ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Как видишь, мир пораженСтаростью и смертью.Но мудрецы не скорбят,Непреложность закона зная.
Ведь тебе не известен путь,Каким он пришел и ушел.Не зная конца пути,О чем ты рыдаешь?
И если бы тот, кто скорбит,Как безумный, себя терзая,Выигрывал этим хоть что-то,То же делал бы мудрый.
Но скорбью и горьким плачемНе обретают покоя.Лишь сильней становятся муки,Слабеет и сохнет тело.
Тот, кто себя терзает,Становится худ и бледен.Но ему не вернуть умерших.Тщетны рыданья и вопли.
Не убивающий скорбьСтрадает еще сильнее;Рыдающий над покойнымПопадает во власть скорби.
Взгляни на этих людей,Спешащих к перерожденью То есть умирающих

,-Они, в лапы смерти попав,Как рыбы в сетях, бьются.
Все ведь бывает не так,Как о том помышляешь.Знай же – разлука этаС родными неизбежна.
И пусть даже сотню летТы проживешь или больше,Все равно от близких уйдешь,Расставшись с жизнью здешней.
Так перестань же рыдать!Послушай совет архата человек, преодолевший привязанность к жизни и достигший полной внутренней свободы

,О покойном скажи себе:«Мне его не найти больше».
Когда загорается дом,Пламя тушат, залив водою.Так и тот, кто мудр и учен,Тверд и исполнен достоинств,Разгоняет возникшую скорбьТут же, как ветер – солому.
И если счастья желаешь,То причитанья и вопли,Желания и недовольства,-Эту стрелу – из себя вырви!
Отравленную стрелу вырвав,Покой обретешь душевный.Уничтожив в себе все печали,Беспечальным станешь, потухшим.
Из «Тхерагатхи» и «Тхеригатхи» Гатха Тхеры Саппаки («Тхерагатха», 307–310) Когда журавлиха, завидев черную тучу первый признак приближающегося дождливого сезона. Но до настоящих дождей еще далеко. Когда же они начнутся, речка Аджакарани превратится в бурный поток и выйдет из берегов

,Расправляет ослепительно-белые крыльяИ в страхе, стремясь укрыться от ливня, летит к скалам,Аджакарани-река бывает тогда так прекрасна!
Когда журавлиха, завидев черную тучу,Взмывает вверх, белизною слепящей сверкая,И в страхе, не зная, где скрыться, расселину ищет,Аджакарани-река бывает тогда так прекрасна!
Да и как тут в восторг не прийтиОт раскидистых джамбу Eugenia Jambolana. Высокое красивое дерево, растущее главным образом по берегам рек

,Что украшают берег рекиЗа моею пещерой?
Лягушкам здесь не угрожает змеиное племя.Важно квакая, они говорят друг другу:«Еще не время уходить от горных речек;Аджакарани надежна, благостна и прекрасна».
Гатха Тхеры Бхуты («Тхерагатха», 518–526) Когда мудрый постиг, что не только старость и смерть,Но и все, к чему влекутся глупцы, есть страданье,И теперь размышляет, страданье поняв до конца,-Есть ли в мире большее наслажденье?
Когда привязанность, приносящую горе,Всеми печалями мира чреватую жаждуПобедив и уничтожив в себе, он размышляет,-Есть ли в мире большее наслажденье?
Когда благой, изгоняющий всякую скверну,Восьмеричный путь (также благородный восьмеричный путь, благородный путь) – восемь принципов внешнего и внутреннего поведения, соблюдение которых позволяет освободиться от страданий и достичь нирваны. Это – правильные воззрения, правильные устремления, правильная речь, правильные поступки, правильное добывание средств к жизни, правильные усилия, правильная память и правильная сосредоточенность

, из всех путей наилучший,Мудрости оком узрев, он размышляет,-Есть ли в мире большее наслажденье?
Когда он творит в себе независимый мир,Где царит покой, где нет печали и нет пылиИ где разрываются все оковы и все путы,-Есть ли в мире большее наслажденье?
Когда в небе гремят барабаны громаИ потоки дождя затопляют пути птичьи,А Схикшу, в пещере укрывшись, размышляет,-Есть ли в мире большее наслажденье?
Когда на берегу заросшей цветами реки,Над которой в венок сплелись верхушки деревьев,Он сидит и, радостный, размышляет,-Есть ли в мире большее наслажденье?
Когда глубокой ночью в безлюдном лесуДикие звери рычат и ливень шумит,А бхикшу, в пещере укрывшись, размышляет,-Есть ли в мире большее наслажденье!
Когда, бесстрашный, мысли свои укротив,Среди скал, под сводом пещеры горнойОн, от скверны очистившись, размышляет,–Есть ли в мире большее наслажденье?
И когда, счастливый, без печали, смыв скверну,От помех, страстей, желаний освободившисьИ все язвы уничтожив, он размышляет,-Есть ли в мире большее наслажденье?
Гатха Тхеры Калудайина («Тхерагатха», 527–536) Деревья, почтенный, сейчас словно тлеющий уголь Автор, возможно, описывает шалмали или кимшуку – деревья, покрывающиеся весной, еще до появления новой листвы, крупными красными цветами

,Сбросив сухую листву в ожиданье плодов,Они, как зажженные факелы, пламенеют.Настала пора услад, о великий герой!
Прекрасные, усыпанные цветами деревья,Роняя сухую листву и томясь по плодам,Благоуханием наполняют пространство.Время нам уходить отсюда, герой!
Не слишком холодно сейчас и не очень жарко.Лучшая пора для путешествий, почтенный!Пусть же увидят сакки и колии Сакки (также сакьи, сакийи; санскр.– шакьи) и колии – два племени, обитавшие на крайнем севере долины Ганга (теперь область между Индийской республикой и Непалом). Граница между территориями обоих племен проходила по речке Рохини

, как, на западОтправляясь, ты Рохини переплываешь!
С надеждою пашут поле,С надеждой зерно сеют,С надеждой уходят в мореКупцы за большим богатством.Да сбудется та надежда,Которой живу!
Вновь и вновь пахари пашут поле,Вновь и вновь бросают зерно в землю,Вновь и вновь посылает дождь небо,Вновь и вновь получает хлеб царство;
Вновь и вновь по дорогам нищие бродят,Вновь и вновь подают им добрые люди,Вновь и вновь добрые люди, подав им,Вновь и вновь попадают в мир небесный.
Герой многомудрый очищаетСемь поколений своего рода.Я думаю, Сакка Автор обращается к отцу Будды, царю сакков Суддходане

, ты бог богов,Ибо рожден тобой истинный муни.
Суддходаной зовут отца премудрого,Мать Блаженного звали Майей Царица Майя, согласно легенде, умерла на седьмой день после рождения сына

.Она носила Бодхисаттву Будда в одном из своих прежних рождений: существо, достигшее состояния святости, но не достигшее еще конечного освобождения

под сердцем,В мире богов теперь ликует.
Дивными радостями радуетсяОтлетевшая отсюда Готами то есть Майя,– от Готама (санскр. Гаутама), родового имени семьи Будды

,Всеми усладами услаждаетсяВ окружении небожителей.
Я сын несравненного Ангирасы,Невозможное возмогшего Будды.Ты отец отца моего, о Сакка,Воистину ты, о Готама, дед мой.
Гатха Тхеры Экавихарийи («Тхерагатха», 537–546) Хорошо, должно быть, в лесуБродить совсем одному,Чтобы не было никогоНи впереди, ни сзади.
Решено! Я уйду одинВ лес, прославленный Буддой.Благодатнее места нетДля сильного духом бхикшу.
Объятый стремлением к цели,Войду в прекрасную рощу,Где любят резвиться слоны,Где радость вкушают йоги.
В Ситаване лес в окрестностях города Раджагаха

пышноцветущей,Омывшись в ручье прозрачном,Под сводом прохладной пещерыПрохаживаться стану.
О, когда, пребывая одинВ огромном, прекрасном лесу,Я исцелюсь от язвИ исполню все, что решил?
Так пусть совершится то,Что совершить стремлюсь!Я все буду делать сам -Тут помощники не нужны.
В доспехи сам облачусь,Вступлю решительно в рощуИ не уйду оттуда,Пока не сгинут все язвы.
Когда ветерок повеет,Прохладный и благовонный,Я взойду на вершину горыИ там уничтожу незнанье.
Среди цветущих лесов,В прохладной горной пещереСчастливый счастьем свободы,Возликую на Гириббадже («Горная Крепость») – так называлось укрепление, расположенное неподалеку от Раджагахи, и, по-видимому, гора, на которой оно находилось

.
И вот я уже у цели,Словно луна в полнолунье:Я знаю – все язвы исчезлиИ не будет новых рождений.
Гатха Тхери Чапы («Тхерагатха», 291 – 011) «Бродил по дорогам раньше,Теперь на зверя охочусь.Из этой топи страшнойНе выберусь на тот берег.
Любовь мою вечной считая,Чапа играет с сыном.Но, сладкие узы порвав,Я вновь удалюсь от мира».
«Не сердись на меня, герой!Не сердись, о великий муни!Ведь сдержанность и чистотаНе достигаются гневом».
«Я ухожу из Налы.Да и кто станет жить в Нале?Здесь в силки красоты женскойЗавлекают благочестивых».
«Вернись, о, вернись, Кала!Насладись любовью, как прежде!Ведь я в твоей полной властиИ все родичи мои тоже».
«Влюбленному в тебя, Чапа,Поверь, было б довольноИ четвертой части того,Что ты сейчас говоришь мне».
«Я как таккари род акации (Sesbania Aegyptiaca)

, Кала,Расцветшая на горной вершине,Я – как гранат в цвету,Как патали Bignonia Suaveolens

на острове диком.
Я надела прозрачное платье,Умастилась сандалом желтым -Меня, такую прекрасную,На кого ты покинуть хочешь?»
«Вот так птицелов стремитсяПоймать в свои сети птицу.Но пленительной красотойНе обольстишь меня, Чапа!»
«Вот этот сыночек мойРожден от тебя, Кала.Меня и милого сынаНа кого ты покинуть хочешь?»
«Мудрец оставляет сына,Родичей и богатство.Герой уходит от мира,Как слон, порвав оковы»,
«Уйдешь ты – тотчас ножомИль палкой ударю сына.Чтобы не плакать о нем,Знаю, меня не покинешь».
«О несчастная, не вернусьЯ к тебе и ради сына,Даже если, злая, егоНа съеденье шакалам кинешь».
«Что ж, будь счастлив тогда, герой!Но куда ты пойдешь, Кала?В какую деревню, село,Город или столицу?»
«Это прежде по деревням,По городам и столицамЯ ходил с толпою глупцов,Отшельниками себя мнящих.
Но теперь Будда блаженныйВблизи от реки Неранджары река, на берегу которой, согласно преданию. Будда достиг просветления

Указует живым дхарму,Избавляющую от страданий.К нему-то я и иду.Он учителем моим станет».
«Спасителю несравненномуПередай мой поклон, Кала!Воздай ему должные почести.Обойдя слева направо».
«С радостью я принимаюСказанное тобой, Чапа!Спасителю несравненномуПередам твой поклон глубокий;Воздам ему должные почести,Обойдя слева направо».
И, сказав так, пошел КалаПрямо к реке Неранджаре.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики