науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В тоталитарном
обществе индивид не может быть непосредственным
субъектом политики. Он - песчинка в массе, в нашем
случае-лишь представитель класса (по ранжиру: ра-
бочего класса - гегемона, колхозного крестьянства -
союзника, интеллигенции-социального слоя). Не слу-
чайно в советском обществоведении проблемы <лич-
ность - общество>, <личность - политика> оказались
вытеснены <классовой> проблематикой. В человеке це-
нится не индивидуальность, а принадлежность к классу,
к массе, к коллективу. В конечном счете это ведет к пол-
ному растворению личности в коллективе, к разруше-
нию возможностей личного творчества и индивидуаль-
ной инициативы, к формированию презумпции замени-
мости (человек-<винтик>), что и становится основой
массовых репрессий .
Трактовка человека в качестве функции системы во-
обще присуща тоталитаризму. Такая трактовка, естест-
венно, сопровождает и всю советскую историю. (Не ее
ли отголоски звучали совсем недавно, уже в перестроеч-
ный период, в многозначительных рассуждениях о чело-
веческом факторе, который предполагалось активизи-
ровать, полнее учитывать и задействовать и т. д.?)
Социальная психология <винтиков>-это патерна-
листская психология. Патерналистская установка пред
полагает такую структуру взаимоотношений <власть -
человек>, при которой граждане безгранично доверяют
власти, а та, в свою очередь, рассматривает их как ма-
лых детей, неспособных к самостоятельному существо-
ванию. Хомо советикусу присуща установка прежде все-
го на КПСС (слова современного фольклора <прошла
зима, настало лето, спасибо партии за это> преподносят
ее в иронической форме) и вождя (<мы так Вам ве-
рили, товарищ Сталин, как, может быть, не верили
себе...>). Надо учитывать, что патерналистская уста-
новка психологически очень привлекательна. Во-первых,
человек чувствует себя защищенным, опекаемым и под-

страховываемым властью, уверенным, что ему не грозят
никакие беды, ибо он всегда может положиться на си-
стему гарантий - социальных, экономических и полити-
ческих, представляемых властью. Во-вторых, человек чув-
ствует себя частью некоего значительного целого, непре-
ходящего по значению и остающегося после его смерти,
целого, во имя которого стоит жить (строительство ком-
мунизма, обороноспособность Родины и другие идеоло-
гические штампы <работают> как раз на это чувство).
В советской практике внешняя форма <заботы> власти
о людях фактически скрывала самодостаточный харак-
тер экономического, политического и идеологического
господства партийно-государственного аппарата, трога-
тельно именовавшего себя <слугами народа>.
- Стоит, однако, заметить, что патерналистская уста-
новка - это явление, присущее традиционалистскому,
доиндустриальному типу личности. Такой тип в дорево-
люционной России был массовым. Но не он непосред-
ственно представил благодатную почву для патер-
нализма советского образца, а скорее его противоестест-
венное разрушение, сопровождавшее период <строитель-
ства социализма>, реализовавшееся прежде всего в ходе
коллективизации и индустриализации, гражданской
войны. Социокультурным итогом этих процессов не стало
появление индустриального (городского) типа личности
с присущими ей свободой выбора, экономической дис-
циплиной и ответственностью, анонимностью социальных
связей, рационалистическим отношением к окружаю-
щему миру, в том числе и политическому, уважением
прав других, плюрализмом. Напротив, утвердился в ка-
честве массового люмпенский тип личности, которая,
утратив свои прежние естественные (с землей, природой)
и социальные (с общиной, соседями, семьей) связи, не
находит места в новой <городской> жизни. Ощущение
социальной неопределенности в новой роли вызывает
у люмпена естественное желание опеки со стороны
власти, формирует инфантилизм, восприимчивость к
внешне-принудительной регуляции и устанавливаемому
<сверху> порядку.
Еще два столетия назад И. Кант и В. Гумбольдт
подчеркивали, что <отеческое> правление неизбежно
вырождается в деспотизм. <Забота о людях> - лишь бла-
городный фасад тоталитарного насилия, которое сопро-
вождало всю <социалистическую> историю СССР, начи-
ная с Октябрьской революции и <красного террора>.
Здесь, правда, надо учитывать, что политика вообще
предполагает легитимное насилие. Ни одна демокра-
тическая страна Запада не обходилась и не обходится
без его применения в политической жизни. Вопрос в дру-
гом: чем обусловлены легитимность насилия, границы,
его применения?
Если иметь в виду, что в советском обществе осно-
ванием легитимности являлась коммунистическая идео-
логическая конструкция, а в жизни общества и отдель-
ного человека практически отсутствовали сферы, непод-
властные вмешательству тоталитарного государства, то
становится ясно, что отношение человека и Политиче-
ской власти строилось не только не по классической мо-
дели <интереса>, но даже и не по западной модели <под-
чинения>. (Последняя в принципе не отрицает изна-
чально договорную природу государства и правовой спо-
соб подчинения личности в ходе ее вовлечения в поли-
тический процесс.)
Наиболее характерной и впечатляющей в эмоциональ-
ном и этическом смысле чертой тоталитарного насилия
является его способность к саморазвитию и самопрогрео-
сии. Не ограниченное никакими рамками (прежде всего
правом) и апеллирующее к революционной целесооб-
разности, оно становится подобно снежному кому. Об-
растающему все новыми и новыми жертвами. Как из-
вестно, Марат в 1790 г. полагал, что несколько отрублен-
ных голов спасут Францию от ужасов гражданской
войны и нищеты; через полгода ему требовалось уже
500-600 голов, еще через полгода - несколько тысяч,
а в 1793 г.- миллион. По такой же схеме развертыва-
лась и логика большевистского насилия, гражданской
войны, периода <строительства основ социализма>, что
убедительно показано в многочисленных публикациях
последнего времени. А начиналось все, как известно,
с малого - с ленинского требования расстрела спекулян-
тов и создания первых концлагерей.
Наконец, нельзя не отметить еще одну особенность
тоталитарного насилия. Поскольку важнейшей сущно-
стной чертой тоталитарного режима является его идео-
кратичность, то совершенно закономерно уникальное,
ни с чем не сравнимое значение идеологии как средства
<установления контакта> между властью и человеком.
Причем этот процесс носил однонаправленный характер;
коммунистическое воспитание трудящихся было первей-

шей задачей власти. В результате сознанию людей были
присущи предельная идеологизация и идеологическая
стереотипизация, устранение возможности рациональ-
ного, свободного от догматических построений взгляда
на социальную действительность вообще и политическую
в частности. Вот почему с такой яростью, словно Кашей,
стерегущий ларец со своей смертью, тоталитаризм бо-
ролся с любыми проявлениями инакомыслия и нерегла-
ментированного политического поведения.
Таким образом, говорить о политической социализа-
ции личности в советской истории можно весьма условно,
по аналогии, ибо речь идет об однонаправленном про-
цессе поглощения политической властью частной жизни
граждан. Впрочем, условно можно говорить и о совет-
ском человеке как о личности, поскольку <песчинка
в массе> не является индивидуальностью. В тоталитар-
ном обществе вовлечение людей в политическую орбиту
и на социальном, и на внутриличностном уровнях про-
исходит прежде всего посредством принуждения, пря-
мого насилия. Факторы политической социализации,
в том числе и не являющиеся изначально политическими
(например, школа, средства массовой информации, кино
и т. д.), играют роль политических. По сути <приобще-
ние> человека к политике, начиная с самого первого
этапа и далее - во все возрастающей мере, имеет
жестко регламентированный и крайне идеологизирован-
ный характер.
Человек в тоталитарном обществе фактически ока-
зывается не политически социализированным, а внешне
политизированным и внутренне идеологизированным.
Поэтому сам процесс <приобщения> его к политике
можно определить как псевдополитическую псевдосо-
циализацию. Результатом этого процесса никак не
может быть человек политический (в европейском
смысле). Тоталитарный режим буквально навязывает
политическую культуру <подавления - принуждения>.
Политическое поведение человека предопределено изна-
чально. Во-первых, <снимается> проблема политической
иммобильности (к примеру, неявка на выборы или парт-
собрание рассматривались едва ли не как преступление).
Во-вторых, однозначно регламентировано политическое
участие конкретного индивида (начиная с необходи-
мости явиться на избирательный участок и опустить
бюллетень с одной фамилией в урну для голосования
и заканчивая предписаниями относительно социального,
национального, половозрастного состава делегатов пар-
тийного съезда или депутатов Советов всех уровней).
Само это участие поэтому носит чисто формальный
характер, является фиктивным. Так, если речь идет о
выборах делегатов, то 99,9 % избирателей должны были
отдать голоса единственному кандидату от <нерушимого
блока коммунистов и беспартийных>.
Понятно, что ни о какой автономии индивида в слу-
чае его тотальной псевдополитизации и идеологизации
говорить не приходится. Напротив, всякое покушение
на самостоятельность - не только политическую, но
и хозяйственную, духовно-творческую, семейно-бытовую,
всякая попытка хоть в чем-то дистанцироваться от по-
литического режима рассматриваются как вызов
системе, как преступление. Фактически реализуется
идея полной гетерономии (это понятие буквально озна-
чает чужезнание). <Гетерономия> в противоположность
<автономии> предполагает, что человек может жить
лишь по чужим, извне заданным ему правилам и инст-
рукциям, подкрепляемым наказаниями или наградами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики