науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Когда Торой пошевелился, зелёный болотный огонёк, что висел аккурат под потолком комнаты, резво взвился и спикировал куда-то вниз.
Трусливый изумрудный шарик с разлёту впечатался в щёку Люции, однако ничего этим не добился. Девушка спала, свернувшись калачиком на низеньком топчане. Вид у неё был изнурённый и несчастный. Вместо платья на юной колдунье оказалось надето нечто бесформенное. Ведьма зябко поджимала голые ножки, пытаясь во сне укрыть их подолом своего странного одеяния. Только приглядевшись получше, Торой узнал таки в чудном наряде тунику Клотильдиного мужа.
Чародей ещё рассматривал свою утомлённую спутницу, когда болотный огонёк, разобиженный тем, что хозяйка его так беззастенчиво игнорирует, пошёл на второй круг. Переливающийся шарик взмыл к потолку, залился оскорблённо-ярким сиянием и снова устремился вниз.
Торой, сам не осознавая, что делает, резко выбросил вперёд руку и тут же с удивлением увидел, как своенравный сгусток ведьминой силы замер в воздухе и обиженно приглушил сияние. Вот, мол, тебе, раз не пускаешь меня к хозяйке, сиди, как дурак, в темноте. Торой хмыкнул. Надо же, у него получилось остановить чужую волю. Пускай и волю слабой деревенской ведьмы.
Не особенно надеясь на удачу, волшебник едва слышно щёлкнул пальцами и над его ладонью сразу расцвёл переливающийся ослепительно белым свечением язычок пламени. Маг изумлённо выдохнул, видя, как комната мгновенно озарилась ярким светом – не чета тебе всяким там болотным светлякам. Зелёный огонёк тем временем боязливо пополз вдоль стены, намереваясь тихой сапой прошмыгнуть к хозяйке. Маг усмехнулся. Он всегда был уверен, что у Силы нет характера, а вот, поди ж ты, огонёк Люции явно не был бездушным сгустком чужого могущества, вон, какой строптивый. Впрочем, у огонька с Тороем отношения не заладились с самого начала, ещё с момента первого знакомства, когда маг обманул его и использовал в своих коварных целях.
Покамест зелёная молния опасливо кралась вдоль стены, Торой вылез из-под одеяла. К своему удивлению он лишь сейчас заметил, что из всей одежды на нём было только… Считай, что ничего не было. Маг хмыкнул, надо же, Люция его раздела. Он уже увидел свою одежду, висящей возле жарко горящего очага. Как-то не особенно задумываясь над происходящим, Торой поднялся на ноги, стащил с верёвки сначала штаны, потом рубаху и неторопливо оделся. Краем глаза маг следил за вредным огоньком, что опасливо стелился по полу, намереваясь прошмыгнуть к топчану и разбудить хозяйку.
– Только попробуй. – Шепнул ему волшебник. – Мигом развею.
Огонёк обиженно мигнул и завис в сторонке.
– Не буди её. – Попросил Торой, чувствуя себя полным идиотом оттого, что разговаривает с чужой Силой.
Однако Сила его, как это ни странно, поняла и надменно воспарила обратно к потолку, боязливо сторонясь неведомого белого сияния. Торой снова хмыкнул и лишь сейчас осознал всю странность происходящего. Как он оказался здесь (кстати, где именно?), почему лежал на полу под одеялом, как сумел впервые за неведомо сколько лет сотворить волшебный огонёк? У мага закружилась голова. Некоторое время он стоял, ошарашено оглядываясь, а потом решил, что рано ещё ломать голову. Часть из упущенных событий ему поможет восстановить Люция, когда проснётся, часть он осознает сам, когда поест.
Волшебник повернулся к спящей ведьме. Какой крохотной и беззащитной она ему показалась… Девушка сжалась в комочек, ютясь на краешке топчана, Илан безмятежно дрых слева от неё возле стены, заботливо укрытый одеялом. Надо же, обо всех позаботилась, а сама лежит нагишом, ноги в подол кутает. Торой покачал головой, поднял с пола одеяло, под которым спал, и осторожно, чтобы не разбудить, укрыл им Люцию. Однако этого хватило. Девушка в последние часы, видимо слишком часто просыпалась, проснулась и теперь. Открыла сонные зелёно-голубые глаза и изумлёно уставилась на Тороя.
В ярком свете белого огонька маг был едва ли не бледнее снега, но он поднялся на ноги! Сумел одеться! И, похоже, неплохо себя чувствовал…
– Спи, – Мягко сказал он.
Но ведьма уже порывисто села, скинув одеяло.
– Ты жив? – Её голос был таким усталым, таким изумлённым и отчаявшимся, что Торой растерялся.
– Жив.
Он лишь сейчас увидел, что губы девушки были сильно обветрены, да ещё ко всему и ужасно потрескались. Она смотрела на мага, не веря своим глазам, а потом высокие чёрные брови жалко дёрнулись, и Люция разревелась. Да, именно разревелась. Не разрыдалась, не расплакалась, не прослезилась, а разревелась, по-детски изогнув губы, захлёбываясь в слезах. Ведьма кинулась к Торою и повисла на нём, душа в объятиях:
– Я думала, ты не выживешь и всё уже бесполезно, у меня было так мало трав, и я с перепугу забыла все заклинания, а ты был весь белый и даже дышал через раз. Я еле тебя дотащила до этой сторожки, а потом боялась, что усну и заставила огонёк меня будить. Но он такой трусливый, что будил меня по поводу и без, я почти не спала, я так устала…
Она уткнулась волшебнику в плечо и ревела навзрыд.
Торой осторожно обнял колдунью, пересадил её к себе на колени, чувствуя, как содрогается от плача худенькое нескладное тело. Эта нервная дрожь была заметна даже сквозь толстое одеяло, в которое маг заботливо завернул свою спасительницу. Волшебник гладил девушку по растрепавшимся волосам и ласково укачивал. Через некоторое время слёзы иссякли, и Люция перестала всхлипывать. Тогда-то он и заметил, что руки девушки, судорожно вцепившиеся за его рубаху, были сплошь покрыты какими-то порезами, царапинами, ранками и синяками.
– Что с твоими руками? – Торой осторожно взял изувеченную ладонь ведьмы и теперь пристально разглядывал.
Люция икнула и пояснила:
– Это я тебя тащила, я тебя положила на плащ, а потом, ну, за углы тянула по снегу, а ты постоянно сва-а-а-аливался-я-я-я… – И ведьма снова разрыдалась от жалости к себе и от пережитого страха.
Торой опять погладил её по волосам и прошептал:
– Ну, что же ты какая трусишка мне досталась? И плачешь всё время… – Он ласково гладил подрагивающие плечи и тупо смотрел перед собой.
Она тащила его через лес? Не бросила в снегу? Изранила все руки, устала, а потом не спала только из-за того, что каждые полчаса его нужно было поить всякими снадобьями, чтобы не помер?
– Люция, а почему ты себе руки не вылечила отварами? – Спросил он, чтобы хоть как-то отвлечь девушку от рыданий. Утешать Торой не умел, да и не знал он слов утешения, всегда был чёрствым, чего уж греха таить…
Ведьма вытерла заплаканное лицо углом одеяла и ответила:
– Тогда бы не хватило трав, чтобы тебя лечить, руки заживут сами… Ты ведь больше не будешь умирать? – Она шмыгнула носом и облизала больные губы.
– Не буду, – Уверенно успокоил её волшебник и осторожно убирал с заплаканного лица прилипшие волосы. В словах его было столько твердости, что юная колдунья успокоилась и доверительно приникла к плечу мужчины.
А Торой всё никак не мог придти в себя от изумления. Сила побери, бедная девчонка! Тащить по лесу подыхающего мужика, потом лечить его остатками трав и уже даже не надеяться на то, что он выживет… Видать, маг и впрямь был совсем плох. Собственно, он ничего не помнил, кроме тех мимолётных мгновений пробуждения, когда Люция волоком тянула его по лесу. Как вообще смогла худенькая – того и гляди, чтобы ветром не унесло – девчонка тащить человека гораздо крупнее себя и не просто тащить, а дотащить?
– Не плачь. – Бестолково повторил волшебник.
Он мягко взял израненные ладони и накрыл их своими. Люция прижалась пылающим лбом к плечу мужчины и в последний раз всхлипнула, а когда маг отпустил её руки, ведьма с удивлением увидела, что на них не осталось ни единого следа от прежних саднящих и ноющих ран. Кожа стала нежная, белая, словно у знатной девицы, не избалованной тяжёлым трудом. Люция широко распахнувшимися глазами смотрела на Тороя. Она хотела было что-то сказать, но волшебник осторожно провёл указательным пальцем по обезображенным воспалённым губам, словно навсегда стирая с них боль.
Колдунья уютно устроилась на коленях мужчины. Под одеялом было тепло, а сильные руки, удерживающие в объятиях, дарили покой и уверенность, что больше можно ничего не бояться. Девушка закрыла глаза, сжалась в комочек и почувствовала, как Торой гладит её озябшие ноги тёплой рукой. Она благодарно улыбнулась и прошептала:
– У тебя в сапоге был нож, я его не трогала, он лежит на лавке.
Торой кивнул и задумчиво поцеловал Люцию в макушку:
– Ты спи, а утром я тебе расскажу кое-что. Да и ты мне расскажешь, как умудрилась тащить меня по лесу.
Она сонно кивнула и, выпростав одну руку из одеяла, обняла ею мага.
Торой сидел, боясь пошевельнуться, а потом осторожно положил ведьму на топчан. Худенькая рука соскользнула с его плеча, но маг успел её подхватить прежде, чем она упала на доски. Мужчина осторожно погладил тонкие едва ли не прозрачные пальчики и неожиданно понял, что никогда прежде не видел ничего прекраснее.
– Спи. – Прошептал он.
Болотный огонёк скользнул из-под потолка и преданно повис у Люции над головой, словно верный страж.
Торой ещё некоторое время сидел рядом с ведьмой, прислушиваясь к свисту ветра в трубе. Об заиндевевшее оконное стекло дробно и весело билась снежная крупа. В маленькой сторожке было уютно и по-домашнему спокойно. Сладкое посапывание Люции, да треск поленьев в очаге навевали неведомое и незнакомое мятежному волшебнику чувство умиротворения. Он зачаровано смотрел на огонь, совершенно забыв и про погоню, мчащуюся по следу, и про Рогона, и про Книгу… Думать не хотелось. Хотелось только одного – глядеть на сполохи пламени, слушать ровное девчоночье дыхание и ни о чём не заботиться. Как хорошо!
* * *
Оглушительно громкий и надрывный звук вернул волшебника к реальности. Торой даже вздрогнул от неожиданности – в эдакой безмятежности зимнего безмолвия и вдруг такое! Вот тебе и покой. Вот тебе и умиротворение. Размечтался, господин маг. Тем временем душераздирающий звук за спиной повторился и окреп. По коже сразу же побежали мелкие мурашки, а всё оттого, что звук, нарушивший тишину, Торой ненавидел сызмальства.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики