науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Маг в ответ на этакую жалкую потугу мягко, утешительно улыбнулся, а потом произошло невероятное…
На мгновение Илану показалось, будто он тонет в зрачках волшебника. А потом в подступающей зеркальной черноте вдруг отразилось лицо мамы. Да, да! Словно Фрида Дижан стояла за спиной своего сына и тоже смотрела в глаза Торою. И вот показалось, будто родная тёплая ладонь легла на затылок и привычно взъерошила вихрастую макушку, прогоняя тоску и незнакомую доселе, удушающую боль. Скорбь и страдание отступили. Нет, не навсегда, на время, но всё же исчезли, забирая из сердца изматывающую муку. Мальчишка судорожно вздохнул, будто только-только очнулся от полуденного сна, и удивлённо огляделся, забыв о том, что собирался плакать.
– Ух, ты! Лето! – И Илан, что всего несколько мгновений назад снова был на пороге бурной истерики, радостно вскочил на ноги, едва не по пояс увязнув в сене. – Лю, посмотри, здесь лето!!!
Он счастливо запрыгал, подбрасывая в воздух пучки высохшей травы.
Рядом поднялся на ноги невозмутимый Торой. Маг с высоты своего роста сурово оглядел собравшихся в стогу:
– Все целы, спрашиваю? – Несколько сварливо повторил он свой вопрос.
Люция, которая только что умудрилась выпутаться из складок плаща и сесть, перевела таки глаза на волшебника. Во взгляде её была опаска – ну, как чародей опять начнёт в обмороки хлопаться и помирать? Но нет, он казался ничуть не более умирающим, чем радостно скачущий в сене Илан. Вот разве что морщины на нахмуренном лбу обозначились чётче, как это бывает у людей усталых, отягощённых невесёлыми думами.
– Да целы, целы. Не видишь что ли? – В тон магу отозвалась ведьма и выплюнула сухую травинку, неведомым образом угодившую в рот.
Пошатываясь в неустойчивом стогу, колдунка кое-как поднялась на ноги. Она ещё не пришла в себя после схватки с Ихвелью и всё не верила в то, что оказалась, по всей видимости, за тридевять земель от мерзкой ведьмы и студёной зимы. Девушка растерянно потёрла ушибленные во время падения на крыльцо коленки и попыталась снять с себя тёплый плащ (оставаться в нём было невыносимо жарко). Однако руки до сих пор заметно дрожали, поэтому никак не получалось совладать с застёжкой на вороте. Торой повернул спутницу к себе и ловко справился со строптивой пряжкой.
Илан же, забыв о своих печалях, кубарем скатился на землю, не дожидаясь взрослых.
– Торой, ты прогнал зиму? – С восторгом поинтересовался мальчишка, оглядываясь.
Волшебник помог Люции снять плащ и ответил, усмехнувшись:
– Нет, Илан, я прогнал нас. Из зимы.
Ведьма отшвырнула в сторону тёплую накидку и торопливо стащила с себя вязаную тунику клотильдиного мужа.
– Ух, хорошо-то как. – С облегчением выдохнула она, оставшись в рубашке и юбке.
Однако сразу после этого девушка приняла постный вид. Нарочно, чтобы Торой не очень-то задавался. Волшебник был тем ещё гордецом, и Люция вовсе не собиралась подливать масла в и без того жаркий огонь его тщеславия. Поэтому колдунка решила опустить восторженные провинциальные ахи, охи и вздохи. В конце концов, ерунда какая – утащить волшебством! То ли дело волоком, да по морозному лесу… Хотя, ведьма, конечно, понимала свою неправоту – волоком любой дурак сможет, а вот так – с шиком да через неведомые пространства – это редкому магу по силам. Впрочем, она всё-таки решила не услаждать Тороя своей простодушной восторженностью. Больно надо.
– Кстати, где мы? – С изысканной небрежностью снизошла всё-таки колдунья до вопроса (не удержалась).
Конечно, она вполне резонно ожидала, что волшебник лишь пожмёт плечами и скажет, мол, Сила его знает. Где-то. Но он, также поспешно освобождаясь от тёплой одежды, ответил абсолютно уверенно:
– Мы в Фариджо. – Голос из-под плотной тёплой туники звучал приглушённо.
– Где-е-е-е??? – Ахнула Люция, забыв о том, что минуту назад собралась хранить степенную невозмутимость.
Девушка ухватила Тороеву одёжу за ворот и потянула на себя, освобождая мага. Тот, наконец, стащил одеяние и, приглаживая взъерошенные волосы, повторил невозмутимо:
– В Фариджо.
А потом, как ни в чём не бывало, легко выкарабкался из стога не твёрдую землю и подал руки своей спутнице – безмятежный и спокойный, словно каждый день вот так переносился за сотни вёрст. Колдунья взялась за протянутые ладони и чинно выбралась следом, прихватив с собой лишь узелок. Вопросов она больше задавать не стала. Снова сделала постное лицо, будто по-прежнему считала, что ничего диковинного не произошло.
Надо сказать, вид у Люции снова был донельзя потешный – мужская рубаха, заправленная в шерстяную юбку и при этом, всё – размеров на пять больше, чем требовалась. Ни дать, ни взять – уличная нищенка. На мгновение магу стало жаль девчонку, которая и без того не блистала красотой, а уж в этаком наряде и вовсе становилась похожей на бездомную бродяжку.
«Надо раздобыть ей приличное платье, – неожиданно для себя подумал Торой, – какое-нибудь зелёное или голубое, чтобы подошло к цвету глаз».
Ведьма, разумеется, не догадывалась о благих человеколюбивых намерениях своего спутника. Она сосредоточенно выбирала травинки из спутавшихся волос и озиралась, как показалось Торою, исподтишка. Словно бы намеренно не хотела льстить ему своими восторгами. Волшебник с трудом скрыл улыбку и поднял из травы Илана, самозабвенно охотящегося за кузнечиком.
Люция, обрадованная, что спутник отвлёкся, огляделась уже смелее – широкий, скошенный луг, утыканный стогами, простирался вокруг, насколько хватало глаз, и только вдалеке маячили аккуратные деревенские домики. Странно – в Фариджо не пришла зима… Могло ли статься так, что и люди здесь не засыпали? Колдунья почесала кончик носа и полезла в свой узелок за гребешком. Торой тем временем ловко перехватил восторженно бегающего по скошенной траве Илана, принялся приводить мальчишку в порядок – очищать от сухих травинок, расправлять одежду. Паренёк терпеливо поворачивался то так, то эдак, чтобы волшебнику было удобнее.
– Ты очень храбро дрался, – Похвалил его маг. – Если бы не меткий бросок, мы бы нипочём не выбрались. Видел, как огонёк испугал ведьму?
Илан покраснел от гордости и кивнул. Волшебное пламя и впрямь разрезало кисею снежинок, словно горячий нож масло. Конечно, это ни в коей мере не напугало и уж тем более не остановило ведьму, лишь на долю секунды задержало, но… Именно эти драгоценные мгновения и позволили путникам так удачно унести ноги. Неужто же не сказать об этом отважному мальчишке, который вместо того, чтобы плакать, бесстрашно защищался наравне со взрослыми?
– Торой, – вдруг застенчиво сказал Илан, – я бы тоже хотел стать волшебником.
Он потупил глаза, словно признался в чём-то постыдном. Маг даже заподозрил, уж не внушал ли кто пареньку мыслей о том, что здешний мир был бы куда как спокойнее без волшебства? Собственно, в свете последних событий, нельзя было не согласиться с правотой подобных замечаний.
Но чародей оставил своё мнение при себе, лишь потрепал мальчика по льняной макушке и ответил:
– К сожалению, магом нельзя стать вот так – по желанию. Им нужно родиться.
Внучок зеркальщика жалко шмыгнул носом, но, тем не менее, не особенно расстроился. Про себя он уже решил, что попробует стать волшебником. Ну, мало ли, вдруг получится… Мальчишка вытер нос рукавом рубашонки и резво рванул вперёд, туда, где маячили вдалеке крыши деревенских домов. Взрослые, хотя и менее поспешно, отправились следом.
– Люция… – Торой внимательно посмотрел на ведьму, словно раздумывая, стоит ли продолжать и, наконец, закончил, – Если бы не ты, мы бы погибли.
Девушка польщённо улыбнулась, отчего на щеках обозначились едва заметные, но очень трогательные ямочки.
– Я всё хотел поблагодарить тебя, – продолжил маг, боясь, как бы девушка не перебила его, – ну, что тащила меня по лесу, не бросила умирать в снегу, не оставила на растерзание волкам и вот, сейчас… Знаешь, я не думал, что Ихвель осмелится напасть, по правде сказать, я был к этому совсем не готов и даже не смог толком отразить удар, лишь отвёл в сторону…
Он сбился и замолчал. Ещё никогда в жизни Торой не признавался перед кем-то в своей несостоятельности. Делать это оказалось далеко не так трудно, как он представлял себе раньше, но всё-таки неприятно. А потому волшебник до крайности не хотел, что бы Люция охотно подхватила его самобичевания и, не приведи Сила, усилила их какими-нибудь едкими замечаниями, до которых была та ещё мастерица. Однако этого не произошло. Ведьма рассеяно кивнула, принимая благодарность и опуская всё остальное, а потом спросила:
– Эта Ихвель, она кто?
Маг на несколько мгновений замялся, а потом ответил:
– Она погодная ведьма. Ну, знаешь из тех, что подстраиваются под любую погоду и тянут силы из всяких природных явлений – снега там или дождя… Она очень сильная колдунья. Пожалуй, самая сильная из всех, каких я только знал. Честно говоря, я сперва подумал, уж не она ли так круто обошлась с Мираром, но потом понял – не она. У неё над головой парила та же руна Ан, что стерегла честность и близнецов-чернокнижников.
Люция с наслаждением вдохнула прогретый, напоённый ароматом подсыхающей травы воздух и беспечно спросила:
– Что за руна Ан?
Торою пришлось вкратце рассказать и о руне, и о её назначении.
Некоторое время после этого путники шли в молчании, смотрели на приближающуюся деревню и думали каждый о своём. Наконец, девушка нарушила тишину:
– Ты так и не ответил мне, кто такая Ихвель.
Маг усмехнулся. Вообще-то ответил. Не всё, конечно, но… Но разве что утаишь от этой вредной неказистой прощелыги?
– Разве?
Колдунка хмыкнула, давая понять, что именно думает о его ответах. Уж узнать в Ихвели погодную ведьму она и сама смогла, чай, не глупее полена.
– Не всё. – Она устремила взгляд под ноги и теперь сосредоточенно смотрела на подол своей необъятной юбки. – Безо всякого повода она, узнав тебя, не стала бы волком кидаться.
Торой отвернулся, пряча улыбку, но всё же отозвался:
– Давно, когда я ещё только примкнул к Гильдии Чернокнижников, у нас с Ихвелью был роман.
Люция нахохлилась и приняла самый отсутствующий вид, а потом всё же не удержалась и, словно вскользь, произнесла, глядя на бегущего вереди Илана:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики