науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«И правда, сволочь и висельник!» – с досадой подумала она и замерла, не поворачиваясь.
– Я уже ухожу. – Это прозвучало пошло и глупо. Конечно, уходит, он же не дурак, видит.
– Валяйте. – Черноволосый мужчина с немного резкими, но, в общем-то, привлекательными чертами лица, сидел за столом и спокойно пил холодный пенистый квас, даже не удостаивая свою посетительницу взглядом.
Вот ведь скотина! Девушка до боли в костяшках пальцев сжала свою маленькую (но очень дорогую) сумочку, затылком ощущая взгляд насмешливых синих глаз.
– Вы даже не поинтересуетесь, зачем я искала с вами встречи?
– Нет. Барышни часто ищут со мной встречи и причины, по которым это происходит, всегда одинаковы. – Искренне, можно даже сказать от всей души, признался он. – Но, раз уж вы так быстро уходите, значит, дело не первейшей важности…
Люция покраснела, как мак, при всём своём неуважении к этому господину она не ожидала таких откровенных и сальных намёков:
– Ошибаетесь! – Девушка резко развернулась. – Самой что ни на есть первейшей!
– Вот как? Отчего же вы тогда уходите?
– Вы меня оскорбили!
– Разве? Когда? – в синих глазах отразилось деланное удивление.
Действительно, когда? Что он ей вообще говорил? Она никак не могла вспомнить последние реплики их диалога, зацепиться было не за что… Ведь этот человек действительно не сказал ничего обидного, а его двусмысленные реплики… Что ж, на то они и двусмысленные, что их можно толковать как душе угодно…
Мужчина лениво закинул ногу на ногу и, сложив руки на груди, поглядывал на собеседницу, с интересом ожидая финала столь странной (если не сказать абсурдной) пикировки:
– По-моему, это вы, сударыня притащились сюда, шурша юбками, ни свет, ни заря, надменным тоном сообщили, что имеете ко мне разговор, после чего назвали меня висельником и сволочью, а заодно и оскорбились, как это у вас женщин водится.
– Неправда! Я вспомнила! – Люция оживилась, словно у неё в прикупе оказалась козырная карта, – Вы назвали моего отца стариком и птичником!
– Скажите, милая барышня, – слово «милая» он специально выговорил с особым чувством, – сколько лет вашему папаше? – тут мужчина широко улыбнулся, явно получая удовольствие от того, что может поставить на место богатенькую избалованную девчонку.
– А какое?.. – начала было девушка, но вовремя осеклась, – Шестьдесят пять…
– Ну, да, возраст мальчишеский. – Охотно поддержал собеседник.
– Это не повод обзывать его стариком! – бросила Люция и замолкла, прекрасно понимая, сколь смехотворно её поведение.
– Я никого не обзывал, сказал то, что есть, и вообще, мне надоел этот бессмысленный разговор. Или говорите, что вам надо от висельника и сволочи, или катитесь отсюда. Ещё рано, и я не расположен к флирту.
– К флирту?! – Люция даже подскочила от злости. – Я и не собираюсь с вами флиртовать! Если хотите знать…
– Не хочу. Идите уже, раз по существу от вас всё равно ничего не добьёшься. – Он сделал неопределённое движение рукой в направлении двери.
– А вот никуда я не пойду! У меня к вам деловое предложение, а веду я себя так надменно и глупо потому, что никогда не общалась с людьми вашей породы. Да что там вашей породы – вашего образа жизни! Мне не приходилось разговаривать с мужчинами вот так – тет-а-тет – тем боле тайно, тем более в дешёвой таверне. Поэтому, хотя вы и поливаете меня в ответ на мою чванливость презрением, я останусь и договорю всё до конца, а там можете поднять меня на смех и вообще выкинуть вон, если будет угодно! – закончив эту странную тираду, она круто развернулась.
Широкими шагами, путаясь в многочисленных нижних юбках, Люция подошла к столу, после чего с грохотом опустилась на самый край огромной деревянной скамьи. В следующее мгновение под тяжестью пышущей гневом девушки, накрахмаленных юбок, корсета и как минимум сотни булавок лавка перевернулась. Будто в страшном сне Люция увидела, как смешно и медленно взлетают вверх её ноги в пышных кружевных панталонах и бархатных туфельках.
В попытке сохранить своё достоинство, девушка попыталась ухватиться за край стола, чтобы удержать равновесие, но вместо этого ухватилась за край скатерти и потащила её, со всем, что стояло сверху прямо на своё нарядное светло-зелёное платье. Первой совершила приземление деревянная кружка с квасом, опрокинувшаяся Люции на лиф, затем глиняная солонка, размером чуть ли не с корыто, и под занавес – огромный медный кувшин всё с тем же квасом. Содержимое хлынуло Люции в лицо. А сам кувшин с грохотом покатился под стол. Однако девушка по инерции всё ещё продолжала тянуть скатерть на себя.
Уже из-под стола Люция увидела, как Торой метнулся со своего места ей на помощь. Понимая, что подхватить вздорную гостью не получится, он принял истинно мужское решение – изо всей силы потянул скатерть на себя. Один демон, девушка держалась за неё, как утопающий за линь.
Справедливости ради стоит заметить, что этот манёвр со скатертью, возможно и удался бы… Всё-таки будь на месте Люции кто-то более сообразительный, Торою удалось бы рывком поставить его на ноги. Но Люция была всего лишь девушкой из высшего общества, причём девушкой, которая падала со скамейки, поэтому в самый ответственный момент она решила смириться с неизбежностью положения и выпустила ткань из рук. Торой вверх тормашками полетел на пол с противоположной стороны стола, взмахнув в воздухе скатертью, словно сражённый воин шёлковым стягом. Дружный грохот свидетельствовал о том, что оба тела достигли пола.
Люция упала навзничь, больно ударившись копчиком и локтями. Она лежала, глядя в закопчённые потолочные балки, и постепенно осознавала степень своего унижения – вся в квасе, щедро сдобренная солью, с мокрыми задравшимися до бёдер юбками и разбитыми локтями. Поняв, что ситуация безнадёжна, она решила не вставать, а тихонько умереть от стыда в луже кваса прямо на дощатом полу. Но умирать было нельзя, оставалась ответственность за другого человека, который приземлился с не меньшим, чем она грохотом. Приземлился и с тех пор не издал ни звука…
– Эй, вы там как? Живы? – Люция вытерла лицо подолом своего ещё несколько минут назад такого красивого платья.
Тишина… Только слышно, как со стола глухо капает на пол квас.
– Эй… – Люция встала на четвереньки и двинулась под стол, миновала ноги в тяжёлых сапогах и, наконец, дотянулась до руки Тороя. – Эй…
– Барышня, – спокойно изрёк он, – боюсь, что, потяни я эту скатерть посильнее, и прогноз вашего папашки насчёт виселицы совершенно бы не оправдался…
– Так вы живы?! – возмутилась Люция, – Отчего же молчите, когда вас окликают?!
– Я был ослеплён видом ваших белых кружевных панталон…
– Ещё хоть слово и я опущу на вашу голову уцелевший кувшин. Между прочим, вы падали, как сражённый знаменосец, и это тоже выглядело смешно, хотя я и не удостоилась чести лицезреть ваши подштанники. А теперь вставайте, симулянт несчастный!
И тут до Люции, наконец, дошло, что она сидит перед мужчиной (от репутации которого давно остались одни лохмотья) в сыром, хорошо просоленном платье и насквозь мокром лифе.
– Да отвернитесь же! Как вы смеете? И вообще, помогите мне встать, что я так и буду сидеть на полу?
Он поднялся и резким рывком поставил Люцию на ноги, та охнула от боли и возмущения:
– Поаккуратнее! Я вам что, якорь что ли, так меня тянуть?
Торой картинно приподнял бровь:
– Милая, вы выражаетесь, как простолюдинка…
– А кого мне стесняться? Вас? – Она вскинула голову и постаралась пронзить его взглядом. Как он смеет делать ей замечания? Кто он такой? Аферист, пройдоха, маг, исключённый из Высшего Совета за какие-то тёмные делишки. Иными словами, человек с дурными манерами, о котором говорят, что его не повесили только потому, что он умеет хорошо заметать следы. Вот гадость!
– Я думал, барышни не произносят грубых слов вовсе не из боязни оскорбить чей-то слух, а исключительно по причине хорошего воспитания, – усмехнулся он. – Впрочем, я мало, что знаю о культурных барышнях, могу и ошибаться…
Опять укол. И ответить нечего. Ну, ладно, будет и на нашей улице праздник…
– Снова мы с вами обмениваемся шпильками… – с досадой сказала Люция, – А между тем, у меня болят локти, да и о причине своего визита я так и не рассказала…
– Успеете ещё. Кстати, ваше падение было столь эффектно-сокрушительным, что наверняка пострадали не только локти… Впрочем, им вероятно, досталось больше, чем тому месту, падение которому смягчили полсотни юбок…
Люция не нашлась, что ответить. Снова обмениваться колкостями не хотелось, а хороших манер она от Тороя не ждала, знала к кому идёт. Поэтому девушка только кисло улыбнулась.
Похоже, её собеседник оценил подобную кротость по достоинству, во всяком случае, ехидничать перестал.
– Ладно, пойдёмте, поищем, во что вам переодеться, да и насчёт ванны распорядиться было бы не худо, а то вы не только мокрая, как бездомная кошка, но ещё и липкая, словно сахарный леденец.
Он решительно взял её под локоть и увлёк наверх. Поднимаясь по скрипучим ступенькам, путаясь в мокрых юбках, Люция вдруг осознала, что она не только мокрая, как кошка, и липкая, как леденец, но ещё и глупая, как пробка – идти с незнакомым мужчиной в пустой номер, снятый в подозрительной таверне, было верхом безрассудства.
– Стойте!
– Что ещё? Придумали достойный ответ на мою колкость про локти и юбки?
– Думать мне больше не о чем, как о ваших колкостях! – рассердилась Люция. – Немедленно прекратите меня вести неизвестно куда. У вас дурная репутация, говорят, что вы бесчестный и хитрый человек…
– Ну да, а ещё сволочь и висельник. – Охотно поддержал он. – Успокойтесь, это не заразно, так что вам не грозит перенять эти уникальные качества. Да прекратите так трястись, ужасно раздражает!
– Я вас не боюсь, но вдруг вы всё же задумаете какую-нибудь гадость? – откровенно призналась в своих опасениях девушка.
Торой пристально, склонив голову на бок, начал рассматривать её лицо: по-мальчишески короткие русые волосы, чёрные высокие брови, глаза неопределённого зелёно-голубого цвета с невзрачными ресницами, слишком бледные губы – ничего примечательного в чертах, правда и ничего отталкивающего, но всё в целом – довольно банально.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики