науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А ведь были в истории примеры и повнушительнее, взять, хотя бы Аранхольда, который оставил Совет ради того, чтобы возглавить Гильдию Чернокнижников. Тот ещё был душегубец, но ведь не низложили же его, проклятого!
– Я так думаю, – смягчившись, продолжил молодой человек, – что кому-то из Совета очень хотелось лишить меня магических способностей, благо безупречностью поведения твой ученик не отличался. – Торой горько усмехнулся. – Я уже второй год ломаю голову, пытаясь докопаться до причины столь сурового наказания. И пока так ничего и не выяснил. Два года я не мог воспользоваться магией и был обыкновенным искателем приключений… Но теперь, видимо, придётся снова биться за право вернуть тот дар, который был дан мне природой от рождения. Очень уж велико унижение – быть сданным в руки властей усилиями начинающей ведьмы.
Пожилой чародей задумчиво почистил трубку, снова аккуратно набил её очередной порцией табака и рассеянно раскурил. Выпустив к потолку струйку ароматного дыма, он сквозь сизую завесу посмотрел слезящимися глазами на своего наперсника.
– Мой мальчик, я не знаю, какая миссия возложена на тебя судьбой, но, видимо, миссия эта очень значительна, раз столько магов пытаются сделать всё возможное, чтобы сорвать её. Однако ты не сможешь вернуть свои способности, и с этим надо смириться. Обряд повторного Посвящения не в силах сотворить ни одни маг…
– А как же Рогон? – с вызовом спросил Торой.
Золдан, делавший в этот момент затяжку, подавился дымом и зашёлся в кашле.
– Рогон? Неужели ты не понимаешь, что многое, связанное с этим неуёмным бунтарём, лишь вымысел? – просипел маг, откашлявшись.
– Вот как? – Торой скривил губы в язвительной усмешке. – А я слышал, что после обряда низложения, учинённого над ним вашим чудненьким Советом, он спустя некоторое время весьма удачно и, кстати, самостоятельно, провёл обряд повторного Посвящения. И впоследствии ещё долгое время жил, здравствовал и даже отправил в Мир Скорби весьма, – на этих словах Торой усмехнулся, подбирая нужное слово, – циничным образом пару своих особо рьяных врагов. В том числе и Аранхольда.
Престарелый маг нахмурился:
– Это считают мифом, одним из многих, связанных с персоной этого колдуна. Как впрочем, и то, что он сотворил со своими врагами. Бред! Вытянуть силу и вложить её… – маг покачал головой и даже не посчитал нужным заканчивать фразу, каждый волшебник знал эту странную легенду.
Торой покачал головой:
– А как же Книга Рогона? Тоже миф и вымысел? Книга, в которой он подробно описал всю процедуру Посвящения мага? Это тоже миф?
Золдан встал с кресла и нервно заходил по комнате. Белый хитон развевался в темноте, словно одеяние призрака.
– Существование Книги Рогона ничем не подтверждено. Да, в магических кругах ходят слухи о том, что чародей на закате лет действительно написал какой-то трактат и передал его на хранение своей жене – ведьме Итель, но миф этот ни разу не подтверждался фактами. Да, встречалось несколько упоминаний о Книге в древних рукописях, но эти упоминания считают более поздними вставками, которые сделали последователи Рогона, чтобы окончательно сбить с толку и магов и чернокнижников. За все триста с лишним лет ни один человек не видел в глаза этой самой Книги, никто не держал её в руках и, кроме того…
Торой не дал наставнику продолжить:
– А как же быть с тем фактом, что после своего позорного низложения Рогон продолжал, и надо сказать, весьма успешно, магическую практику?
– Он был очень сильным чародеем, вполне возможно, что обряд низложения проводили более слабые волшебники…
– Слабые? В Верховном-то Совете? Не смеши меня, отец.
Золдан вздрогнул и благодарно улыбнулся, впервые вздорный наперсник назвал его отцом. А кем, по сути, он был ему, как не родителем? Ведь именно он, Золдан, воспитывал и наставлял, оберегал и наказывал, поощрял и бранил.
Взмахом руки старый маг заставил замолчать своего воспитанника, давая понять, что беспочвенная дискуссия окончена, всё-таки были дела поважнее глупых споров.
– Сейчас я призову начальника стражи и прикажу увести тебя в камеру, но учти – ты не тот, за кого тебя принял королевский птицевод. Тёзка, однофамилец, просто похожий человек, кто угодно, но не тот, кто в действительности.
С этими словами маг очередным взмахом руки снял с комнаты заклинание звуконепроницаемости и трижды позвонил в маленький серебряный колокольчик.
Через пару секунд за дверью раздались тяжёлые шаги и в покои королевского чародея, бодро вошёл начальник дворцовой охраны.
– Послушай, Брадер, – обратился к нему пожилой волшебник, – забери-ка этого малого в наш каземат. Пусть посидит там до утра, чтобы впредь не приходило в голову лазить по парку добропорядочного Нониче, да, смотри, не корми его. Нечего нахальным юнцам жиреть на королевских харчах. А завтра с утра оштрафуй негодяя за нарушение порядка на пару десятков дилерм, да и отпусти. Не маг он, уж за это я могу поручиться своим хитоном Почётного Наставника. Ну, а проверки ради, отправь-ка ты на постоялый двор, где этот малый остановился, нескольких стражников. Пусть обыщут комнатёнку, если он, как утверждает Нониче, опасный колдун, то ты не хуже меня знаешь, что там можно будет найти… Сам понимаешь, я, как член Магического Совета, в первую очередь заинтересован в поимке негодяя чернокнижника.
С этими словами пожилой чародей, словно утратив интерес к пленнику, спокойно вернулся в уютное кресло и уставился на огонь.
Брадер, крепко стиснув Тороя за плечо, вывел еле стоящего на ногах пленника из покоев волшебника.
По длинной винтовой лестнице начальник охраны и задержанный нарушитель спустились вниз. Здесь бравый военный открыл добротную дубовую дверь, ведущую в подвал, и втолкнул узника внутрь. Спустившись по короткой лестнице, конвоир и задержанный оказались в узком сыром коридоре с низким потолком. Здесь было всего три или четыре камеры, в них, судя по всему, обычно содержали особых нарушителей (проштрафившихся ведьм, чернокнижников и прочий магический контингент). Для прожжённых бандитов, убийц и другого сброда имелась отдельная тюрьма со всем необходимым арсеналом (камерой пыток, одиночками и карцерами), которая располагалась в Фонтанной части города. Этот же подвальчик служил заточением для своего рода привилегированной касты – тех с кем справиться мог только королевский чародей. Низложенного волшебника сюда привели лишь по одной простой причине – чтобы не тащить через весь город в общую тюрьму, дабы по утру, оштрафовав, отпустить. Всё равно в эту ночь, кроме Тороя, на здешних гостеприимных нарах никто больше не «грелся». Пригибаясь, чтобы не прочертить макушками по каменным плитам, мужчины миновали несколько пустых камер с тяжёлыми решётчатыми дверями и, наконец, остановились перед последней. Позвенев ключами, Брадер открыл замок темницы:
– Прошу вас, молодой человек. – Не без юмора не то скомандовал, не то пригласил начальник охраны. – Посидите здесь до утречка, да поразмыслите о своём поведении.
Довольно усмехнувшись этому невинному наставлению, мужчина запер решётчатую дверь, оставив Тороя в кромешной тьме холодной и сырой камеры.
Бывший маг на ощупь прошёл вдоль стены, нашёл в углу что-то похожее на крытые соломой дощатые нары и, совершенно обессиленный плюхнулся на это убогое ложе. Холод пробирал до костей, всё тело было покрыто мерзким липким потом, руки и ноги тряслись, как в лихорадке. Ведьмин Гриб вызывал самые несовместимые симптомы. «Ну, спасибо, тебе, Люция, – с досадой подумал Торой, – этот твой Гриб я, наверное, до смерти не забуду. Да что там, до смерти, и помирать буду, а вспомню». И всё же девица попалась отчаянная. Неумёха, конечно, но, далеко неглупая…
Молодой человек чувствовал, как на него мягко наваливается сон. Он приехал во Флуаронис для того, чтобы зализать раны после очередной неудачной попытки пробудить в себе Силу, а вместо этого впутался в более чем странную передрягу – эта ведьма, Золдан, Книга Рогона…
И всё же последним, что промелькнуло перед мысленным взором низложенного мага, когда он стремительно провалился в сон, были зелёно-голубые глаза в обрамлении бесцветных ресниц.
* * *
Тем временем Золдан в своих покоях выслушивал причитания Сандро Нониче. Королевский птицевод подобострастно стелился перед магом, но всё же гнул свою линию, что, де, задержанный юноша есть известный на все королевства маг, а он – Нониче – самолично поймавший негодяя, заслуживает всяческих почестей.
Чародей старался не морщиться, дабы не выказать тем самым своей брезгливости, которую с трудом скрывал при виде таких вот заискивающих приспособленцев.
Наконец, выслушав длинную однообразную тираду по третьему кругу, Золдан вежливо прервал придворного мужа, и в доступной форме объяснил ему, что задержанный мужчина никак не может быть признан магом, поскольку от него не исходит никаких, даже самых слабых пульсаций Силы. После этого в присутствии Нониче чародей заслушал доклад четырёх стражников вернувшихся из «Перевёрнутой подковы». Бравые молодцы, чеканя слова, подтвердили, что задержанный действительно остановился в маленьком номере скромной таверны. На этих словах Золдан многозначительно посмотрел на Нониче, как бы подчёркивая важность момента, что, мол, не мог столь известный маг остановиться в недорогой забегаловке. Помимо прочего, солдаты объявили, что в комнатушке подозреваемого не было обнаружено никаких магических предметов и даже оружия, лишь спящий на полу собутыльник.
Вполуха слушая доклад стражников, Золдан наблюдал за реакцией птицевода. С каждым новым озвученным фактом тот всё более и более сникал. Наконец, когда отчитавшиеся стражники были отправлены королевским чародеем на отдых в караульное помещение, Сандро пунцово покраснел. Такого конфуза Нониче не ожидал, со сладкими мечтами о чине вельможи пришлось распрощаться. Нервно покашливая, птичник обратился к пожилому магу с просьбой «не разглашать при дворе всю эту нелепейшую ситуацию». На такой удачный исход дела волшебник даже не надеялся. Снисходительно улыбнувшись, он заверил своего подобострастного посетителя в строжайшей конфиденциальности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики