внимание дрянь. Торой с тоской посмотрел на развивающиеся в окнах шелка, подумал о том, что уже поздний вечер, рухнул на низенькую оттоманку, понимая, что совершенно не хочет спать, и в ближайшее время просто умрёт от скуки.
Гостеприимство заказчиков явно не грело… Хотя отведённые низложенному волшебнику покои поражали изысканностью, маг прекрасно понимал, что обитатели этого роскошного замка относятся к нему не просто с презрением – с брезгливостью. И эта их гадливость была ему непонятна. В конце концов, чем четырнадцать эльфов, принявших участие в обряде черной магии, лучше, чем он – тот, кто помог им не отправиться в Мир Скорби от потери Силы?
Погружённый в свои размышления, Торой не услышал, как открылась высокая дверь. Взметнулись шелковые занавески на окнах, дрогнули портьеры, да сорвало сквозняком несколько лепестков со стоящих в вазе белых ониц. Маг обернулся, недоумевая, кто мог нарушить его уединение – эльфы еле живы, слуг из замка на два дня отослали…
* * *
Она не вошла. Вплыла. Заплетённые в длинную косу волнистые волосы отливали медью, лиловое сатиновое платье туго обтягивало высокую грудь, во впадинке между ключицами, словно капелька пота, блестела агатовая подвеска. Торой с интересом посмотрел в слегка раскосые зелёные глаза.
Пауза, во время которой эльфийка с любопытством всматривалась в лицо низложенного волшебника, несколько затянулась. Поняв это, а также то, что неприлично столь долго и открыто рассматривать незнакомого мужчину, рыжеволосая красавица отвела взгляд и отвернулась, чтобы закрыть за собой высокую дверь.
Торой безмолвствовал, а в ответ на бестактное вторжение тоже пристально разглядывал приёмную мать новоиспечённого маленького эльфа. Она же, по-прежнему молча, подплыла к балконным дверям, отбросила реющие на ветру шёлковые белые занавеси и затворила распахнутые створки. На какой-то миг гостья замерла возле окна, прислушиваясь. Маг смотрел на неё, затаив дыхание, стараясь ничем не выдать немого мальчишеского восторга. Торой впервые так близко видел эльфийку. Всё как-то не доводилось… Конечно, пару раз он сталкивался с остроухими красавицами в порту, раза два или три в Фариджо, но не более того.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики