науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ведьме предлагать не стал – та была всецело поглощена приготовлением своего зелья.
Волшебник сосредоточенно жевал, изредка бросая на Люцию косые взгляды. Чудна?я она была – худенькая, неуклюжая (то и дело что-нибудь роняла или задевала локтями), с осунувшимся лицом и длинными, взмокшими от пота, растрепавшимися каштановыми волосами. Искусственная смуглость, как и новый цвет (а также длина) волос, придавала девушке своеобразную прелесть, даже зелёно-голубые глаза, казалось, стали ярче. Конечно, красавицей, ровно, как и смазливенькой, юную ведьму по-прежнему нельзя было назвать, но определённое обаяние…
– О чём ты сейчас задумался, что у тебя так глупо вытаращены глаза и открыт рот? – Поинтересовалась от плиты колдунья.
Торой даже не понял, что она обращается к нему:
– Я?
– Ну, да, ты. Здесь больше никого нет. – Спокойно ответила Люция.
Только тут маг сообразил, что девчонка повторяет его собственные слова, сказанные в её адрес несколько дней назад.
Волшебник усмехнулся и отплатил той же монетой, то есть съязвил:
– Думаю, можно ли назвать тебя красивой?
– Ну, и как? – поинтересовалась ведьма. – Можно?
Торою показалось, что он услышал в её голосе надежду на ложь, и поэтому весьма мстительно и искренне ответил:
– Нет.
Высокие брови Люции поднялись ещё выше и в глазах блеснули слёзы. Девушка поспешно отвернулась к закипающему котелку и стала, шепча какие-то труднопроизносимые слова, бросать туда различные травки. Волшебник наблюдал за ней со стороны и раскаивался в сказанном – от обиженной ведьмы почти наверняка нужно ждать какую-нибудь гадость… Однако, хотя Люция и насупилась, вид у неё был вовсе не зловредный. Да и опыт последнего общения ясно показал – к категории гадких, злопамятных и гнусных ведьм она не относится. Нои доверять этой наивной провинциалке всё-таки тоже не стоит… Прав был Алех, сказавший как-то Торою, что серьёзная женщина обманывает серьёзно, а легкомысленная – легкомысленно.
Тем временем, Люция, превозмогая боль, готовила не что иное, как Зелье против собственного Гриба. В последний момент, когда отвар, сделанный на четырнадцати различных травах и сдобренный недюжинной порцией заклинаний был почти готов, девушка хитро усмехнулась: «Значит, голубчик, я для тебя недостаточно красива? Посмотрим, как ты после этого запоёшь. Действует медленно, но верно…» Усмехнувшись, ведьма скосила взгляд на сидящего в стороне волшебника. Права была бабушка, говорящая, что все мужчины, как дети – глупы и доверчивы. Колдунья криво улыбнулась и аккуратно, не сводя при этом глаз с Тороя, который был всецело поглощён уписыванием мясного рагу, бросила в варево ещё один – очень важный ингредиент, превращающий лечебное зелье в нечто большее. «От яда моего Гриба ты, конечно, вылечишься, – подумала девушка, – но заболеешь кое-чем посерьёзнее». Ведьма не без труда подавила рвущийся наружу смешок. Взяв со стола огромные шерстяные прихватки, Люция сняла с плиты кипящий горшочек и вылила его содержимое в глиняную пиалу:
– Вот, – сверкнув белоснежными зубами в милой улыбке, колдунья протянула чародею зелье, – Пей. Оно, пока горячее, быстрее действует.
Торой с подозрением посмотрел на юную колдунью:
– Рога у меня после этого не вырастут?
Ведьма хмыкнула:
– Твоя семейная жизнь, волшебник, не от меня зависит, так что по поводу рогов ничего обещать не могу.
– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. – Торой подчёркнуто проигнорировал её иронию, – Итак, этот твой отвар не причинит мне вреда?
Люция в сердцах бросила об пол поварёшку, которой помешивала до этого зелье:
– Если не хочешь пить, я тебя не уговариваю, вылей. – Девушка отвернулась.
Торой поднялся на ноги и совершенно чужим, лишённым всяческих эмоций голосом, отчеканил:
– Тебе прекрасно известно, что маг не может почувствовать колдовство ведьмы, поскольку оно имеет другую природу. Так что, высказывать свои опасения, я имею полное право. Пей первая. И учти, если сейчас хоть капля прольётся мимо миски, я развею тебя в пыль на этом самом месте.
Девушка повернулась, зло зашипела и поднесла миску к губам. На секунду замешкалась, а потом, обжигаясь, сделала несколько глотков. Волшебник удовлетворённо кивнул. Только сейчас Люция увидела его истинное лицо – не расслабленного ироничного повесу, не скептика или циника, а жестокого чернокнижника, в своё время рассорившегося с Великим Магическим Советом. Глотая горьковатое зелье, колдунья впервые почувствовала исходящую от этого человека силу и беспринципность. Да если он, хоть на секунду, увидит в ней не слабую деревенскую простушку, а своего личного врага…
После того, как ведьма выпила треть зелья, волшебник снова ехидно улыбнулся. Люции даже показалось, что ярость, которую она мгновение назад видела в его взгляде, лишь игра её собственного воображения.
– Умница. Вовсе и не стоило препираться. – Неотрывно глядя ей в глаза, маг выпил остатки отвара.
Ведьма повернулась к плите, кусая губы, и снова занялась приготовлением зелья, на этот раз для себя. И всё же, отвернувшись от чародея, девушка улыбнулась – для неё-то приготовленная настойка, была совершенно безопасна… Знала, с кем дело имеет, перестраховалась.
Ещё несколько минут у колдуньи ушло на приготовление нового лекарства. Пошептав над варевом загадочные заклинания, девушка перелила его в две пиалы. Содержимое одной она выпила мелкими глотками, периодически дуя на обжигающую жидкость, а содержимое другой, добавив немного золы, вылила вместе с размокшими травами на чистое полотенце, которое плотно прижала к ране.
Торой с интересом наблюдал за этими манипуляциями, слегка кривясь от их сложности, затейливости и какой-то даже излишней мистичности. Почувствовав на себе его пристальный взгляд, Люция раздражённо оглянулась:
– Да, ты прав, моё колдовство слабее и несовершеннее твоего, но всё же это колдовство и через пару часов оно спасёт тебя от яда Гриба, яда который ты – великий волшебник не в силах победить самостоятельно, а мне залечит рану, которую, как выяснилось, твоё волшебство тоже вылечить не может. – Ехидно улыбнувшись, девушка, по-прежнему прихрамывая, направилась прочь из кухни.
Торой усмехнулся – слабая деревенская ведьма, простушка – простушкой, а характером природа не обделила. Захватив с собой бутылку рома, маг проследовал за ковыляющей колдуньей.
Обойдя храпящую Клотильду, низложенный чародей не спеша пересёк зал и также неторопливо поднялся по лестнице. То ли ведьмин отвар уже давал о себе знать, то ли, подкрепившись, маг почувствовал себя лучше, но в любом случае раздражающая слабость постепенно отступала перед обыкновенной усталостью.
Разлившееся по всему телу тепло, наконец, вытеснило противный озноб, а пара глотков выдержанного эльфийского рома так и вовсе открыла второе дыхание. Чародей зашёл в номер и рухнул на притулившуюся в углу промятую софу. Он ещё успел заметить, что ведьма вместе с мальчишкой свернулась калачиком на кровати, успел подумать о том, что нужно быть начеку и спать только одним глазом… А в следующий момент провалился в непроглядную темноту, где не было ничего, кроме обволакивающего всё тело тепла.
* * *
Торой проснулся от холода – руки и ноги онемели и были совершенно ледяными, всё тело затекло – пытаясь хоть как-то согреться во сне, маг свернулся калачиком, словно в далёком детстве. Однако и это не спасло, как не спас просторный, сшитый из плотной ткани хитон.
Зябко поёжившись, волшебник сел на скрипящей, провалившейся тахте и окинул недовольным взглядом комнату – слабо мерцающий болотный огонёк, сотворённый Люцией, ещё висел над входной дверью и по-прежнему озарял комнату неуверенным мерцанием. Дрожащее и неверное оно едва ли было ярче крадущихся в окно лиловых предрассветных сумерек. Но даже в этом слабом сиянии Торою было видно как ведьма и мальчик крепко спят, тесно прижавшись друг к другу под в стареньким шерстяным покрывалом.
Маг завистливо вздохнул – если бы не этот проклятый холод, он бы с удовольствием покимарил ещё пару часиков… Ну да ладно, всё равно нужно направляться прочь из города, вполне возможно, что по их следу уже кто-то идёт. Если это кхалаи, то ещё есть возможность скрыться – изменившаяся погода, вонь от пожаров и глубокие сугробы удачно скроют следы беглецов и даже рептилии с их острым хищническим чутьём не возьмут следа. А вот если на поиски отправится ведьма или чернокнижник, тут уж можно и не надеяться на спасение. Собственно, биться в истерике было тоже преждевременно, главное – все трое выспались. Ведь такими, как вчера, ведьма, маг и мальчик далеко бы не ушли, даже, почти наверняка, стали гораздо более лёгкой добычей для своих преследователей.
Торой содрогнулся от пронизывающего до костей холода, потёр руками плечи, прогоняя, то ли дурные мысли, то ли остатки сна, и поднялся на ноги. На соседней кровати продолжали безмятежно посапывать девушка и ребёнок. Маг снисходительно усмехнулся, глядя на эту умильную картину – это надо же! – никакого чувства самосохранения! Ну, ладно, ребёнок, он, скорее всего, околдован также как и все остальные в этом городе, ну а ведьма-то, ведьма? Неужели не чувствует своим острым колдовским чутьём приближающейся опасности? Да, теперь волшебнику стало ясно – разбудил его вовсе не холод, а поистине звериный инстинкт загоняемой в угол жертвы. Собственно, чародей понимал – нервничать и паниковать пока ещё не было причины. Судя по тому, что рассвет только-только зарождался, беглецы спали самое большее пару часов. За это время в стане неизвестной ведьмы, наверняка, ещё не успели хватиться пропавших кхалаев. Так что, чувство тревоги, что разбудило мага, было вызвано не более чем сумбурными событиями минувшего вечера, усталостью, недосыпанием и отчасти ядом Ведьминого Гриба, который всё ещё блуждал в крови.
Волшебник закрыл глаза, призывая себя к спокойствию. Чтобы унять бешено скачущее сердце, Торой сделал глубокий вдох и, спустя несколько мгновений, выпустил в пространство комнаты облачко сизого пара. Какое-то время маг сидел на краешке провалившейся, скрипящей тахты, медленно вдыхая и выдыхая остывший воздух.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики