науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ведьма судорожно сглотнула – с некоторых пор она верила в Силу своего волшебника едва ли не больше, чем в Духов Древнего Леса, и уж коли он говорил, что мальчик навсегда останется блаженным… Значит у Элукса и впрямь нет никаких шансов обрести здравый рассудок. Впрочем, даже не это ужаснуло девушку, её напугало другое – мысль о том, что же должно было случиться в магической столице, чего не выдержал разум очевидца?
– Торой, – взмолилась колдунка, – Да говори ж ты толком, что здесь произошло, я и так едва жива от страха!
Собственно и волшебника при одном воспоминании о произошедшем в Гелинвире охватывала буквально животная паника. Вся хвалёная сдержанность развеивалась без следа.
– Понимаешь, Люция, все маги и чародеи Гелинвира, – начал свой рассказ Торой, – умерли оттого, что кто-то стремительно вытянул из них Силу…
Ведьма захлопала глазами и уточнила:
– То есть, их всех низложили?
Теперь она смотрела на волшебника с такой же жалостью, с какой давеча глядела на Элукса. В первое мгновение Люция и впрямь засомневалась в здравости Тороева рассудка, подумала без обиняков, что нагулялся чародей в мыслях сумасшедшего и сам немного тронулся. Однако волшебник, нервно расхаживающий по комнате, вид имел, скорее озабоченный, нежели безумный:
– В том-то и дело, что нет! – Заспорил он, рубя ладонью воздух. – Низложение отбирает лишь Дар волшебства. А здешних магов буквально выпили до донышка – полностью вытянули не только способности, но и все жизненные соки. Поэтому они так похожи на старинные Атийские мумии. Кто-то жестоко выжал их без остатка за считанные секунды.
Теперь по комнате забегала, схватившись за голову, ведьма. А ведь буквально неделей раньше она и подумать не могла, что известие о смерти Магического Совета повергнет её в такой транс и эвон как всё вышло… Впрочем, Люция не была кровожадной, а потому никогда не желала чьей-то смерти (ну, тот подлый чернокнижник, что копошился у неё в сознании, конечно, не в счёт). Тем более, как успела колдунка разглядеть груду сложенных на площади тел, среди гелинвирцев были и дети, и подростки, и убелённые сединами старцы и даже… о, Силы Древнего Леса! Даже эльфы!
– Торой. – Хрипло выдавила девушка. – Но это невозможно…
Волшебник замер посреди комнаты.
– Прости, что ты сказала?
– Я сказала, что это невозможно. – Слабо повторила она, оседая на табурет.
– Да! – С жаром согласился маг. – Да! Ты совершенно права – это невозможно!
И тут же растерянно и глухо закончил:
– Но это случилось.
– А почему, в таком случае, выжил Элукс? – Задала ведьма вполне резонный вопрос. – Почему он не погиб, как прочие?
Этот хилый аргумент совершенно не смутил волшебника и не нарушил стройный ход его предположений.
– Я думаю, Элукс с рождения немного отсталый. – Убеждённо ответил Торой, – Такое бывает. Тем более, мать нашего рисовальщика часто побивал собственный муж. Это вполне объясняет некоторую глуповатость Элукса. Мальчик, конечно, был единственным слабоумным в Гелинвире. А на таких, сама знаешь, волшебство почти не действует. Почти. Наш рисовальщик всё же лишился тех крох Силы, которые дала ему природа, да ещё и окончательно ослаб рассудком, то ли от боли, которая сопутствует любому низложению, то ли от одиночества, то ли от страха, то ли ото всего вместе.
Ведьма с сомнением посмотрела на спящего в кресле паренька и неуверенно спросила:
– Разве на обучение в Гелинвир принимают слабоумных магов?
Волшебник в ответ лишь горько усмехнулся:
– Люция, Элукс всего лишь безобидный деревенский паренёк, немного отстающий от своих сверстников. Он не сумасшедший. Был во всяком случае. И, кроме того, у мальчика действительно талант. Рисует он превосходно. Во всяком случае, я такое видел только на картинах эльфийских мастеров.
Последнее замечание мало тронуло Люцию, которая выросла в кособокой лесной избушке и, само собой, ни разу в жизни не видела картин вышеупомянутых мастеров. Ведьма молчала, обдумывая сказанное волшебником, и дико волновалась. Она то и дело вскакивала со стула и принималась бегать из угла в угол. У мага после странствия по задворкам Элуксова сознания и без того кружилась голова, а мельтешение колдуньи и вовсе сбивало его с мыслей.
– Этого не может быть… – Тем временем жалобно повторяла девушка. – Кому, ну кому понадобилось убивать столько волшебников?
– Да, – торопливо произнёс Торой, – Это похоже на абсолютное безумие, но… это… всё-таки правда.
Он запнулся, и колдунья тут же воспользовалась образовавшейся паузой:
– Торой, а как же ты???
– А что я? – Он удивлённо посмотрел на свою собеседницу.
– Но ведь ты – маг! И, насколько я вижу, ты жив, здоров, в меру прожорлив и вовсю чародействуешь!
Торой горько усмехнулся.
– Я в момент действия колдовства находился в Мираре, то есть был за тридевять земель, да и даже, если бы оказался поблизости, чары навряд ли подействовали бы – я ведь был низложен, а что у такого отнимать?
Ведьма прошлась по комнате, нервно ломая пальцы и совершенно не замечая звонкого хруста суставов. Наконец, она сказала:
– Значит, погибли только гелинвирские волшебники? А королевский чародей? Ну, который тебя спас от Нониче, он случайно не был похож на сушёный гриб?
Крепко спящий Золдан, как вспомнил ученик, на мумию вовсе не походил – поскольку, даже охваченный колдовским сном, оставался крепок, тяжёл и румян.
– Так, значит, он не умер? – Заключила ведьма и тут же поспешно спросила, – И, стало быть, не низложен?
Торой утвердительно кивнул:
– Конечно, нет! Это ж какую силищу надо иметь, чтобы низложить всех чародеев! Хотя, теоретически, отобрать Могущество можно, конечно, и во сне. Но зачем неизвестной ведьме убивать всех магов? Удар, я думаю, пришёлся на Гелинвир – здесь разом были уничтожены лучшие волшебники сопредельных королевств. А истреблять всякую мелочёвку попросту нет смысла. Зачем? Ведь прочих магов достаточно лишь усыпить. Пока проснутся, пока опомнятся от потрясения, пока то да сё… Есть все шансы…
– Что? – Нетерпеливо подогнала колдунья осекшегося неожиданно мага. – Что за шансы?
Торой пустыми глазами смотрел перед собой, словно не веря неожиданной догадке. Наконец, с трудом произнёс:
– Есть все шансы прийти и занять Гелинвир. Ты же слышала, ещё тогда, в Мираре, горшечник, который нас подвозил, говорил, будто колдуны и чернокнижники зачем-то стекаются в Атию… Должно быть, это являлось частью некоего плана.
– Они встретились, чтобы нанести удар? – Тут же торопливо предположила Люция.
Собеседник в ответ лишь покачал головой:
– Нет, не думаю. Ваша братия не настолько глупа. Дело в другом. Подобные перемещения, по всей вероятности были всего-навсего уловкой – пока Великий Магический Совет держал под колпаком колдунов и некромантов, стекающихся в Атию, кто-то, кто придумал всю эту катавасию, умело прятался в Мираре и делал то, что требовалось – какие-то манипуляции с зеркалом. Впрочем, нет, не знаю, это всего лишь догадки…
Он сбился, запутавшись в предположениях, и замолчал – только длинные пальцы напряжённо продолжали тереть подбородок. Неожиданно ведьма подошла к волшебнику и осторожно дотронулась до его плеча. Торой стоял лицом к камину – бледный и растерянный. Сперва он не заметил утешительной ласки и даже не обернулся, но, когда девушка неуверенно коснулась его плеча лбом, слегка вздрогнул.
Некоторое время они стояли неподвижно, глядя на огонь – два растерянных испуганных человека в опустошённом мире, полном опасностей и хаоса. А потом маг осторожно обнял колдунью, и она, окончательно осмелев, уткнулась ему носом в шею. Огонь в очаге уютно потрескивал, углы комнаты терялись в полумраке, в кресле тихо сопел Элукс, за окном шелестел нудный дождь. И никогда в жизни Люция не чувствовала себя так хорошо.
А Торой, прижавшись щекой к русому затылку ведьмы, думал вовсе не об уюте и даже не о погибших магах… Он, совершенно не к месту, вспоминал подругу своего далёкого детства. Ту самую Тьянку, которую часто лечил после розог, прописанных (и весьма справедливо) папашей поваром. Вздорную непоседу, которая погибла в неполные пятнадцать лет и которой в самый решительный момент Торой никак не смог помочь, поскольку именно тогда Золдан увёз его в Гелинвир, дабы впервые представить Совету. Визит продлился три дня и именно в один из этих трёх дней Тьянка, отправленная отцом в «холодную» за овощами, оскользнулась на длинной каменной лестнице и расшиблась насмерть. Видать, торопилась, непутёвая, поскорее выполнить скучное задание, да улизнуть на реку.
Торой и Золдан вернулись как раз через сутки после обряда похорон. Придворный лекарь сказал в утешение, будто девочка совсем не мучалась. Даже, наверное, не успела понять, что произошло. Но Торой сомневался. Как же это так? Умереть и не понять, что покинул мир живых? Глупость какая-то. И юный волшебник, которому до того момента ни разу не доводилось кого-то терять, всю ночь простоял у окна, глядя в темноту. Словно каменный. Тогда он впервые понял, насколько хрупко и ненадёжно человеческое существование, насколько непредсказуемо и уязвимо. А коли так, коли смерть может настигнуть в любой момент, то и дорожить этой жизнью нечего, один пёс – когда-нибудь загнёшься. А уж, какая разница – годом раньше или годом позже?
Торой с самого раннего детства не плакал. Не плакал и узнав о Тьянкиной смерти. Только пусто-пусто стало на душе, так безвыходно одиноко, что хоть волком вой. А ещё обидно. Обидно на Тьянку, которую нелёгкая понесла в прискок по скользким ступеням «холодной», на лекаря, который не сумел помочь. И, главным образом, конечно, обидно на себя, что не успел, не успел сказать подруге что-то значимое и важное. Не успел. И не успеет же.
С тех пор как-то так повелось, что юному магу стало нечем дорожить. Во всяком случае, до сегодняшнего дня. Волшебник замер, боясь спугнуть непривычное замирание сердца – девушка в его объятиях, вздорная и насмешливая, с бледными улыбчивыми губами и прозрачной зеленью глаз показалась вдруг самой главной драгоценностью.
Сердце мага билось ровно и размеренно, Люция чувствовала это по ритмично пульсирующей жилке на шее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики