науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я тогда совсем молодой был. Глупый. Хотел одной старухе сына воскресить. Я у неё ночь ночевал, а наутро уже уходить собрался, а сынок её единственный с сеновала упал. У них там, в Нимулуне, всё лучшее – гостю, вот я и ночевал в доме, а мальчишка на сеновале. Ну и, когда спускался он, лесенка та, хлипкая, сломалась под ногой… Там и лететь-то невысоко. А он как-то неудачно. Да шеей на дровяницу. Ну и помер. Она и заголосила. Сынок-то единственный был.
Итель насмешливо смотрела на Алеха, словно ожидая от него, хотя и запоздалого, но понимания. Не дождалась. Тем временем Хельзак продолжал. Говорил он по-прежнему невнятно, отрывистыми рублеными фразами. В общем же рассказ свёлся к тому, что паренька он оживил, а на полдороге из провинции его нагнал взбешённый Зайрэк, негодующий по поводу того, что на вверенных его магическим заботам землях вовсю колдует некромант. Само собой схватились. Маг оказался сильнее и старше, вот и ожёг юнца ударом огненной волны. Да так и бросил на дороге, за мёртвого посчитав.
Люция теперь смотрела на хмурого и уродливого некроманта едва ли не с восхищением. Сначала-то её напугала его страшная рожа, а после рассказа о разве что не героическом поступке, захотелось едва ли не обнять.
Лишь Торой молчал, невозмутимо глядя на колдуна. Понятно, что некромант сделал благое дело, вот только не сказал Хельзак, из кого он жизнь для своего колдовства потянул? Из старушки-матери? Нет, из этой навряд ли. Значит из какого-нибудь деревенского жителя. А то и двоих. Интересно, после удачного воскрешения единственного сына старухи, сколько было нежданных похорон в деревеньке? Или всё дело неурожаем и засухой закончилось, а то и мором скота? Где-то ведь да черпнул некромант Силу для своего щедрого поступка.
– А вы, мальчики, – обратилась ведьма к близнецам. – Расскажите, как от вас вельможные родители отказались, как из Атии прогнали за колдовство. Не стесняйтесь.
Близнецы покраснели пуще прежнего и вовсе спрятали глаза. А Торой подумал, то-то черты их лиц показались ему ещё при первой встрече слишком благородными, породистыми что ли…
– А, может быть, ты, Ихвель, расскажешь о том, как тебя едва не сожгли на костре, когда ты была совсем девчонкой? Или, нет, Люция! Расскажи-ка лучше ты.
Колдунка вздрогнула и испуганно уставилась на Фиалку. Ей-то чего рассказывать?
– Что глазами хлопаешь? – сварливо спросила ведьма. – Или не у тебя на глазах бабку истязали да на костёр тащили? Сама-то тоже, небось, едва ноги унесла.
Люция открыла было рот, чтобы что-то сказать, но тут же закрыла и насупилась.
– Я понял. – Тихо сказал Алех. – Ты, значит, в освободительницы угнетённых подалась?
Итель лениво поморщилась и даже хмыкнула.
– Ничего-то ты не понял, Алех. Ничего. Не в освободительницы я подалась. Освобождают обычно тех, кто пленён. А мы все свободны. Только у одних свободы чуть больше, а у других чуть меньше. Но всё-таки она есть. Глупый ты. Я этот мир уравновесить хочу. Понимаешь, голова твоя остроухая? Я хочу, чтобы в нём, в этом мире, девочку способную к ведовству или колдовству не обижали и не дразнили сверстники, не проклинали родители. Чтобы мальчик-некромант мог жить и учиться рядом с мальчиком-магом. Вот ты, Алех, был магом. Скажи, может маг воскресить человека? Молчишь. И правильно молчишь. Потому что не может этого даже самый сильный волшебник. А некромант может. И что с того, что он Силу у людей и природы берёт? Иногда всё вторично и чем угодно пожертвуешь. Или ты забыл?
Алех в ответ только промолчал. Свита ведьмы настороженно переглядывалась. Однако чаще всего смотрели не на эльфа и даже не на невзрачную колдуночку. Чаще всего взгляды обращались на молчаливого мага, который с начала встречи едва ли произнёс более десяти слов.
– Ты же знаешь, что нельзя колдунов и магов уравнять в правах. Будет хаос! – в Алехе неожиданно проснулся не ведьмак, а волшебник, состоящий в Магическом Совете. – Не отделяя магию от некромантии, мы рискуем добиться смешения волшебства! И где уверенность в том, что лет через десять маг, излечивая, скажем, недуг, не станет черпать Силу из земли или родственников заболевшего? Зачем тратить свою Силу, когда есть чужая, да и разве любящие родители не пожертвуют собой ради обожаемого чада?
Торой изумлённо уставился на эльфа, в котором вдруг проснулась страсть к педагогическим спорам. Итель же смотрела на Алеха без удивления, скорее, снисходительно.
– О, Алех… Вижу годы жизни в Гелинвире превратили тебя едва ли не в поборника магии. Тебя, ведьмака недюжинной Силы. Даже слушать смешно. Но я всё же отвечу, просто, чтобы вернуть тебя с небес на землю. Видишь ли, способности одновременно к колдовству и магии бывают крайне редко. Скажем, пока мне известны лишь несколько человек, а также не-людей, которым по силам и то и другое. Это ты, мой му… – он осеклась и исправилась, – Рогон, Аранхольд, да ещё Торой. Не думаю, что четыре случая за более чем трёхсотлетнюю историю могут чего-то там смешать. Так что перестань брюзжать. Тебе не идёт. Кроме того, лично ты уже никогда ничего не сможешь смешать, ты ж ведьмак. Былой магии-то и следа не осталось, а?
И ведьма насмешливо подмигнула бессмертному. Однако по всему было видно, как сильно досаждает ей беседа с эльфом. Ители хотелось говорить с Тороем, но тот, как назло (а, может, и вправду назло?) молчал. А потому Фиалка продолжила в тишину Залы:
– Торой сегодня – единственный маг, некромант, чернокнижник и колдун в одном лице. И свои способности к магии он сохранил исключительно благодаря тому, что был низложен. Да ещё зеркало Гиа умножило его Силу.
Она нарочно сказала это, чтобы волшебник, наконец-то, перестал отмалчиваться. Удар достиг желанной цели. Торой и впрямь сбросил маску равнодушия, а в глазах его даже засветилось любопытство. Ах, ну как же похож… Как похож…
– Объясни. – Попросил он.
– Объясняю, – ответила Итель. – Когда Зеркало потянуло Силу из волшебников, ты был низложен и заклятие, сдерживающее твоё Могущество, не разрушилось окончательно. Однако под воздействием чар оно всё-таки развеялось и тогда ты, совершенно, я полагаю, неосознанно, впитал в себя часть освободившейся Силы, которую не успело вместить Зеркало. Вот и вся загадка. Ну, а, может быть, ты и не впитал ничего, просто твои собственные освобождённые запасы Могущества оказались такими огромными…
Ведьма развела руками и улыбнулась Торою:
– А теперь скажи мне, где мальчик? Куда ты его спрятал?
Маг отрицательно покачал головой и потребовал:
– Нет, это ты сперва поведай мне, зачем он тебе нужен и для чего понадобилось убивать его семью. А то ты такая трепетная и добрая, что даже не верится – где только сил душевных нашла и кхалаев нанять, и людей заморозить.
Глаза ведьмы полыхнули огнём. Недобрая искра загорелась в глубине зрачка и, словно водная рябь, всколыхнула фиалковую глубину глаз. Итель даже подалась вперёд, облокотившись о толстую мраморную столешницу.
Люция испуганно вцепилась в руку Тороя. О, теперь-то она видела истинное лицо Фиалки – лицо кровожадной ведьмы, для которой человеческие жизни – лишь незначительная преграда на пути к поставленной цели. А сами люди – досадная мелочь, пешки. Ладони Люции моментально вспотели. Девушке показалось, что ведьма сейчас ринется через огромный стол и вцепится Торою в горло – за то, что он посмел издеваться над ней. Но вот безумная искра погасла. Фиалка кротко улыбнулась, всем своим видом показывая, что ей проще проглотить незаслуженное оскорбление, чем справедливо гневаться. И снова она посмотрела на Тороя едва ли не с обожанием.
– Мальчик нужен, чтобы разбить зеркало. Это никому не под силу, кроме него. Как я уже говорила, зеркало может уничтожить лишь последний из рода Создателя. А парнишка – дальний потомок Гиа. Именно для того, чтобы он стал последним, и пришлось убить всех его родственников. А что поделаешь? В таком деле не без жертв.
Люция судорожно сглотнула, радуясь, что у Тороя хватило сообразительности убрать Илана с глаз долой – хоть не слышит мальчишка, с каким равнодушием говорят о смерти тех, кто был ему дорог.
– Ну, а разбить зеркало нужно потому, что, единожды вобравши в себя Силу, оно способно удерживать её только трое суток. По истечении этого срока волшебное стекло выплеснет Могущество обратно. Умноженное стократ. А теперь подумай, выживет ли кто-нибудь? Найдутся ли люди (не-люди), способные вместить в себя первородную Силу? Зови мальчика. Солнце садится, и время уже истекает.
Торой не без веселья наблюдал за слабыми попытками некромантов нащупать Илана. И близнецы, и Хельзак, и даже один молодой чернокнижник, который всё это время сидел в молчании и не проронил ни звука, очень старались. Но Илан был спрятан надёжно. И это злило, а ещё пугало Итель, привыкшую осознавать своё превосходство. Торой позволил себе совсем уж мальчишескую выходку – ещё несколько мгновений понежиться в волнах смятения красавицы-Фиалки, а потом всё-таки позвал Илана.
В Зале снова водворилась тишина. Собравшиеся за столом разглядывали друг друга, примеривались, оценивали, а заодно переваривали полученные за время разговора сведения. Мальчишки вошли в Залу спустя несколько минут, показавшихся Ители едва ли не вечностью.
Когда раздался звук открываемой двери, ведьма порывисто оглянулась. Вот он – мальчик! Такой испуганный и настороженный, такой растерянный. А рядом с ним нескладный подросток, с лицом отсутствующим и расслабленным, словно не волнует паренька ничто из происходящего. Блаженный! Так вот почему её некроманты не могли дотянуться до мальчугана. Достойный ход…
Фиалка повернулась к Торою и слегка склонила голову, признавая за ним определённое (пускай и временное) превосходство. А потом тишину нарушил прежний музыкальный голос:
– Как тебя зовут, юный повелитель зеркал?
Илан испуганно захлопал глазами и, бочком, бочком, начал пробираться к Торою и Люции. Лишь став рядом с волшебником и почувствовав некоторую уверенность, мальчишка нерешительно ответил:
– Илан.
– Красивое имя. – Похвалила ведьма. – А скажи мне, Илан, ты когда-нибудь разбивал зеркала?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики