ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Бекингэм ни с чем повернул восвояси.
К тому времени я была уже во Франции.
Если войны совершаются ради прекрасных глаз, маленьких ножек и пышных гр
удок, добра не жди.

Но вернемся пока в Англию, к моим семейным делам. В это время я была вдовой
уже по-настоящему. Мой английский муж лорд Винтер скоропостижно умер, ос
тавив меня с маленьким толстеньким сыном на руках.
Забегая вперед, хочу сказать, что с подачи младшего брата мужа, моего драг
оценного деверя, меня, вдобавок ко всем моим грехам, выставили еще и убийц
ей собственного супруга. Еще бы, было бы даже странно, если бы было по-друг
ому. Извините за громадное количество частицы «бы».
Ни одной многомудрой голове не пришло почему-тб в голову, что раз уж я взя
лась за истребление моих английских родственников, то явно начала не с т
ого конца.
Впрочем, ничего удивительного. Признавая за женщиной дьявольское ковар
ство, сатанинскую хитрость и прочие добродетели, нам упорно отказывают в
праве на разум Ц прерогативе исключительно мужчин. Какие споры ведутся
между учеными мужами, какие дискуссии на тему «Что такое есть женщина и г
де ее место» (ответ и так все знают: на кухне, в детской, в церкви по воскресе
ньям).
Но если все же кое-какие проблески сознания у женщины, к великому удивлен
ию окружающих, случайно обнаруживаются, то делается непреложный вывод: «
У нее был неженский ум». Спасибо и на этом.
Так вот, рассуждая хоть женским, хоть неженским умом, но убрать в первую оч
ередь мне надо было бы брата моего мужа.
Вот его смерть, если уж на то пошло, принесла бы мне куда больше выгоды.
Мужа, рассуждая здраво, можно убить в любой удобный момент, он всегда под р
укой, да и вообще Ц от него никакого вреда, кроме пользы.
А вот деверь… мало того, что оттяпал значительный кусок ренты из наследс
тва, оставленного их отцом, так еще и мог жениться в любой момент, нарожать
детей-наследников, и тогда пришлось бы изничтожать такое количество на
рода, которое может умереть, не вызывая подозрений, только при эпидемии м
оровой язвы.
Нет, вместо этого я прикончила собственного супруга, превратив тем самым
деверя в лорда Винтера, и оставила его плодиться и размножаться на зелен
ых просторах поместий в полной неприкосновенности. Смешно, господа!
Увы, боюсь, что вдовой я стала как раз не без содействия драгоценного родс
твенника. Он получил титул своего старшего брата и стал опекуном моего с
ына. Ну разумеется, я костью стояла у него в горле, ведь опекунство только
тогда приятно, когда оно полное и всеобъемлющее, без ненужного вмешатель
ства. Только меня отправить в мир иной не так-то просто, я уже получила исч
ерпывающий урок на этот счет.
В общем, с деверем после смерти мужа мы жили душа в душу. Как кошка с собако
й.
Он именовал меня «дорогая сестра», я его соответственно «дорогой брат».
И когда я объявила о своем намерении вернуться на родину и немного пожит
ь там, лорд Винтер неожиданно изъявил желание присоединиться к дорогой с
естре.
Какого дьявола ему там было надо? Кроме того, что он настойчиво искал возм
ожность меня убрать, ничего иного я предположить не могла.
Но это было мне, как ни странно, на руку. Я больше боялась, что в мое отсутств
ие он займется здоровьем опекаемого племянника. Хорошо хоть, что дочь мо
я, которой уже шел девятый год, деверя не интересовала, потому что ни на чт
о не могла претендовать.
Хотя, если задуматься, из моей части ренты ей было назначено крупное прид
аное. Учитывая печальный опыт своей матушки, я старалась, чтобы будущее м
оих детей было обеспечено с самого начала. И в этом плане чем раньше отошл
а бы я в чистилище, тем больше было шансов лишить дочь слишком крупной, по
мнению некоторых, суммы.
Мне надо было, невзирая ни на что, организовать безопасность детей, я не дл
я того их рожала, чтобы какая-нибудь высокородная дрянь могла угрожать и
х жизни, видя в них препятствие на собственном пути к новым рентам, землям
и титулам.
Поэтому я с радостью приняла предложение дорогого брата сопровождать м
еня во Францию.
Дети оставались в Англии под надежной охраной людей, на которых я полага
лась, потому что их благосостояние и жизнь (что очень немаловажно) зависе
ли только от меня. Они должны были перевезти сына и дочь во Францию позже,
после нашего отъезда, в местечко, о котором никто, кроме меня, не знал. Прич
ин верить кому-либо, когда речь шла о моих детях, у меня не было…

Боже, я и не предполагала тогда, какая интересная жизнь ждет меня во Франц
ии…

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
ИГРЫ СВОИ И ЧУЖИЕ

Должна заметить, что во Францию я вернулась значительно более обеспечен
ной, чем покинула ее когда-то.
На Королевской площади меня ждал уютный особняк № 6. В конюшне особняка Ц
роскошная карета, при карете Ц кучер и скороход, а при моей персоне Ц гор
ничная Кэт, негритенок Абу, попугай Коко, обезьянка Жужу и красная подушк
а для коленопреклонений в церкви. И дорогой брат, конечно же, который изо в
сех сил скрашивал мое одинокое существование.
И теперь я была богатой англичанкой, загадочной красавицей миледи. Не ск
рою, было очень приятно.
Я вела светскую жизнь, достойную леди Кларик, была очень неплохо принята
при дворе, и даже, представьте себе, мне оказали великую честь и представи
ли самому кардиналу де Ришелье. Мы с удовольствием познакомились заново.

Братец нашел себе компанию таких же милых людей, как и он, вместе они пропа
дали в кабаках, резались в карты и кости и ухлестывали за красивыми барыш
нями. Француженки их совершенно очаровали.
А я на одном из приемов познакомилась с графом де Вардом. И опять захотело
сь любить, любить, любить… Проклятое ребро Адама. Не самый стойкий матери
ал.
Мы встречались с де Бардом в разных публичных местах, и я чувствовала, что
он тоже увлечен мною.
На одном из последних балов, данных госпожой де Гиз, он был бледен и соверш
енно не танцевал.
Ц Что с Вами, граф? Ц спросила я, подойдя к нему.
Ц Пустяки, миледи, совершеннейшие пустяки…
Его слова и его вид прямо противоречили друг другу. Де Варду было очень пл
охо.
Ц И все-таки?
Ц Видимо, я не до конца оправился от ран, нанесенных мне месяц назад, и сли
шком рано начал активно участвовать в светской жизни.
Ц Расскажите, будьте добры, Ц попросила я.
Ц О таких вещах не рассказывают в гостиных, Ц возразил де Вард. Ц Выйди
я из той схватки победителем, конечно, я наполнил бы рассказом о своей поб
еде приемные всех домов, где бываю, но сейчас мне лучше помалкивать и не вы
ставлять напоказ свои раны.
Ц Давайте я стану Вашим судьей, Ц предложила я. Ц Вы расскажете мне эту
историю, а я решу, достойна она гостиных или должна быть предана забвению.

Предложение де Варду понравилось, видимо, он давно хотел выговориться, п
оэтому он поцеловал мне руку в знак согласия и начал рассказ:
Ц Месяц назад я с важным поручением направлялся в Англию, как раз в то вр
емя, когда сообщение между Кале и Дувром закрыли. Помните?
Ц Конечно…
Ц У меня было предписание для начальника порта, открывающее мне доступ
на один из последних кораблей, который должен был отплыть из порта перед
полным его закрытием. Когда я в сопровождении своего лакея спешил из заг
ородного дома начальника порта, меня нагнал молодой человек лет двадцат
и, темноволосый и черноглазый, в форме гвардейца. Он нагнал меня на опушке
рощи, я остановился, ожидая его, без всякой задней мысли, потому что он явн
о спешил меня догнать, и я думал, что у него ко мне какое-то важное дело. Но о
казалось, гвардеец просто искал ссоры со мной, как он, произнося слова с за
метным гасконским акцентом, недвусмысленно заявил. Он предложил мне отд
ать приказ, мне, дворянину! Я приказал Любену подать мне пистолет, но спутн
ик гвардейца оказался куда расторопнее моего лакея. Он бросился на него
и после борьбы прижал навзничь к земле. Пришлось нам драться на шпагах. Су
дарыня, я неплохой фехтовальщик, но моему противнику понадобилось всего
лишь три секунды, чтобы нанести мне три раны. При этом он как-то странно пр
иговаривал, что-то вроде: «За Атоса, за Портоса, за Арамиса!» На третьем уда
ре рухнул на землю. Мой противник нагнулся, чтобы обыскать меня, я собрал в
се свои силы и ударил его острием шпаги в грудь. Но видимо, сил у меня остав
алось немного, потому что лезвие лишь оцарапало его, а гвардеец, разъярен
ный ранением, пропорол мне живот и пригвоздил меня к земле, как дохлую баб
очку. В таком положении я провел ночь и благодарю Бога, что находился без с
ознания. Утром меня и моего лакея, привязанного к дереву, с кляпом во рту, н
ашли люди из порта. Я узнал, что незнакомец забрал мой пропуск и, выдав себ
я за меня, отплыл на том корабле. Мало того, он указал мои приметы, как приме
ты преступника. Поэтому меня под конвоем отправили в Париж. Я потерял мно
го крови в том путешествии, чему следствием стали внезапные приступы сла
бости, подобные тому, что нахлынул на меня сейчас. Вот моя история, сударын
я, не знаю, будете ли Вы дарить своим общением человека, который не только
не смог отстоять доверенный ему приказ, но еще и побывал в роли заключенн
ого…
Все в этом рассказе говорило мне о том, что с молодым гвардейцем мы где-то
пересекались. Особенно эта характерная черта Ц ввязываться в драку с пе
тушиным гонором, не соблюдая ни правил, ни чести и руководствуясь лишь со
бственным раздутым самолюбием. Где-то в моей душе звякнул тревожный кол
окольчик. Даже в наш век звенящих шпаг такая готовность к схватке встреч
ается не так уж часто. Обычно все-таки имеется хоть какой-то уважительный
повод дворянину убить дворянина. Разумеется, не может служить поводом н
аглое требование отдать бумагу, требование, которое ничем, кроме прямого
оскорбления, назвать нельзя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики