науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сотни иголочек терзали уже не только ладони. Неведомое могущество искушало мага, обостряло все чувства, согревало уверенностью. А, может быть, дело было не только в Книге, но и также в его – Тороя – неожиданной ярости? Может быть, гнев и чувство опасности подпитывали загадочный фолиант Рогона? Может быть.
И всё же волшебник переборол соблазн ринуться в схватку. Он даже наивно понадеялся, что братья-колдуны не станут чинить ему препятствий и позволят уйти. И, конечно, его надежды не оправдались. Близнецы поступили как всякие молодые и не в меру ретивые чернокнижники…
Не успел чародей сделать и пяти шагов прочь, как обжигающая гибкая петля обхватила его плечи. Рывок невероятной силы, который, как полагал Торой, должен был последовать за броском, мог бы запросто раздробить волшебнику кости и, будто сухую ветку, сломать позвоночник. Однако маг был готов к нападению. Мало того, он ждал нападения. Ждал с нетерпением и страхом сомневающегося, поскольку не знал, сможет ли отразить удар братьев-колдунов.
Но вот незримая петля сдавила грудь, просочилась под кожу, словно срастаясь с телом, и волшебник с удивлением понял – отбить нападение для него не составит ни малейшего труда. Сила, неведомым образом проснувшаяся в нём, была так велика, что низложенный чародей испугался – откуда снизошла к нему подобная неуёмная мощь? Но рассуждать, снова не было времени. Торой только довольно усмехнулся и на мгновение прикрыл глаза, сосредотачиваясь и стараясь соразмерить ответный удар таким образом, чтобы не обратить чернокнижников в две горстки остывающего пепла.
Люция с ужасом наблюдала за происходящим из своего укрытия – молоденькая ведьма припала щекой к закопчённой стене дома и опасливо выглядывала на улицу, стараясь остаться незамеченной. Впрочем, она могла бы сейчас встать во весь рост и преспокойно созерцать заснеженный Мирар. Да, что там – созерцать – спляши сейчас колдунья на обуглившемся подоконнике какой-нибудь затейливый танец, её всё равно не удостоили бы внимания. Просто троим мужчинам, что замерли посреди оледенелой улицы, было, мягко говоря, не до какой-то там деревенской ведьмы, пускай и очень ценной – трое мужчин вступили в схватку. Теперь для них не существовало ничего.
При одной мысли о том, что вот эти трое сейчас сцепятся из-за неё – маленькой и, в общем-то, бестолковой деревенской ведьмы, Люцию пробрал новый приступ озноба. Неужели возможно, чтобы из-за невзрачной простушки стали биться далеко не слабые маги? И кому из них она достанется трофеем? Конечно, колдунья понимала, что вовсе не её костлявая испуганная насмерть персона нужна двум колдунам, нет, им нужен Илан, а вместе с ним и та, которая смешала планы неизвестной ведьме. Нужна для того, чтобы как следует проучить самонадеянную дурёху, привыкшую совать нос в чужие дела. И вот Люция окаменела, затаясь, на чёрном пепелище и еле сдерживалась, чтобы не заскулить от ужаса. Она верила в Тороя. Верила в его Силу. Она не сомневалась, что он отобьёт любой удар чернокнижников. И всё-таки ей было страшно.
Девушка не слышала, о чём говорили противники, она не знала, почему вдруг двое преследователей резко выбросили вперёд один правую, а другой левую руки. Но она увидела, как с открытых, отведённых в разные стороны ладоней рвануло что-то, похожее на аркан. Вот только аркан этот был соткан из искрящейся чёрной Силы.
Колдунья кожей почувствовала вокруг странное, всё нарастающее и нарастающее напряжение. Казалось, морозный воздух уплотнился и был готов вот-вот обратиться в кисель. Мгновения стали вязкими. Даже снежинки и те летели медленнее, а уж ветер и вовсе дул так, словно на его пути возникло неведомое препятствие, которое мешало стремительному вихрю разгуляться во всю силу. И вот, в этой-то странной медленной метели, Люция увидела, образовавшийся в пелене снежинок просвет – будто потянуло откуда-то неведомым теплом, и поток горячего тёмного воздуха устремился по направлению к Торою. Ведьма в ужасе прижала руки к губам, подавляя рвущийся наружу крик. Она поняла, вот сейчас колдовская петля обхватит её спутника за плечи, стиснет, дробя кости и, ломая позвоночник, изо всех сил рванёт его к двум, стоящим поодаль колдунам.
Девушка никак не могла понять – отчего Торой повернулся к чернокнижникам спиной? Отчего не обеспокоился? Почему не допустил даже мысли, что удар может быть нанесён подло, исподтишка? Конечно, доведись магу слышать раздумья своей перепуганной спутницы, он бы по обыкновению язвительно скривился и ответил, что подобный бросок чужой мощи, любой опытный волшебник может почувствовать заранее. Напряжение Силы в этот момент столь велико, что ощущается исподволь – вот только юные чернокнижники, в силу своего возраста, ещё не знали об этом, а потому были совершенно уверены во внезапности манёвра. Однако Тороя рядом с Люцией не было, и он не мог утешить перепуганную ведьму, которая уже буквально видела, как её спутник корчится на снегу в предсмертных судорогах.
А в следующее мгновенье юная колдунья с головы до ног покрылась липким потом. Чудовищный аркан захлестнул плечи мага, но… так и не смог сдвинуть его с места. У ведьмы, словно гора свалилась с плеч, даже холодный пот, что скатывался тяжёлыми каплями вдоль позвоночника, и тот мгновенно высох. Девушка увидела как напряглись побледневшие от усилия близнецы-чародеи, увидела сверкание переливающейся чёрной мощи, изливающейся из двух белых ладоней, увидела лёгкую усмешку, привычно искривившую губы Тороя, а потом… всё застыло.
Снежинки повисли в воздухе, ветер прекратил свои тоскливые завывания, и в мире воцарилась громовая тишина. Ведьме даже показалось на мгновение, что она оглохла и утратила возможность что-либо слышать. Но тут наступившее безмолвие надорвал спокойный и холодный голос Тороя:
– Зря. – Он сказал это с некоторой ноткой огорчения, даже скуки. – Первоначально вы казались умнее.
Маг по-прежнему не поворачивался к своим противникам. Чёрный аркан дрожал от напряжения, словно до предела натянутая тетива лука. Ещё секунду Сила чернокнижников вибрировала в неподвижном воздухе, а потом молодая колдунья услышала звук разрываемого пространства. Как будто кто-то резко рванул в разные стороны кусок плотной ткани. Пронзительный хруст разнёсся над улицей – снежинки снова пришли в движение, ветер остервенело рванул ветки деревьев, ударился в стены домов, злобно взвыл и понёсся вдоль по улице, взметая клубы снежной пыли. Гибкий аркан, захлестнувший плечи Тороя, рассыпался чёрными искрами.
И вот тогда волшебник повернулся к преследователям. Люция больше не видела его лица, но была уверена, что оно осталось спокойно. Открытые ладони маг простёр к земле. К рукам сразу же устремились разрозненные сгустки чёрной Силы. Опешившие некромант и чернокнижник с ужасом следили, как неизвестный маг стремительно поглощает то, что они создавали вместе, то, что казалось им необоримым и нерушимым, как скала. Удар невероятной силы, мощь, направленная с прицельной точностью, словно прошли мимо волшебника. И всё же некромант мог поклясться – он успел ухватить мага, успел рвануть на себя. Так что же случилось? Почему уловка не удалась? Как смог выстоять неизвестный чародей при такой силе удара? Выстоять и по праву Силы забрать во владение колдовство своих поверженных противников. Выстоять и остановить время?
Чернокнижник почувствовал в каком смятении пребывает его брат и беспомощно воззрился на старшего, всем своим видом, спрашивая, мол, ну что, что теперь? Они угробили на сокрушительный бросок почти всю свою Силу и теперь были совершенно безоружны перед лицом опасности. И какой опасности! Молодые колуны лишь беспомощно косились по сторонам, недоумевая, почему никто не знал о том, что в Мираре находится столь сильный маг? Почему никто не знал о том, что в пределах трёх королевств находится столь сильный маг? Откуда он взялся, и что сейчас сотворит с ними за дерзость и непокорность? Некромант тщетно всматривался в бесстрастное лицо чародея, тщетно пытался прочесть на нём хоть какие-то мысли, относительно их дальнейшей судьбы. Колдун замер, понимая, что теперь сопротивляться бессмысленно. Самое большее, что они могут сделать – достойно принять свою смерть. Хотя, Сила свидетель, ещё никогда ему так сильно не хотелось позорно пуститься наутёк. Он намерился, было, кинуть брату последнюю мысль, но не нашёлся, чтобы такого сказать, а потому лишь беспомощно промолчал.
Торой увидел, как смертельно побледнели братья – россыпь веснушек казалась ржавыми кляксами на меловых лицах – ребята, по всей видимости, прощались с жизнью и друг другом. Маг едва подавил смешок. Нечего давать им повод расслабляться.
А уже через миг снежинки, словно нарисованные, замерли в воздухе. На безмолвной улице воцарилась тишь. Люция была готова поклясться, что где-то далеко на Площади Трёх Фонтанов стрелки городских часов замерли, прекратив отсчитывать секунды, минуты и часы. Потому что сейчас время перестало существовать. Ветви деревьев, наклоненные порывом ветра, так и замерли – неестественно выгнувшись и накренившись. Вихрь позёмки тоже оцепенел в сиреневом воздухе, не успев достигнуть земли. Всё окаменело. Окаменели и чернокнижники, но эти – больше от удивления и почтения.
Торой двинулся к близнецам, увязая в сугробах. Снег скрипел под его ногами и звук этот казался оглушительным, почти громовым. Наконец, волшебник остановился в нескольких шагах от незадачливых братьев и, не сводя с них взгляда, сделал небрежный взмах рукой. Глубоко под землёй что-то дрогнуло, послышалось глухое ворчание, будто где-то заворочался, просыпаясь, огромный спящий зверь. А после этого Люция с удивлением увидела, что камни, которыми была вымощена заметённая мостовая, вздыбились под сугробами, словно шерсть разъярённой кошки. Мёрзлая, утоптанная людьми и укатанная экипажами земля неохотно отпускала вросшие в неё булыжники, однако неизвестная мощь тянула камни прочь, взрыхляла сугробы, уродуя опрятную белую дорогу.
Некромант и чернокнижник с трудом удерживались от падения. Обоим пришлось раскинуть в стороны руки, чтобы устоять на ногах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики