науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Значит, проснулся не только Илан, но и все остальные?..
Волшебник согласно кивнул и невозмутимо продолжил трапезу, словно ничего необычного не произошло. У него, правда, затаилось в душе подозрение, что на самом деле Илан проснулся одним из первых, может быть, даже самым первым, но делиться этим предположением с Люцией Торой не стал – какая в сущности разница? Все предположения, даже самые смелые, нынче были бы пустой тратой времени.
Тем временем мальчик, который одной рукой ловко управлялся с ложкой, а другой играл с переливающимся огоньком, удивлённо вскинул голову. Да, когда он проснулся, Торой рассказал ему о том, что случилось безо всякой утайки – и про зиму, и про волшебный сон, и про колдовство. Внучку зеркальщика даже понравилось, что самый настоящий маг разговаривает с ним, как со взрослым.
А теперь паренёк сидел в маленькой сторожке, держал на ладони переливающийся волшебный огонёк и чувствовал себя так, словно стоял на пороге какого-то увлекательного приключения. Наверное, ему следовало бояться. Да, наверное, следовало… Но он не боялся. Отчего-то ему было спокойно в компании двух волшебников. Спокойно, а ещё донельзя интересно. Вот только не маячили бы в голове жуткие воспоминания о той самой ночи, когда ящерообразные люди вторглись в дом его родителей, не вспоминались бы страшные минуты отчаяния и ужаса, когда мальчишка цеплялся за свою няньку и скулил от страха… Да и просто, не мучили бы мысли о том, что отныне он остался сиротой. Лучше уж думать, что родители и дед живы-здоровы, а он всего лишь отправился в путешествие с их на то позволения. Да, если думать вот так, будет, пожалуй, легче. Мальчик горько вздохнул. Плакать он больше не мог. Во всяком случае, сегодня. Сегодня он пролил и без того слишком много слёз.
Люция словно почувствовала испуг и смятение мальчишки. Ладонь ведьмы мягко опустилась на льняную макушку и взъерошила непослушные волосы. Вообще, у колдуньи была масса вопросов непосредственно к Торою и, сказать по правде, она несколько досадовала на то, что Илан проснулся так некстати и теперь вот приходилось уделять испуганному пареньку должное внимание – жалеть и опекать. Ведьма винила себя за эдакую чёрствость, но всё равно окончательно отделаться от мерзкого чувства досады не могла. Очень уж хотелось поговорить с магом с глазу на глаз, не отвлекаясь на ребёнка. Торой же сидел и спокойно уплетал зайчатину. Погруженный в глубокие раздумья, он смотрел куда-то в пустоту. Ведьме показалось, что волшебник борется сам с собой, словно принимая какое-то важное решение… Может быть, он хотел о чём-то сказать своим спутникам?
Девушка снова зачерпнула из плошки мясной подливки и, решив не морочить себе голову всякой ерундой, с наслаждением отправила ложку в рот. Уж кого-кого, а столь отменного повара молоденькая ведьма в волшебнике не подозревала. По чести сказать, Люция даже радовалась тому, что безмятежно дрыхла, пока маг кухарил. Не пришлось помогать и тем самым опозориться. Готовить-то она не умела. Совсем. То ли дело – зелья какие или, на худой конец, чаи травяные… Хотя, положа руку на сердце, зелья у неё получались ещё более дрянные, чем стряпня. А, уж если бы, не приведи Сила, кто-то задался целью сыскать во всей округе самую скверную повариху, то соперниц у Тороевой спутницы точно бы не оказалось.
Колдунка снова вздохнула и принялась сосредоточенно жевать, лелея в душе надежду, что, аккурат после завтрака сможет-таки поговорить с магом и заодно вызнать у него, зачем он обманул её тогда, в таверне, не согласившись лечить раненое бедро? Наврал ещё с три короба, будто раны волшебством не исцеляются… А ведь вон, израненные руки ни капельки даже и не болят, да и обветрившиеся обкусанные губы тоже не ноют, а уж от саднящих кровоточащих трещин вовсе не осталось следа. Нет, всё-таки этот волшебник что-то да темнит…
– Торой, – наконец нарушила Люция тишину сторожки, – Ты говорил, будто как только я проснусь, ты мне что-то расскажешь…
Маг вскинул голову и пустыми глазами уставился перед собой. Ведьма осеклась на полуслове и испуганно прислушалась к тишине. Чего ему ещё примерещилось? За оконцем по-прежнему подвывал ветер, вот разве что только утро разгулялось в полную силу – сугробы сияли и ослепительно искрились под солнечными лучами.
Но Торой и не подумал отвечать, он бросил ложку на скамью и скомандовал ведьме:
– Одевайся, мигом!
Люция растерянно вытаращила глаза, не понимая, чем вызвана неожиданная спешка. Опять что ли чародей кого-то там почувствовал? Вон, замер, как борзая, взявшая след, разве только носом не водит. Видать и вправду прислушивается к чему-то. Девушка озадаченно посмотрела на мага, а потом и сама изо всех сил напрягла слух, силясь уловить ту неведомую опасность, которая так переполошила волшебника. Ничего. Даже ветер и тот стих. Ведьма потёрла кончик носа и, решив, что паника преждевременна, снова взялась за ложку. Когда же Торой вновь перевёл глаза на колдунью и увидел её по-прежнему невозмутимо и со вкусом жующей, то так яростно цыкнул, что Люция едва не подавилась от неожиданности.
– Мигом! Кому сказано?! Ну?!
Однако вредная девчонка успела-таки забросить в рот ещё пару ложек рагу и лишь после этого опрометью бросилась к своему платью, поспешно жуя на ходу. Голод, конечно, не тётка, но и спорить с взбешённым чародеем – себе дороже, лучше уж подчиниться, тем более, он и впрямь мог услышать что-то эдакое. Как ни крути, а способности Люции отличались незавидной посредственностью, в отличие от Тороевых.
Илан, совершено растерянный таким резким переходом от мирной трапезы к поспешному бегству, застыл на скамье – перепуганный и белый, словно лежащий за окном снег – только худые пальцы судорожно вцепились в сиденье. Неожиданно для себя Торой опустился на корточки перед сжавшимся в комок ребёнком и мягко сказал:
– Не бойся, мы тебя в обиду не дадим.
Он ещё помнил себя мальчишкой, а потому знал, как это страшно – оказаться в незнакомом месте с незнакомыми людьми. Вот только, когда Торой покинул отчий дом, ему было намного проще, чем теперь приходилось внучку зеркальщика. Всё-таки Торой был волшебником и, даже будучи несмышлёным ребёнком, вполне мог защититься. Да и родителей его не убивали. Те сами отказались от сына в пользу увесистого кошеля с серебром. Надо сказать, маг их за это не винил. А вот теперь чародей утешал испуганного паренька, каким был когда-то и сам.
– Не бойся, слышишь?
Илан кивнул и громко сглотнул застрявший в горле комок. Торой тем временем продолжил:
– Я же говорил тебе, что нам придётся убегать. И всё-таки бояться не надо. Ты же мужчина. Так ведь? Маленький, но мужчина, и мы с тобой должны что?..
Он вопросительно поднял брови, ожидая ответа.
Люция, которая торопливо натягивала на себя огромную клотильдину юбку, внимательно прислушивалась к разговору. Краем глаза она видела, как Илан неожиданно исполнился важности, и что-то зашептал на ухо волшебнику – не иначе отвечал на поставленный вопрос. Ведьма напрягла слух и уловила-таки не предназначенное для её ушей:
– Мы должны защищать Люцию, потому что она женщина и потому что она боится гораздо сильнее…
Колдунка, путающаяся в рукавах вязаной туники, хотела уже было возмутиться – это кто тут боится сильнее? Она? Та, которая дотащила этих двоих доходяг до сторожки? И всё-таки ведьма вовремя опомнилась. Ну, конечно, как ещё успокоить мальчику, если не внушением того, что кто-то рядом боится сильнее, а он может защитить, словно истинный мужчина? Так, во всяком случае до приближения опасности, парнишка будет храбриться из последних сил, чтобы сойти за взрослого… Впрочем, приёмы воспитания, которыми пользовался Торой, ведьме отчего-то не нравились. Ребёнок, он ребёнок и есть – не нужно требовать от него больше, чем он в состоянии вынести. Может, сказать волшебнику, чтобы вместо всяких там сомнительных идей продвигал те, которые уже зарекомендовали себя столетиями? Ну, там, например, ласковые уговоры, всякие внушения? Как ещё детей успокаивают?
Она озадачилась, торопливо стягивая завязки своих грубых башмаков. Торой и Илан ещё о чём-то шушукались, покуда волшебник поспешно укутывал ребёнка в тёплое одеяло. Золотой огонёк, подаренный мальчику, по-прежнему парил в его ладони, переливаясь и искрясь.
Пока же маг опоясывался мечом и набрасывал на плечи плащ, у Люции шевельнулось в душе нехорошее подозрение. Ведьма подумала – уж не посмеялся ли над ней спутник, так сказать, не отомстил ли за излишнюю склочность? Ну, чтобы припугнуть, да заставить побыстрее собраться. С него станется… Уж чего-чего, а яду в характере мага было хоть отбавляй. Но нет, судя по поспешности, с которой собирался сам волшебник, подвоха в его словах не крылось.
– Торой, – не вытерпела Люция, – может, скажешь, куда мы так торопимся? Что ты ещё услышал?
Но он не ответил. Вместо этого снова прислушался неизвестно к чему и глухо уронил в тишину комнаты:
– Поздно. Уже никуда не торопимся. Идём. – Маг уверенно направился к выходу, рывком распахнув дверь.
Странное смутное видение, которое столь неожиданным образом ворвалось в сознание чародея, не отступило, но напротив приблизилось настолько, что казалось уже не видением, а горькой реальностью. И уж, хочешь – не хочешь, а придётся столкнуться с этой реальностью лицом к лицу.
Яркое солнце и белизна переливающихся сугробов с непривычки ослепили троих беглецов, заставив их на мгновение болезненно прищуриться. Морозный воздух безжалостно обжёг незащищённые лица и руки, словно хотел похитить последние крохи тепла, которые ещё хранила кожа. Зато зимний лес предстал во всём своём великолепии – искрящийся пушистый снег, хвоя, кажущаяся едва ли ни чёрной на фоне ослепительной белизны, янтарные стволы сосен и высокое, до рези в глазах яркое, безоблачное небо – прозрачное, словно вода в ручье. А ещё солнце. Много-много солнца, столь долгожданного, столь яркого.
Волшебство неизвестной колдуньи мало-помалу ослабевало, однако приятный хрустящий морозец ещё держался, хотя и он был уже не такой обжигающе лютый, как прежде.
Люция зажмурилась и выдохнула облачко пара.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики