ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

К тому же, Ц добавила я, чт
обы окончательно сломить сопротивление де Варда, Ц приняв его, вы сами т
ого не подозревая, оказываете мне громадную услугу!
Граф сдался, надел перстень и опять вздохнул. Боже, ведь он же ранен, четыр
е жестокие раны и ночь на берегу пролива, когда он мог умереть в любой моме
нт! А он пришел ко мне, пришел, еще не оправившись до конца…
Ц Бедный мой друг, Ц жалость заполнила меня, Ц это чудовище с гасконск
им акцентом чуть не убило Вас, Ваши раны еще причиняют боль?
Ц Сильную боль, Ц сдавленным голосом прошептал граф. Слезы навернулис
ь мне на глаза, я его в темноте не вижу, а он, наверное, белый как полотно, как
в тот раз на балу, обнимает меня, а сам на грани обморока…
Ц Граф, я отомщу за Вас, Ц всхлипнула я, гладя его руки, Ц и месть моя буде
т ужасной. Бедный, бедный мой друг!
Раздался бой часов, возвещавший, что ему пора уходить.
В промежутках между поцелуями де Вард клялся, что завтра, то есть сегодня,
придет в то же время. Оторваться от него было все равно что умереть. Раз за
разом он возвращался обратно ко мне, не в силах уйти. Это уже походило не н
а любовь, а на пытку, настолько сильна была боль оттого, что он сейчас ступ
ит за дверь и я не увижу его до вечера. Это же целая вечность, целая жизнь! Да
за это время с ума можно сойти от тоски и отчаяния!
Наконец, понимая, что больше ему оставаться нельзя, я сама провела его вни
з по лестнице, выпустила и закрыла за ним дверь. Потом, запинаясь на каждом
шагу и держась рукой за стену, с трудом поднялась к себе. Когда я прилегла
на кровать, то поняла, что не смогу встать с нее даже для того, чтобы скинут
ь пеньюар. Руки отказывались подниматься, ноги лежали как неживые, горел
наколотый жесткими усами рот, темные пятна его поцелуев покрывали меня с
головы до пят. Последним, самым тяжелым усилием в мире я натянула на себя
покрывало и провалилась в сон.
Когда я проснулась, был уже полдень.

На следующую ночь де Вард пришел снова, и все повторилось. Только слов при
этой встрече было сказано куда меньше, казалось, он не хотел тратить врем
я на слова.
День и ночь поменялись местами, днем я либо откровенно спала в своей спал
ьне, либо дремала в кресле под запинающееся чтение Абу, делая вид, что вним
ательно слушаю.
Куда исчез дорогой брат, не знаю, он не заходил, ничем не напоминал о себе. Л
ишь Кэт, больше похожая на призрак, чем на горничную, неслышно ходила по до
м, либо исчезала из дома под любым предлогом.
На третью ночь де Вард превзошел самого себя, словно он не влюблен, а болен
безумием любовной горячки. Он был прибоем, бьющимся о берег, водопадом, ра
збивающимся о скалы, морским валом, увлекающим корабль за собой в пучину.
Ласки его были дерзки и бесстыдны даже по моим меркам, а дыхание прерывис
тым, словно у человека, удерживающего рыдания, рвущиеся из груди.
Перед рассветом он ушел.

Солнце заливало окна, врывалось в комнаты, теплыми светлыми пальцами гла
дило меня по щекам, уговаривая раскрыть сапфировые глазки, когда в спаль
ню вошла довольная жизнью Кэтти, здоровье которой даже с первого взгляда
значительно улучшилось.
Ц Вам письмо от графа де Варда! Ц чистым звонким голосом весело произне
сла она и положила запечатанный лист бумаги на столик у изголовья.
Сев в кровати и повернувшись спиной к солнцу, я погладила ладонью малень
кое письмецо и распечатала его.
«Не рассчитывайте сударыня на будущее свидание со мной: со времени
моего выздоровления у меня столько дел подобного рода, что я должен внес
ти в них некоторый порядок. Когда настанет Ваша очередь, я буду иметь чест
ь известить Вас об этом.
Целую Ваши ручки, граф де Вард».
У меня потемнело в глазах, я сжала клочок белой бумаги, словно ядовитую га
дину.
Ц Что это за письмо? Ц медленно спросила я, обернувшись к Кэт.
Ц Это ответ, сударыня… Ц краски сползли с лица Кэт, она дрожа, как крыса п
еред удавом, смотрела на меня.
Ц Не может быть! Ц криком-шепотом закричала я. Ц Не может быть! Дворяни
н не мог написать женщине подобного письма! Боже мой, боже мой…
Шатаясь, словно смертельно пьяная, я встала с постели и, еле переставляя н
оги, пошла к окну. В комнате совершенно нечем было дышать, воздуху, свежего
воздуху! На пути попалось зеркало, я скользнула по нему взглядом Ц боже,
вся серая, словно из пепла…
Я не смогла дойти до окна, ноги мои не выдержали, сил хватило лишь на то, что
бы упасть в ближнее кресло. Кресло, в котором еще этой ночью он меня так ст
растно целовал…
Кэт с выражением ужаса на лице подскочила ко мне, протянула руки к застеж
ке. Зачем?
Ц Что Вам нужно? Ц крикнула я. Ц Как Вы смеете прикасаться ко мне?!
Кэт отшатнулась.
Ц Я думала, сударыня, Ц зачастила она, Ц что Вам дурно, и хотела помочь В
ам.
Ц Дурно? Мне? Мне! Вы принимаете меня за какую-нибудь слабонервную дуроч
ку! Когда меня оскорбляют, я не падаю в обморок, я мщу за себя, слышите?
Взмахом руки я приказала Кэт удалиться.
Но когда за перепуганной горничной захлопнулась дверь, от моего гонора н
е осталось и следа. Быть сильной легко на людях, себя же не обманешь. Давяс
ь слезами, я съежилась в кресле, обхватила руками колени и принялась опла
кивать свое горе, как делали это тысячи, тысячи до меня…

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
ОСОБОЕ МНЕНИЕ НЕКОТОРЫХ КАВАЛЕРОВ

Пожалуй, с того памятного дня, как граф де Ла Фер приказал поднять меня пов
ыше к небу и закрепить в таком положении, не было мне так больно и обидно.
Два письма лежали передо мной на кровати, два письма… В одном рай, в другом
ад. За что?!
Всхлипывая и вытирая слезы пополам с соплями кружевным подолом пеньюар
а, я, как каббалистические письмена, до рези в глазах перечитывала эти две
записки, пытаясь понять: ну что же случилось?
Даже прославленное иезуитское коварство меркло перед последним письмо
м. Слишком уж горячими были строки, предшествующие ему, зачем, неужели лиш
ь для того, чтобы больнее хлестнуть потом? Хлестнуть наотмашь, словно хлы
стом зазевавшуюся комнатную собачонку, попавшую под руку благородного
охотника. «Милостивая государыня! …я принужден поверить Вашему ко
мне доброму расположению… опоздать хотя бы на день было бы теперь в моих
глазах равносильно новому оскорблению Вас… тот, кого Вы сделали самым сч
асгйливым человеком на свете… Граф де Вард».
«Не рассчитывайте сударыня на будущее свидание со мной… у меня сто
лько дел подобного рода… когда настанет Ваша очередь, я буду иметь честь
известить Вас об этом… Целую Ваши ручки… граф де Вард».
К концу дня я выревела все слезы…
Умылась, заперла письма в ящик стола и велела Кэт привести ко мне господи
на д'Артаньяна, как только он придет. Он не пришел.

На второй день гасконец тоже не явился. Учитывая то, что до этого он приход
ил с регулярностью почтового экипажа, это было странно.
Д'Артаньяна не было, зато появился дорогой брат, помятый и потратившийся.

Из его скупых слов удалось вытянуть, что он попал в интрижку с дамой из чис
ла тех, кого именуют гулящими, но у этой дамы, к великому удивлению дорогог
о брата, оказался муж, явившийся в разгар свидания и чуть было не пришивши
й Винтера без долгих разговоров.
Деверь спасся, добровольно отдав ему содержимое своих карманов, свои цеп
очки, кольца и красивый плащ.
Все это напоминало милую игру, под названием «германская ссора», которую
разыгрывали в Париже публичные девки совместно с бретерами, деля потом
добычу пополам.
Сославшись на головную боль, дорогой брат заперся на своей половине в ко
мпании с дюжиной бутылок испанского.
Я села писать послание гасконцу:
«Любезный господин д'Артаньян, нехорошо так редко бывать у своих др
узей, в особенности в то время, когда предстоит скоро расстаться с ними на
долго. Мой деверь и я совершенно напрасно прождали Вас и вчера, и третьего
дня. Неужели это повторится и сегодня?
Признательная Вам леди Кларик».
Я вызвала Кэт и приказала немедленно доставить письмо господину д'Артан
ьяну, Улучшение здоровья горничной, видимо, было недолгим, потому что она
опять стала очень болезненно выглядеть.
Она отсутствовала значительно дольше, чем можно было предположить, учит
ывая расстояние от Королевской площади до казарм гвардейцев Дэзэссара.

Наконец Кэт появилась и передала от имени гвардейца, что он благодарен м
не за благосклонность, предоставляет себя в мое распоряжение и в девять
часов вечера будет на Королевской площади. Видимо, в доме господина д'Арт
аньяна не было ни клочка бумаги…
Пробило девять.
Появился д'Артаньян, предстоял очень неприятный разговор.
Ц Меня ни для кого нет дома, слышите, ни для кого! Ц предупредила я слуг, ч
тобы дорогой брат не вздумал отбить у меня гвардейца и утащить его к себе
вместе заливать утрату чести и денег.
Д'Артаньян пытливо смотрел на меня. Словно оценивал. Я через силу улыбнул
ась ему, боюсь, улыбка не получилась.
Ц Как Ваше самочувствие, сударыня? Ц любезно осведомился . д'Артаньян.
Ц Плохо, Ц сказала я чистую правду. Ц Очень плохо.
Ц В таком случае я пришел не вовремя. Вам нужен, без сомнения отдых, и я луч
ше удалюсь, Ц медленно потянулся за шляпой д'Артаньян.
Ц О нет! Напротив, останьтесь, господин д'Артаньян, Ваше милое общество р
азвлечет меня.
Разговор потихоньку наладился и потек по обычному руслу. Мы обсудили все
страшные тайны королевского двора, подробно остановились на самой модн
ой теме: кто теперь может состоять в любовниках у страстной госпожи де Ше
врез, томящейся в Туре.
Ц А у Вас, господин д'Артаньян, надеюсь, есть любовница? Ц спросила я.
Ц Ах!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики