науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


А Торой застонал от ужаса. Чего-чего, а только грязной кошки не хватало в их пёстрой компании. В результате сливочные тянучки были высыпаны в мешок с едой, а грязная и мокрая «кошенька» уложена в квадратный берестяной короб. На руках у мальчишки заморенная животина успокоилась и уснула. Так и ехали вчетвером навстречу неизвестности.
* * *
– Всё, дальше я не поеду! – Возмутилась Люция. – Если хочешь показать лучший результат в конной рыси по глине – дело твоё, а с меня хватит! Я устала, проголодалась и вообще, вы там всё время чешете языками, а я тут тащусь рядом в молчании, как круглая дура!
Она ещё плаксиво подбавила в голос слезы, чтобы Торой почувствовал себя окончательно виноватым. Удалось пробудить в этом чёрством сухаре совесть или нет, ведьма так и не поняла, но, во всяком случае, маг покладисто согласился:
– Ты права. Давайте сделаем привал, да и лошади отдохнут.
Но всё же пришлось проехать ещё немного вперёд, в поисках относительно сухой поляны. Тут уж выросшая в чаще колдунка не сплоховала. Она ловко заприметила старый раскидистый ельник и уверенно углубилась в самую его чащу, отыскав к всеобщему удивлению совершенно сухую, усыпанную мелкой коричневой хвоей полянку. Точнее даже не полянку, а местечко среди трёх близко выросших и свившихся ветвями исполинов.
Костёр, разумеется, разводить не стали, да и не было в том нужды. Расстелив белоснежный рушник, девушка проворно разложила на нём припасы. Трапеза прошла в полном молчании – путники слишком проголодались, чтобы без толку чесать языком. «Кошенька», слопав кусок варёной курицы, принялась тщательно вылизываться. Это, конечно, мало что исправило.
Наконец, даже Люция, обладавшая, как подметил Торой, отменным аппетитом, благодушно откинулась к толстому стволу могучей ели и сыто зевнула.
– Эх, сейчас бы вздремнуть… – мечтательно протянула она.
Торой забросил в рот сливочную тянучку и ответил:
– Я бы не вздремнуть хотел, а посмотреть, что там с Ихвелью…
Ведьма дернулась, и вся её блаженная истома ушла в никуда:
– С Ихвелью? – Окрысилась она неизвестно на что, – Соскучился уже? Ну, на, посмотри…
Волшебник проигнорировал последнее замечание и, лениво жуя излюбленное лакомство, почесывал за ухом грязную «кошеньку»:
– Ну, да, с Ихвелью. Мне любопытно, как отреагирует наша неизвестная ведьма на её провал. Близнецы-то поумнее были, а вот Ихвель исключительно по собственной дурости ушла несолоно хлебавши. Да чего ты там ищешь? – Наконец, соизволил он полюбопытствовать.
Ответом было молчание и резво дрыгающиеся локти колдунки – она сосредоточенно шарила в своём тощем узелке.
– Так… это что? – бормотала девчонка себе под нос, – А, это сон-трава, это златолист… Это чего такое? Ага, мешок с наговоренной полынью… Что-то мало её, ах, ну да, я же часть Ульне отсыпала, суставы подлечить… Да где же?..
Маг с любопытством наблюдал за поисками. Наконец, Люция издала победный вопль и извлекла на свет плоское блюдо с примитивнейшей росписью по краю.
– На! – Девушка, ничего не объясняя, бросила тарелку на колени чародею.
Он взял её и бесцельно покрутил в руках.
– И что?
– Сейчас увидишь, дай мне тянучку!
Илан, заинтригованный происходящим, быстро раскошелился аж на две вязкие, словно оконная замазка, конфеты. Вопреки ожиданиям, колдунья их есть не стала, а принялась мять и что-то нашёптывать с самым таинственным видом.
Торой тем временем с любопытством разглядывал уродливое блюдо. В руках мага оказалась самая заурядная старая тарелка, размером с две растопыренных мужских ладони – бортики невысокие, рисунок выцветший, незатейливый – какие-то убогие завитушки. Видать, блюдо было металлическое, просто покрытое сверху особой глазурью. Такая посуда стоила сущие медяки и потому являлась крайне недолговечной. Вот и эта тарелка возраст имела самый неопределённый, то ли сто лет, то ли год. Эмаль по краешкам обколота, кое-где отбитые за время верной службы кусочки были и вовсе непростительно велики. Места сколов приобрели ржавый темно-коричневый цвет, собственно и вся тарелка была покрыта тонкой коричневой сеточкой трещин – словом, ужас, что такое.
– На! – Ведьма швырнула скатанный из тянучки шарик на тарелку, ловко покачала блюдо в руках, чтобы комок покатился вдоль низкого бортика, и отдала всю эту странность Торою.
– Скажи, кого хочешь видеть, и мысленно представь. – Зло приказала она.
– А что это? – По-прежнему недоумевая, спросил волшебник, брезгливо отбрасывая на хвою шарик из тянучки.
– Это? Не видишь что ли? Тарелка.
Чародей нахмурился и ехидно произнёс, почтительно склонившись к блюду:
– Что ж, хочу увидеть Ихвель. – И сразу же насмешливо перевёл взгляд на ведьму.
– Хочешь, так смотри. – Буркнула она и отвернулась.
Не понимая внезапной обиды спутницы, маг перевёл взгляд на блюдо.
И тут же очень близко увидел перед собой лицо Ихвели – испуганное и виноватое. На левой скуле колдуньи расцветало багровое пятно пощёчины.
Илан взвизгнул от восторга и навалился на локоть мага, чтобы получше разглядеть то, что показывало блюдо. Взрослый этому не воспрепятствовал, поскольку буквально окаменел от потрясения. Меж тем, действие в блюде разворачивалось – получившая оплеуху ведьма развернулась и бросилась бежать, выскочила из какого-то шатра, понеслась по лужайке. Вот промелькнули два одинаковых лица – близнецы-чернокнижники. И снова на переднем плане спина Ихвели, несущейся, Сила знает куда – видимо в близлежащий лесок, выплеснуть злость.
– Что это… – Прохрипел Торой, жадно вглядываясь в изображение.
Надо сказать, картинка была нечёткая, по краям (видимо из-за сколов на блюде) размытая, да ещё и вся покрытая никуда не исчезнувшей паутиной трещин.
– А звук где? – Невпопад спросил маг и порывисто ослабил ворот сорочки.
– Нету звука. – Сварливо и зло ответила Люция. – Блюдо это, а не хрустальный шар. Звук ему ещё подавай…
И она пренебрежительно фыркнула.
Торой вцепился в тарелку и жадно следил за разворачивающимся действом. Впрочем, действо было наискучнейшим – Ихвель прибежала на опушку леса и принялась орать от злости (точнее, беззвучно открывать рот), распугивая птицу и дичь вёрст на сто вокруг. Не без приятности в сердце волшебник подумал, что чаще всего в этих воплях наверняка слышится именно его имя. Закончив пугать своим ором окрестных белок, ведьма взялась яростно топать ногами. Дивное зрелище…
Наконец, Торою прискучило наблюдать за однообразным представлением. Волшебник уже хотел попросить тарелку показать что-нибудь ещё, как изображение само собой погасло – эмаль снова стала непрозрачной и грязно-белой, а вместо Ихвели проявились дурацкие завитушки.
– Люция, – выдохнул волшебник, – и всё это время ты молчала??? У тебя была такая… такая… штука и ты молчала?!
В ответ на его возмущение колдунка только насупилась и буркнула:
– А когда было сказать-то? То от чернокнижников убегаем, то от смерти тебя спасаю, то от ведьмы прячемся, то бурю останавливаем, то вы с Иланом языками чешете – слова не вставишь. Когда говорить?
Он ударил кулаком по пружинистой хвое, на которой сидел:
– Уж, ради этого могла бы найти секунду! Я тебе рассказал всё без утайки, а ты…
Маг даже побледнел от злости, и Илан, испугавшись за няньку, вцепился в его руку.
– Хватит на меня орать. – Сухо отчеканила ведьма. – Ишь, разошёлся. Думаешь, рассказал мне о своих видениях и я тебе всё выложу на блюдечке с голубой каёмочкой?
Лишнее упоминание о блюдечке прозвучало в высшей степени цинично. Чародей, словно разгневанный аспид, зашипел сквозь зубы:
– Я надеялся – откровенность в обмен на откровенность, уважение – в ответ на уважение, но видимо и вправду – волшебник да ведьма взаимоисключающие понятия! Ты такая же вероломная, как все твои товарки!
Люция вскочила на ноги, не вытерпев оскорбления:
– Да ты, ты… Ты вообще!.. Только издеваешься надо мной постоянно!
– Когда? Когда я над тобой издевался? – Уже не на шутку начал выходить из себя маг, совершенно забыв, что изначально предмет ссоры был совсем иным.
– А хотя бы сегодня! Когда я Ульне траву заговоренную отдала, ты что себе под нос пробормотал? – И она передразнила Тороя, – «Надеюсь, наша милая Люция ничего не перепутала, а то вместо исцеления суставов старушка покроется леопардовой шерстью».
В глазах ведьмы полыхнула недобрая искра. Девчонка была слишком упряма и горда, а потому не любила, когда кто-то вот так – носом – тыкал её в горькую правду жизни и собственную неумелость.
Девушка гневно топнула ногой (совсем как недавно Ихвель где-то на далёкой опушке). И, конечно, как это всегда бывает, всплеск сильных эмоций сам собой породил отголосок колдовской силы – над левым плечом лесной колдуньи с готовностью вспыхнул, злобно переливаясь, болотный огонёк. Он всем своим видом выражал полную решимость вступить в битву с грубияном и невеждой, осмелившимся обидеть хозяйку. Ну? Кто тут хочет схлопотать?
Разумеется, вреда от этого огонька никакого, по-хорошему его можно было бы сравнить, ну, к примеру со слезами или смехом – самая обычная освобождённая эмоция, только колдовского свойства.
Торой неуверенно покосился направо и увидел, как к его плечу точно так же стекает из ниоткуда язычок ослепительно белого пламени. В отличие от болотного сгустка Силы он не переливался и не трепетал свирепыми сполохами, а горел ровно и безмятежно. Однако становилось ясно, если какая зелёная нечисть и рванёт к его волшебнику, бита она за то будет нещадно. Ага, и такое тоже бывало – когда сталкиваются две чужеродных Силы, запросто может получиться эдакий магический пинок или подножка.
Как и следовало ожидать, трусоватый ведьмин огонёк отпрянул, но воинственности своей не утратил, и даже отчаянно замерцал, выказывая тем самым презрение к неприятелю. Торою подумалось, что, будь зелёный светляк человеком, он бы, наверное, корчил сейчас противнику гнусные рожи. А так вон – только мигает. Впрочем, волшебный язычок белого пламени в ответ на оскорбление лишь ярче вспыхнул, будто ногой топнул: «Ух, я тебя!..» Зелёный же светляк продолжил вздорно мерцать и переливаться – нарочно, что ли злил?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики