науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Стоп! – Крикнул Торой, поняв, что сам спровоцировал пустую перебранку и ненужные всплески Силы, напав на Люцию с обвинениями. – Стоп! Мы вообще-то про блюдо говорили!
И он схватил с земли злосчастную тарелку:
– Просто объясни, почему ты молчала? Мы могли бы не убегать, могли бы давно выяснить, что там за ведьма такая и чего приключилось в Гелинвире…
Говорил он уже спокойнее и белый огонёк сам собою погас. Болотный светляк, успокоенный ровным голосом волшебника и некоторой попыткой хозяйки взять себя в руки, тоже растворился в воздухе мерцающими зелёными искрами.
– Больно ты шустрый. – Осекла чародея Люция. – Так бы тебе всё и явилось. Много ты понимаешь в ведьмачьем колдовстве. Это блюдо моей наставнице по наследству перешло, и показать оно может только тех, кого ты хоть раз видел. А не всякую тварь по первому требованию.
Волшебник поник. И впрямь, размечтался, да и на девчонку зря накинулся, всё ж таки не дура она, коли знала бы о пользе тарелки, сама давно бы предложила ей воспользоваться, как-никак, интерес у них общий. А он – хорош гусь – разохотился увидеть всё, не сходя с места. Не бывает так. Даже в чернокнижии. Торой виновато вздохнул.
– Прости. Прости меня, Люция. – Он уверенно шагнул к обиженной ведьме и обнял её за подрагивающие плечи. – Не сердись. Обещаю, больше не стану над тобой насмехаться. Только давай, условимся, ты тоже не будешь преподносить сюрпризы, вроде этого.
Колдунка кивнула и ткнулась лбом в плечо волшебника. Очень скоро их обоих обняли маленькие, но не по-детски сильные руки Илана. Впрочем, идиллия с объятиями длилась весьма непродолжительное время. Торой отпустил ведьму (по справедливости сказать, с лёгким сожалением, которое не успел толком осознать), ведьма (с сожалением вполне осознанным) тоже отстранилась. Последним дал свободу примирившимся взрослым Илан. И тут же шмыгнул к блюду.
Однако маг быстро перехватил инициативу в свои руки.
– Значит, говоришь, нужно знать того, кого хочешь видеть? Так…
Он задумался. Выходит, вполне можно посмотреть на Алеха и… ну и на Гелинвир тоже!
– Торой… – Голос ведьмы прозвучал виновато и слабо. – Торой, тебе что, не рассказывали в детстве сказок?
Он встрепенулся:
– А при чём здесь…
– Ну как же! – Всплеснула руками колдунья, – Блюдце может показывать только любимых или тех, кто ими был. Я же говорю тебе, оно совершенно бесполезное. Храню в память о бабке, и потому, что старое очень. Да ещё, вдобавок ко всему, действует через раз. Теперь повторно можно будет воспользоваться не раньше, чем через седмицу.
Волшебник глупо посмотрел на девушку, а потом в сердцах плюнул себе под ноги:
– Ну и дрянь! – От души прокомментировал он.
С воплем: «Ты обещал надо мной не смеяться!», Люция выхватила древнюю реликвию из рук мага и безо всякого сожаления опустила колдовскую диковину ему на голову. Волшебник не успел увернуться. По полянке разнёсся гулкий стук, и несколько отбитых кусочков эмали отлетели на высохшую хвою. Но всё же старинная тарелка (как и вполне молодая голова мага) выдержала столь непочтительное отношение к своей персоне.
– Люция, ты чего? Убьёшь! – Торой отобрал у ведьмы древнее блюдо и спрятал его обратно в узелок. – Больно же.
Он потёр ушибленный лоб и хмыкнул, всё-таки редкий образчик вредности и вздорности достался ему в спутницы.
* * *
Дождь не перестал даже к ночи. Когда совсем стемнело, Торой зажёг над головами спутников яркий огонёк, слегка приглушив его сияние, чтобы оно не отражалось в лужах и не слепило лошадей. Лепесток белого пламени реял в дождливой пелене, рассеивая мрак шагов на пять вокруг. Выносливые деревенские лошадки снова бы охотно взяли резвую рысь, но утомлённые путешественники заставили их перейти на шаг. Послушные животные терпеливо брели вперёд, вытягивая крепкие ноги из размокшей земли. Лес был жуток – тёмный, полный шелеста дождя, странных звуков и скрипа тяжёлых ветвей. Однако путники оставались безмятежны – волшебник не относился к числу пугливых впечатлительных натур, Люция выросла в чаще, а мальчик…
Илан безмятежно спал, уютно прижавшись к Тороевой груди, «кошенька» в свою очередь тоже дрыхла, спрятавшись под плащом паренька. А когда чавканье грязи под копытами стало превращаться в сладкую колыбельную и для колдунки, девушка нарушила тишину, так сказать «во избежание»:
– Послушай, Торой, а как в Гелинвире отнесутся к тому, что ты… ну, что ты приедешь с ведьмой?
Она не спросила, отчего волшебник решил отвезти Илана именно в магическую столицу – и без того понятно – отчего. Потому вопрос о собственной будущности её волновал куда как сильнее. Всё же Илана в Гелинвире ждало надёжное укрытие, а вот, чем встретит город волшебников лесную колдунью, оставалось только гадать.
– Ну, я думаю, глупо ожидать тёплого приёма. Но, если тебя это утешит, меня там тоже встретят без объятий и поцелуев. Впрочем, на фоне случившихся событий, нам всё равно будут рады – в конце концов, мы привезём мальчика, который заинтересует Великий Магический Свет и сможем рассказать много нового о случившемся в Мираре и деревеньке Ульны. В любом случае, не бойся, в стенах Гелинвира не принято вершить суд над кем бы то ни было, кроме как над магами.
Ведьма вздохнула. Она не боялась суда, понимала, что не накинутся лучшие чародейные умы государств на глупую ведьму-неумёху, больно она им нужна.
– Я не суда боюсь, а… – Эти слова дались ей с трудом, Люция горько осеклась и поправила на голове мокрый капюшон, – ну…
Торой придержал своего конька и поравнялся с лошадкой спутницы, ступающей чуть позади. Мокрые животинки весело затрусили бок о бок, даже чавканье копыт слилось в единый звук.
– О, Сила Всемогущая… – Простонал волшебник, – Только не говори, что ты боишься общественного порицания. Милая моя, я бы в это поверил, если бы плохо тебя знал, но мы уже достаточно знакомы и я в курсе – ты достаточно заносчива, дабы не обращать внимания на эти глупости! Но, если и впрямь боишься, что волшебники станут бросать косые взгляды – успокойся, я никому не позволю насмехаться над своей спасительницей.
Из всей этой речи ведьма уловила только два слова: «милая моя». Моя. Девушка вскинула глаза на волшебника, который ничего не замечая, продолжал что-то говорить убеждённо и слегка насмешливо. Сквозь неплотную кисею мелкого дождя Торой казался циничным лесным призраком. Циничным, потому что призраки обычно не путешествуют со спящими детьми и кошками на смирных невзрачных лошадках.
«Всё неправильно! – Вдруг подумала Люция. – Всё совершенно неправильно! И я ненавижу эту дурацкую, неправильную жизнь! То ли дело, в сказках, там, что ни девушка, то всегда раскрасавица, если ведьма, значит сильная и ловкая, а в спутниках у неё обязательно могучий волшебник на тонконогом гнедом рысаке и с мечом у пояса! И они не тащат с собой ребёнка и ещё грязную кошку. Зачем вообще здесь кошка? И почему мы убегаем от ведьмы? Мы должны бы были на неё охотиться, рваться в битву и победить, а в итоге всё наоборот – она охотится на нас, мы убегаем и вовсе не знаем, что делать. О, Силы Древнего Леса! Почему всё так страшно, сложно и непредсказуемо!»
– Люция? Люция, ты слушаешь? – Торой наклонился к спутнице, которая отрешённо смотрела в пустоту и сосредоточенно шевелила губами. В первый миг волшебник испугался – уж не вторгся ли снова в сознание девушки кто-то из свиты страшной аметистовой ведьмы, но потом колдунка сморгнула и встрепенулась:
– А? Что ты сказал?
– Посмотри. – Он сделал неопределённый взмах рукой. – Мы приехали.
Колдунья, придерживая капюшон плаща, повернулась в ту сторону, куда указывал маг.
Оказывается, лес уже остался позади, и теперь путники выехали на опушку, а прямо перед ними, аккурат посреди просторного луга, возвышалась чёрная громада, возносящаяся куда-то в необозримую мерцающую дождём высоту. Девушка запрокинула голову, и мелкие капли сразу же окропили пылающее от восторга и благоговейного страха лицо.
Каменные стены Гелинвира, блестели от влаги и казались бесконечно высокими. Торой знал, что где-то за ними в рыхлые тяжёлые тучи возносятся зубчатые башни и конические крыши Академии, изящная полусфера Залы Собраний, прямоугольные угловые флигели с площадками для наблюдения за звёздами и, конечно, изящные каменные дуги, которые по незнанию можно было принять за акведуки. На самом же деле это были узкие ажурные мосты, что, словно нити паутины, соединяли между собою башни и флигели, стены Академии и замковые покои. Изогнутые воздушные тротуары протягивались от самых верхних этажей до угловых башен и, уровень за уровнем, спускались к земле.
Но, конечно, Люция всего этого не знала, да и разглядеть не могла – кромешная темень, освещаемая только мерцанием волшебного огонька, пелена дождя и низкое чёрное небо не способствовали улучшению обзора. Тем не менее, даже невооружённым глазом было видно – Гелинвир вовсе не город, а большая неприступная крепость, окружённая (скорее из дани традиции, нежели из соображений безопасности) глубоким рвом с водой. Несмотря на поздний час, широкий мост был опущен, словно здешние волшебники ждали незваных гостей.
Ведьма судорожно вздохнула – величественные стены магической столицы, окаймляющий крепость ров с маслянисто мерцающей водой, мост на широких толстых цепях и высокие кованые ворота – всё это произвело на неискушённую лесную жительницу должное впечатление.
– С ума сойти… – Только и выдавила она.
– Согласен, и впрямь жутковатое зрелище. – Подхватил Торой, неправильно истолковав выдох спутницы. – Никогда не видел Гелинвир таким тёмным и безжизненным. Похоже, волшебники экономят силы перед решительной битвой и не растрачивают себя на волшебные огоньки. Едем.
Он причмокнул губами, призывая свою лошадку продолжить путь. Люция замешкалась лишь на секунду, очарованная увиденным, а потом, звякнув уздечкой, поспешила следом.
* * *
– Запомни, Элукс. – Говаривал папаша, таская за русые вихры безвольного рохлю сына, – Запомни и никогда не забывай – вещи должны лежать на своих местах. Все вещи. Понимаешь ты это, курицыно племя?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики