ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Жерар и тут остался собой.
Атос, граф де Ла Фер, мой супруг, приблизился ко мне и сказал:
Ц Я прощаю Вам все зло, которое Вы мне причинили. Я прощаю Вам мою разбиту
ю будущность, прощаю Вам мою утраченную честь, мою поруганную любовь и мо
ю душу, навеки погубленную тем отчаянием, в которое Вы меня повергли! Умри
те в мире!
У меня было такое чувство, что он говорит мои, адресованные ему слова. Будь
счастлив, любимый!
Копируя до мелочей Атоса (который просто завораживал дорогого брата бла
городством своих манер), подошел расчувствовавшийся Винтер.
Ц Я Вам прощаю, Ц всхлипнул он, Ц отравление моего брата и убийство его
светлости лорда Бекингэма, я Вам прощаю смерть бедного Фельтона, я Вам пр
ощаю Ваши покушения на мою жизнь! Умрите с миром!
А не заплакать ли мне от умиления?
Приблизился побелевший д'Артаньян.
Ц А я прошу простить меня, сударыня, за то, что я недостойным дворянина об
маном вызвал Ваш гнев. Сам же я прощаю Вам Вашу жестокую месть, я Вас проща
ю и оплакиваю Вашу участь! Умрите с миром!
Хоть один извинился, и то приятно.
Но ты поздно просишь прощения, мой мальчик, меня уже убивают, убивают из-з
а твоих неблаговидных дел, из-за того, что ты сунул свой гасконский нос ту
да, куда тебя совсем не просили, разве ты этого не понял?
Я решила внести в эту трагическую минуту немножко загадочности и прошеп
тала:
Ц I am lost! I must die!
С трудом, но я встала, внимательно посмотрела на пятерых мужчин, подолгу з
адерживаясь на каждом лице. Все они отводили глаза.
Ц Где я умру? Ц спросила я их.
Ц На том берегу, Ц ответил от лодки Жерар.
Он подхватил меня и посадил в лодку. Когда сам занес ногу, Атос вдруг некст
ати сказал:
Ц Возьмите, вот вам плата за исполнение приговора. Пусть все знают, что м
ы действуем как судьи.
Какая трогательная забота о сохранении чести. Прав был Жерар!
Ц Хорошо, Ц принял лилльский палач тяжелый мешок с золотом. Ц А теперь
пусть эта женщина тоже знает, что я исполняю не свое ремесло, а свой долг.
И он швырнул золото в воду.
Да верю я тебе, брат, ты, пожалуй, единственный в мире, кому я еще верю, не под
бадривай меня, я не боюсь. Кого мне бояться? Этих господ? Их пятеро, но впяте
ром они отчаянно боятся меня, ни один не смог взглянуть мне в глаза, потому
что они знают: не справедливости они жаждут, а жертвы для ублажения своег
о разбуженного ужаса. Бог им судья.
Лодка отчалила и понесла меня по водам Лиса к тому берегу. Она легко сколь
зила вдоль паромного каната. От серой воды поднимался белый туман.
Я смотрела в глаза людям, остающимся на этом берегу.
Запомните меня, хорошенько запомните! Ни единой буквой я не отступлюсь о
т того, что делала на этой земле.
Все они молча и одновременно опустились на колени.
Жерар молчал Ц река хорошо разносит звуки, лишь глазами показал на меч. О
н прав Ц миледи всегда борется до конца. Я перерезала о меч веревку на ног
ах.
Только лодка коснулась берега, я выпрыгнула на землю и бросилась бежать.
Разумеется, бежать со связанными руками да еще по склизкой земле Ц чист
ой воды безумие, я поскользнулась на откосе.
Ц Правильно, сестра! Ц шепнул Жерар, с мечом подходя ко мне.
Я обреченно застыла на коленях, опустив голову.
Лилльский палач медленно поднял меч, блестевший в свете ущербной луны.
Резкое движение вниз, мой истошный крик…
Вот и второй раз меня не стало.
Палачи знают, что бесстрастно смотреть на казнь могут лишь зеваки. Люди, о
судившие преступника, всегда отводят взгляд.
Все мужчины, коленопреклоненные на том берегу, опустили головы, когда ра
здался последний крик жертвы.

…Меч свистнул рядом со мной, в ту же секунду весьма болезненным пинком Же
рар сбил меня в лощину и вытянул из ямки приготовленное обезглавленное т
ело, весьма похоже состряпанное из мешка, набитого землей и камнями. Чере
п, недавно красовавшийся на его столе, играл роль моей головы. Обмотанный
тряпкой, с желтой куделей на макушке Ц с того берега от оригинала он был н
еотличим.
Когда мушкетеры подняли головы, Жерар уже отстегнул свой красный плащ, р
азостлал его на земле и упаковывал в него мои бренные останки.
Связав концы плаща, он взвалил его на плечо, донес до лодки и опустил на дн
о. Затем выехал на середину реки.
Подняв над водой тяжелую ношу, он густым голосом, слышным до побережья, кр
икнул:
Ц Да свершится правосудие Божие!
Уж кто-кто, а Жерар загубил в себе дарование великого актера.
Серые воды Лиса приняли в себя то, что считалось Анной де Бейль, Шарлоттой
Баксон, графиней де Ла Фер, леди Винтер, баронессой Шеффилд.
Измазанная мокрой землей, замерзшая и смертельно уставшая, я лежала в не
глубокой лощинке на той стороне реки.
Я все-таки победила, я живу.

С того берега реки я наблюдала, как уходят мушкетеры с места казни. Жерар д
олжен был доехать с ними до Бетюна, а затем, убедившись, что они покинули г
ород, вернуться за мной. Недоступным светом манили окна одинокого домика
. В лампе оказалось больше масла, чем я думала.

…Когда я появилась на пороге его дома, Жерар понял меня с полуслова.
«Ну что же, Ц сказал он тогда, Ц если такое количество людей желают твое
й смерти, дай им ее, только и всего».
И мы составили небольшой план.
Нетрудно было предугадать, что раз за дело взялся мой внезапно оживший с
упруг, то следует ожидать очередной красивой глупости.
Человек не меняется, и граф де Ла Фер, как обычно, пошел по самому простому
пути, не утруждая себя излишней работой. За все эти годы мысль проверить, з
а какое все-таки преступление получила клеймо законная супруга, так и не
посетила его благородную голову.
А вот устроить собственный суд Ц это вполне в его духе.
Он охотно поверил бы любому подвернувшемуся свидетелю моих злодеяний, л
ишь бы они соответствовали тому представлению обо мне, какое он вынес в о
дну секунду после того, как на той охоте платье сползло с моего плеча.
Мы с Жераром рассуждали так.
Пачкать руки собственным исполнением приговора ни граф де Ла Фер, ни его
друзья не станут.
Поэтому они должны неминуемо обратиться за помощью к местному палачу, ко
им и был мой брат, единственный палач на всю округу. Ведь это ремесло, хоть
и дает постоянный доход, к числу жалуемых гражданами не относится.
Это обстоятельство и давало мне возможность надеяться, что я благополуч
но выйду из игры, как решила.
А если палач окажется еще и заинтересованным в казни человеком, доверие
к нему резко возрастет. Ужасы, рассказанные Жераром в дополнение к обвин
ениям мушкетеров, должны были укрепить веру судей в мое закостенелое зло
действо, убить всякое сомнение и дать им окончательное право приговорит
ь меня к смертной казни.
Придумать собственную казнь было просто, но как сложно воплощать в жизнь
то, что придумал!
Не раз и не два волосы на голове вставали у меня дыбом и холодный пот тек п
о спине: а вдруг я неправильно оценила моих противников? Может быть, я дума
ю о них лучше или хуже, чем они того заслуживают? Может быть, стоит продолж
ить бегство, уехать в Париж, уехать под Ла-Рошель к кардиналу, покинуть ст
рану, укрывшись в Брюсселе или Антверпене?
Но это было бы лишь оттягиванием конца, а нужно раз и навсегда завершить п
артию. Ради будущего моих детей я должна, должна была пройти через это, как
бы не кричала от ужаса моя душа. Раз другого пути найти не смогла.
И только тогда, когда в окне одинокого домика у маленькой речки Лис, где я
ждала и чувствовала, как горит на плече моя лилия, показалось мертвенно-б
ледное лицо графа де Ла Фер, тогда я поняла, что кости выпали из стаканчика
шестерками вверх…

Простуду в этой мокрой лощинке я заработала жестокую.
Съежившись под тоненькой мантильей, подобрав ноги и обхватив себя рукам
и, я ждала, прижавшись к стволу дерева. Некстати разнылось ножевое ранени
е. Ветер переменился, и тучи решили вновь наступать на Армантьер, опять за
шелестел холодный дождь. Иногда я впадала в зыбкое забытье, слышала, как р
ядом потрескивает огонь в камине, чувствовала его тепло. Тогда мне начин
ало казаться, что я в домике, просто заснула за столом, сидя на грубом трех
ногом табурете, и все еще только впереди.
Смертельный страх вырывал меня из забытья, я видела сквозь занавес дождя
тусклый огонек на той стороне, поникшую мельницу, провисший над водой ка
нат парома. «ЭТО уже случилось» Ц успокаивалась я до нового приступа сн
а.
Наконец на реке послышался плеск. Приближалась лодка. С безразличным уди
влением я поняла, что уже утро, серое и дождливое.
Жерар поднял меня на руки, перенес в лодку. Накрыл тяжелым грубым плащом.

Начался обратный путь с того берега.
С трудом переставляя ноги, поддерживаемая Жераром, я добралась до домика
. Лампа там потухла, и камин давно погас. Сквозь раскрытую дверь и разбитое
окно ветер закидывал во внутрь его дождевые капли.
Я прошла к столу и села на тот самый табурет. Уронила голову на столешницу
. В голове звенело и кружилось. Было очень холодно.
Ц Я не смог достать карету, Ц сказал Жерар, Ц придется ехать верхом. Дер
жись, я понимаю, что тебе плохо.
Я с трудом подняла голову и молча кивнула.
Жерар, обращаясь со мной так уверенно, как может обращаться только палач,
которому отходят после казни одежды преступника, стянул с меня мокрое и
грязное платье.
Затем куда менее уверенно начал натягивать на меня мужской костюм. Вскор
е это занятие ему надоело, он постучал себя по лбу, достал откуда-то фляжк
у и заставил выпить меня обжигающей горло гадости, верно, из тех, что пьют
наши моряки.
Я чувствовала, что его лекарство прожгло мне дыру в желудке, но зато стало
тепло, я смогла одеться почти сама.
Жерар усадил меня на коня, вскочил на другого.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики