науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тактичный эльф предпочёл не оглядываться. Ему, уже переступившему рубеж бытия в несколько веков, многие загадки людских сердец открывались ещё тогда, когда и сами люди о них не ведали. Это ведь для человека, живущего несколько десятилетий, мир полон тайн. А для бессмертного секретов очень мало. И, конечно, чем старше и умудрённей становишься, тем скучнее с первого взгляда читать в людских глазах то, на понимание чего у человека уйдут часы, дни, месяцы или даже годы…
Торой, может быть, только сейчас осознал, что невзрачная любопытная ведьма давно и прочно обосновалась в его сердце, а вот Алех понял это ещё тогда, на поливаемой дождём улице. И теперь ему не нужно было оборачиваться, чтобы увидеть как над головами влюблённых медленно и застенчиво крадутся друг к дружке две их магических сущности – зелёный болотный светляк и победительно сияющий лепесток белого пламени.
Эльф улыбнулся. Оконное стекло всё же отразило, как две разнородных Силы примериваются для более близкого знакомства. Мол, что же это – наши хозяева обнимаются, а нам и дела нет? Вот лепесток белого пламени, рея в воздухе, подплыл к недоверчивому зелёному светляку ещё на чуть, а потом белое и изумрудное сияния, вздрагивая и искрясь, свились между собой, словно бесплотные нити. Одна волшебная сущность льнула к другой, словно проверяя – желанна ли, родна ли?
По-прежнему не решаясь обернуться, Алех тихонько кашлянул. Слава Силам Древнего Леса! Его услышали. У ведьмочки премило заполыхали уши, а вот Торой поглядел с досадой.
– Я приношу свои извинения, но, к сожалению, вынужден покинуть вас. Пойду в свои покои, всё же надо выспаться после эдакой ночки. – Эльф отвесил самый светский поклон и прошествовал к дверям.
Стоит ли говорить, что одного короткого взгляда, вскользь брошенного на двух влюблённых, Алеху хватило, дабы понять – эти двое тоже незамедлительно удалятся в какой-нибудь покойчик, но, конечно же, вовсе не для того, чтобы спать. В истинности подобного предположения эльф готов был поклясться собственными ушами.
* * *
Люция лежала, свернувшись калачиком, словно котёнок – такая же маленькая, беззащитная и трогательная. Одну руку она подсунула под мягкую подушку, а другой надёжно прижимала к себе скомканное одеяло. В результате этих узурпаторских действий Торой оказался и вовсе раздет, но не мёрз. Он удобно устроился на боку и обнимал тихо сопящую ведьму. Та приютилась в колыбели его рук и жалась голой спиной к тёплому мужскому телу.
Маг улыбнулся и подумал – всё-таки прав был Золдан, говоря наперснику, что любовь человек выбирает не рассудком, но сердцем. Только вот разве мог юный и вздорный ученик допустить, что слова эти окажутся самой истиной? Но, разумеется, жизнь в очередной раз ткнула сомневающегося носом в свою странную и не всегда логичную правду. Вот и выбрало сердце, и полюбило. И не смутил его даже голос разума, который поначалу твердил было, что магу и ведьме ни в чём не найти согласия.
А ведь чего только Торой не натерпелся от вздорной колдуньи – и обманула, и предала, и околдовала, и приворожить пыталась… Да потом сама же спасла и выходила… И вот ведь ирония судьбы, не смутившееся приворотным колдовством сердце вдруг само поняло – без хитро-наивной, гневливой и обидчивой Люции не жизнь ему, а страдание. И всё бы хорошо, если не опустошение Гелинвира да грядущее пришествие древней колдуньи! А так мечталось сцапать вожделенное счастье в охапку и утащить прочь от магии, зеркал… Утащить куда-нибудь, где людей поменьше, да наслаждаться, смаковать в одиночку, никого не подпуская.
«Дожил, рассуждаю совсем, как Итель, – повеселился про себя маг, – Алех говорил, она тоже мечтала скрыться с мужем где-нибудь в глубинке и спокойно жить-коротать свой век».
Он вздохнул и задумчиво поцеловал шелковистое худое плечико Люции. Колдунка прижалась к волшебнику ещё плотнее, а он уже унёсся мыслями далеко-далеко, возвращаясь к рассказу эльфа.
Надо же, казалось бы, столько лет прошло, ан, нет, всплывают-таки давно знакомые имена и люди. Точнее нелюди.
Йонех.
Вот же старый конь! И вправду – борозды не испортит, но и новую не вспашет – всё те же интриги, всё та же тяга к власти, прежняя беспринципность да жестокость… И подумать страшно – отправил на смерть собственного ученика! Того, кого растил и пестовал! Того, кто стал едва ли не сыном! Хотя, чего с них взять, с этих эльфов… Вон ведь, пожертвовал Йонех невестки, равнодушно рискнул жизнью собственного отпрыска (пускай и слабоумного) да ещё и новорожденным потомком. А потом даже попытался умертвить помощничка блистательной махинации – Тороя. И ведь, если бы не Лита…
Да, у Йонеха была богатая предательствами и обманами жизнь. Торою в припадке гневных воспоминаний даже сладко помечталось – мол, вот бы прервать её окончательно и бесповоротно, в отместку за все гадости. Хотя, к чему теперь? И так остался остроухий ни с чем – без Силы, без влияния, без власти. А это для него, пожалуй, станет пострашнее самой мучительной смерти.
Тут, наверное, можно было бы даже порадоваться, да только кроме Йонеха пострадали ещё сотни и тысячи людей. Как им жить без привычной магии? Как лечить скот, если придёт из диких земель неизвестный лекарям мор? Как сохранять посевы в скупое на дожди лето? Как получать диковинные снадобья, заглядывать в прошлое и будущее, оберегать свои границы и противостоять первородному колдовству? Что теперь ждёт государства с разом обессиленными армиями? Как властителям уберечь подданных от паники, как предотвратить восстания, как угомонить воспрянувших колдунов и простых бандитов, которых теперь уже не изловишь при помощи магии? Очень, очень безрадостное будущее маячит впереди, а сдержать поднимающуюся волну бедствий можно только сильной уверенной рукой, безжалостно и жестоко.
А ещё хотелось знать, что при всём этом на уме у Ители? Зачем она руками кхалаев убила старика Баруза и семью Илана, зачем расправилась с магами? Да, много смертей взяла на свою совесть красавица Фиалка. Как-то отмоется теперь? Ведь непохожа по рассказам Алеха на жестокую душегубку, и вот, на тебе, разошлась почище Аранхольда и того же Йонеха. К чему только? Что нужно хитрой и очень сильной колдунье? Или есть у зеркала ещё какая-то загадка, ещё какой-то запас гадостей? От одной этой мысли по спине волшебника поползли мурашки. Ай, да Итель… Ай, да ведьма. Нагнала такого страху, какого и сотня сильнейших магов не смогла бы вселить…
Торой ещё думал о злокозненной колдунье, но мысли становились всё более вязкими и тягучими, терялись в сладкой дремоте, уплывали, ускользали, меркли – волшебник, словно по крутой ледяной горке, скатился в мир сновидений. Впервые за многие годы ему приснилась Тьянка – такая же вертлявая и ловкая непоседа – большеглазая и остроносая. А ведь Торой думал, что вовсе позабыл её проказливые черты!..
Как давно это было… Чернокнижие, некромантия, обряд Зара, на который маг и пошёл-то ради того, чтобы перешагнуть таинственный рубеж, заглянуть в Мир Скорби, увидеть подругу детства да попрощаться с ней, навсегда отпустив из памяти и сердца. А ещё попросить прощения за то, что его – надёжного друга и защитника – не оказалось рядом в тот самый момент, когда надо было спасти из холодных цепких объятий смерти.
В сегодняшнем сне – точь-в-точь как тогда, во время обряда – Тьянка вышла из чернильной темноты, просияла лучезарной улыбкой, беспечно почесала острый кончик вздёрнутого носа и сказала на просьбу о прощении то же, что и много лет назад:
– Глупый. А ведь смерти и нет вовсе. Есть иные рубежи, куда шагнёшь и подивишься.
Торой попытался ухватить подружку за локоть, и ему это даже удалось – пальцы скользнули по тёплой шелковистой руке. Но девчонка вывернулась, взметнув тяжёлой косой, и спросила капризно, как спрашивала всегда, когда собиралась осадить задавалу-магика:
– Ну? Чего припиявился?
– Как шагнёшь? – Спросил взрослый Торой в своём сне.
Этот вопрос казался ему особенно важным.
– Как шагнёшь? – Повторил волшебник.
И подруга, которая так навсегда и осталась девчонкой пятнадцати лет, ответила на столь нелюбимом чародеем просторечье:
– Ты ж некромант. Поди, и сам знаешь. Есть тайные двери, которые открыть не всякому по силам.
Он ни единого слова, ничегошеньки из сказанного не понял и в отчаянье крикнул:
– Постой! Объясни!
Но Тьянка лишь пожала плечами, подивившись его непроходимой бестолковости, и поспешила куда-то, подобрав обтрёпанный подол простенького платья. Побежала прямо в непроглядную беспамятную черноту, растворяясь в ней, пропадая… Но всё-таки сжалилась, крикнула из неведомого далёка:
– Топай, топай, да девчонку свою блюди! Любовь, она ведь не только на дары щедра, но и на откуп.
Он проснулся в поту.
* * *
Старая Ульна поднялась как всегда ранёхонько, ещё и коров в поле не выгнали. Вся деревня спала, а её – дряхлую – словно демоны какие погнали с сонного ложа. И снова бабка неспешно оделась, снова пошла на кухню, снова налила себе топлёного молока с золотисто-коричневой жирной пенкой, взяла сладкий пирожок и села у окна. На столе перед ней в нарядной чистой миске тихо мерцал неземной огонёк.
Экая благодать с этим послушным светляком! Хоть до поздней ночи делай дела – чини ли одёжу, пряди ли пряжу, вяжи ли, вышивай ли – всё светло, как днём, и горит он исправно, и слова человеческого слушается. Вся деревня радуется этакому дару. Ульна отхлебнула молока и улыбнулась – знать бы, как там волшебник со своей девонькой? Добрались до Гелинвира? Вызнали, чего там приключилось?
Нежный рассвет подрумянил небо, а дождя, словно и не бывало. Ещё чуть и начнёт просыпаться деревня, сноха пойдёт доить коров, огольцы поведут кормилиц на выпас и начнутся каждодневные хлопоты.
И, конечно, бабка была права. Лишь повыше поднялось солнце – ожил дом, загудела деревня, запели петухи, заскрипели ворота, замычали коровы. И казалось, должен был этот день стать одним из многих, но не стал.
Солнце ещё не поднялось в зенит, когда вошли в деревню странники. И только глупец не распознал бы их одёжи – чёрных хитонов, страшных татуировок на руках, пронзительных взглядов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики