ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ЗАДАНИЕ

Путь короля на войну был достаточно долгим: его мучили болезни и приходи
лось пережидать их обострения в городах по пути.
Ну что же, используя этот фактор, можно было попытаться провернуть в отно
шении д'Артаньяна другой фокус, раз от пули он ушел. Так или иначе, но раз де
ло закрутилось, надо было его завершать.
Во время очередной задержки войск в Виллеруа излюбленным местом, где гос
пода мушкетеры убивали время в ожидании того часа, когда король снова мо
жет сесть в седло, был трактир некоего Годо.
Почему бы старым друзьям не вспомнить бедолагу д'Артаньяна, мающегося во
францисканском монастыре без общества и вина?
Небольшая посылочка, содержащая дюжину бутылок превосходного анжуйско
го, разве что с некоторым осадком, отправилась в лагерь гвардейцев, сопро
вождаемая запиской следующего содержания:
«Господин д'Артаньян!
Господа Атос, Портос и Арамис устроили у меня пирушку и славно пове
селились, но при этом так нашумели, что комендант, человек очень строгий, з
аключил их под стражу на несколько дней. Тем не менее я выполняю данное им
и приказание и посылаю Вам дюжину бутылок моего анжуйского вина, которое
пришлось им весьма по вкусу. Они просят Вас выпить это вино за их здоровье
.
Остаюсь, сударь, покорным и почтительным слугой Годо, трактирщик гг
. мушкетеров».
Увы, король так спешил принять участие в осаде, что, чуть оправился от боле
зни, сразу продолжил марш. Не жалея ни себя, ни остальных, он в иные дни сове
ршал по два дневных перехода вместо одного.
Рота мушкетеров прибыла под стены крепости раньше, чем намечено, и весь м
ой план пошел коту под хвост, а жаль…
Итоги были неутешительны.
Д'Артаньян оставался цел и невредим и (если он не дурак, а он не дурак) уже пр
екрасно понял, что я помню о нем. И он помнил обо мне, как это ни прискорбно.

Будь я мужчиной, мы бы бились с ним на шпагах, на дуэли и все было бы куда про
ще и для меня, и для него…

Гордая Ла-Рошель по-прежнему надменно взирала на копошащиеся внизу кор
олевские войска всеми своими двенадцатью большими бастионами, облицов
анными тесаным камнем.
Сто пятьдесят крепостных орудий, размещенных на мощных стенах, и двойные
рвы перед ними позволяли проявлять высокомерие по отношению к своему сю
зерену.
Все попытки взять город штурмом ранее оканчивались неудачей. Ла-Рошель
по праву носила титул «неприступная».
Муниципалитет города, управляющий осажденной Ла-Ро-шелью, ждал помощи а
нглийского флота. Запас продовольствия плюс военное подкрепление Ц и к
репость могла бы держаться до конца века.
Тем временем в командовании королевскими войсками произошли кое-какие
изменения.
Гастон Орлеанский, зная, что его пост рвутся занять маршалы Шомберг и Бас
сомпьер и герцог Ангулемский, не горел желанием особо геройствовать при
таком будущем и ведение военных действий ограничивал тщательным сохра
нением статус-кво и редкими разведочными операциями (в одной из которых
и погиб мой бретер, так и не отработавший сто луидоров).
С другой стороны, именно бездействие Орлеанского и было главным предлог
ом для этих полководцев занять его пост.
Маршал Бассомпьер был отличный, легендарный воин, массу достоинств имел
и знаменитый Шомберг, но кардинал не доверял ни тому, ни другому, больше ск
лоняясь в сторону герцога Ангулемского.
Его доводы убедили короля, и герцог Ангулемский был назначен заместител
ем главнокомандующего. Но тут же обозначилась новая проблема: маршалы, о
скорбленные таким предпочтением, могли вообще выйти из военной кампани
и. Тогда, чтобы и волки были сыты, и овцы целы, линию осады разделили на три у
частка.
Герцог Ангулемский контролировал кусок от Домпьера до Периньи, его кури
ровал сам король, чья ставка была то в Этре, то в Ла-Жарри.
Бассомпьеру достался участок Лале Ц Домпьер. За ним присматривал Гасто
н Орлеанский из ставки в Домпьере.
Шомберг отвечал за линию осады Периньи Ц Ангутен под зорким оком кардин
ала Ришелье, который сделал свою ставку в маленьком доме у Каменного мос
та, в дюнах.
Если раньше центром деятельности многочисленной армии агентов Его Выс
окопреосвященства был особняк на пересечении улиц Сент-Оноре и Добрых Д
етей, откуда расходились невидимые нити, управляющие действиями даже оч
ень влиятельных людей во многих странах, то теперь все переместилось в п
ростой дом среди дюн, не отягощенный особыми укреплениями. Сюда перемест
ился источник энергии французского правительства, и весь тот поток люде
й и документов, что тек в Париж, изменил направление на Ла-Рошель.
Каким образом первый министр мог читать всю поступающую корреспонденц
ию, отсортировывать ее по важности, обдумывать многоплановые комбинаци
и и политические ходы, принимать участие в руководстве ведением осады, е
жедневно встречаться с королем, совершать по ночам выезды, невозможные д
нем, и при этом не сойти с ума, не знаю.
Записные придворные остроумцы не замедлили сострить на этот счет. По кор
олевским войскам уже заходила шутка о том, что кардинал застал как-то дне
м господина д'Эпернона, задумчиво сидящего на камушке с молитвенником в
руках, на что д'Эпернон сказал Ришелье: «Увы, Ваше Высокопреосвященство, в
олей-неволей приходится заниматься чужим ремеслом, раз другие занимают
ся нашим…».
В это время, как я уже вспоминала, любезно прождавший капитуляции Туара Б
екингэм был отброшен от стен форта Сен-Мартен и в спешке покинул острова.
Это были успехи военных.
К успехам тайных служб можно отнести несколько дел. В самой крепости отл
ично работала гвардия отца Жозефа Ц монахи-капуцины. Много их Ц ухажив
ающих за ранеными, исповедующих умирающих, поддерживающих моральный ду
х воюющих Ц было и в королевских войсках. Обычно отца Жозефа было не видн
о и не слышно, но без шума и помпы он организовывал работу так, что для него
не было тайн ни на наших позициях, ни в осажденном городе.
Кроме того, несомненным успехом было задержание курьера герцога Бекинг
эма господина Монтегю.
При курьере были взяты бумаги, подтвердившие самые худшие опасения кард
инала: Англия, уже не рассчитывая на собственные силы, вступила в тайный с
оюз с Австрией, Испанией и Лотарингией. И объединились они, конечно же, не
ради совместного выращивания цветов. Союз был направлен против Франции.

Кроме того, в ставке Бекингэма обнаружили документы, свидетельствующие
о том, что госпожа де Шеврез была самым активным участником заговора. И не
она одна.
Дела же внутри и вне страны обстояли таким образом, что сил у Франции одно
временно заниматься внутренней смутой и внешней угрозой не было.
Ситуация складывалась преинтересная: с северо-запада Франции угрожал в
озлюбленный зеленоглазой французской королевы; с юга Ц ее родной брат;
с северо-востока Ц дядюшка; с востока Ц гнездо Гизов и герцогов Лотарин
гских, из которого выпорхнул Клод Лотарингский, супруг очаровательной г
ерцогини де Шеврез, ближайшей подруги королевы.
Жаль, что я не так близко знакома с нашим королем. Если бы мы дружили, то по с
тарой дружбе я бы отделила от той дюжины анжуйского, что послала д'Артань
яну, бутылочку для Людовика Тринадцатого с тем, чтобы он налил рюмочку-др
угую супруге как-нибудь приятным вечером. Иногда политические проблемы
легче решить семейным способом, но иногда и семейные дела требуют вмешат
ельства политики.
Ведь еще не успела быльем порасти история, за которую головой поплатился
Шале.
Некими персонами задумывалось так: короля Ц низложить, на его место воз
вести Гастона Орлеанского, королеву выдать замуж за нового короля, карди
нала Ц на плаху. Всем хорошо, всеобщее ликование.
Тогда эту комбинацию удалось расстроить в стадии обсуждения. Того казни
ли, тому пригрозили, того удалили, того пожурили Ц и все затихло.
И вот снова заговор.
Я уже покидала Виллеруа, направляясь в Тур, когда меня прямо на дороге вер
хом нагнал мрачный, чернее грозовой тучи, Рошфор и завернул обратно каре
ту.
Кардинал желал меня видеть сегодняшней же ночью в харчевне «Красная гол
убятня», что стояла на дороге, ведущей из Ла-Жарри в Буанар.
Вид Рошфора и срочность встречи с Его Высокопреосвященством говорили о
том, что дела идут хуже некуда. Но как плохо они обстояли, я поняла, только в
стретившись с кардиналом.

Мы подъехали к «Красной голубятне» уже в темноте.
Всю дорогу ни я, ни Рошфор не проронили ни слова. Да и о чем говорить, когда и
так все ясно. Это мы думали, что осаждаем Ла-Рошель, а оказывается, в осаде
вся страна… Тысяча чертей и преисподняя!
Англия, Испания, Австрия, Лотарингия…
Лотарингия Ц это кусок пресловутого Испанского Пути, по которому через
Италию от испанских Габсбургов германским Габсбургам идут дружеские п
резенты в виде военных подкреплений.
А франко-испанский союз, который был заключен этой весной, видимо, больше
бумажный, чем реальный.
Что касается Англии, то даже выдача французской принцессы замуж за англи
йского короля не сыграла никакой роли в потеплении отношений между стра
нами…
…В общем зале харчевни пировал всякий разный люд Ц и местный, и пришлый. Р
ошфор провел меня на второй этаж, где мне уже была приготовлена комната. К
ак я ни старалась кутаться в плащ, появление женщины не осталось незамеч
енным среди посетителей «Красной голубятни». Если бы Рошфор дал мне хоть
немного времени, я, конечно же, переоделась бы перед визитом к кардиналу в
мужское платье. Ненавижу ненужный риск.
Женщина близ военных позиций всегда вызывает нездоровый ажиотаж, марки
тантки и передвижные публичные дома не снимают напряжения.
Внизу, похоже, разгорелась драка, кто-то пытался подняться к нам, познаком
иться с подвернувшейся дамой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики