ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ц Тюрлюпеном
Тюрлюпен Ц известный комический актер из
труппы Бургундского отеля, работавшей в первой четверти семнадцатого в
ека. Амплуа Тюрлюпена Ц плут и мошенник Бригелло (маска итальянского те
атра)
выглянул из-за двери Его Высокопреосвященство.
Пошатнувшаяся было дружба резко окрепла, Рошфор и д'Артаньян нежно друг
другу улыбнулись, обменялись рукопожатиями, поклонились кардиналу и с н
еподдельной грустью расстались.
Д'Артаньян пошел к ожидающим его друзьям, Рошфор остался в приемной.
Ц А теперь, мой дорогой Рошфор, Ц сказал своему конюшему кардинал де Ри
шелье, Ц срочно скачите в Бетюн. Миледи ждет Вас там.
В этом трогательном месте Рошфор всегда добавляет, что он чуть было не до
гнал уходящего д'Артаньяна и не поцеловал его на радостях еще раз, уже по-
настоящему. Вот тут он точно врет, и я ему не верю.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ
ИТОГО

Без Бекингэма английская эскадра, семнадцатого сентября все-таки покин
увшая Портсмут, напоминала курицу с отрубленной головой, которая и без г
оловы еще в состоянии пробежать несколько шагов, но это все, что она может.

Двадцать восьмого сентября корабли англичан под предводительством лор
да Линдсея были у стен Ла-Рошели, радостно отозвавшейся на ее прибытие зв
оном всех городских колоколов.
Но, кроме моральной поддержки, крепость ничего не получила.
Англичане без толку потыкались в загораживающую вход в гавань дамбу, пос
ле чего попытались разрушить препятствие, обстреливая дамбу силами кор
абельной артиллерии.
С берега по английским кораблям ударили королевские орудия и пушки форт
ов острова Рэ.
Бомбардировка французами английских кораблей была успешнее, чем обстр
ел англичанами дамбы. «Последний довод короля»
Такое изречение было выгр
авировано на королевских пушках, обстреливающих Ла-Рошель
действовал убедительно.
Понадобилось два дня обмена ядрами, чтобы лорд Линдсей окончательно отк
азался от мысли задержаться у крепости подольше. Он посоветовал ла-роше
льцам примириться с законным сувереном, послал к королевским войскам па
рламентера, через которого попросил короля от имени Карла Первого быть с
нисходительным к своим заблудшим подданным, после чего с чувством образ
цово выполненного долга поднял паруса и отбыл в Англию.
Ла-Рошель была обречена.
В блокированном городе давно уже царили голод и смерть. Если до третьего
появления у крепости английской эскадры город жил надеждой на помощь ан
гличан и муниципалитету во главе с непримиримым Жаном Гитоном удавалос
ь подавлять в согражданах мысли о сдаче города, то теперь в сердцах ла-рош
ельцев не осталось ничего, кроме отчаяния и безысходности.
В эти дни на память горожанам приходили строки Ветхого Завета, и они шепт
ались, что гордая ранее красавица Ла-Рошель теперь подобна павшей столи
це Иудеи, о которой плакал пророк Иеремия.
Ц Ах, осталась пустынной столица, полная людом, стала словно вдова госпо
жа народов. Правительница областей отдана в работу! Безутешно плачет в н
очи, на щеках ее слезы, нет утешителя ей среди всех ее любивших. Предали др
узья ее, стали врагами… Ц выговаривали так губы горожан вслед удаляющим
ся кораблям знакомые слова.
Ц Дети грудные без чувств лежат на площадях столицы, матерей своих вопр
ошают: «Где хлеб, где питье нам?» Как пронзенные, без сознания на площадях
столицы испускают дух свой у груди материнской. Найду ли тебе оправдание
? Ц плакали женщины, лишившиеся своих детей, не выдержавших многомесячн
ый голод.
Ц Люди ее стонут, выпрашивают хлеба, драгоценности отдают за пищу, чтобы
восстановить силы… Ц вздыхали их мужья, водя пальцем по впечатанным в б
умагу черным словам, приобретшим такую страшную современность.
А тайные агенты отца Жозефа, работавшие в крепости, обязательно напомина
ли:
Ц О тебе твои пророки лишь ложь и глупость вещали. Не обнажили твое нечес
тье, чтобы изменить твою участь, являли тебе изреченья лжи и coблазна!
И советовали, советовали постоянно и настойчиво:
Ц Умножь свои вопли ночью, в первую стражу, сердце пролей, как воду, пред л
иком Господним, воздень к Нему ладони ради твоих младенцев, что от голода
чуть живые на перекрестках улиц.
Каждый стих, каждая строка Плача словно не об Иерусалиме говорили, стона
ли горожанам об их Ла-Рошели.
Наконец не выдержал и муниципалитет.
Двадцать восьмого октября одна тысяча шестьсот двадцать восьмого года
Ла-Рошель сдалась.
На следующий день во главе войска кардинал де Ришелье въехал в склонивши
й голову город.
Кругом лежали трупы, :на улицах, на площадях, на папертях церквей, под окна
ми домов. Тела, иссушенные голодом, не тлели, а мумифицировались.
Из пяти человек выжил один, против двадцати тысяч королевских войск в по
следние месяцы оборону держали от силы полторы тысячи горожан. Зрелище п
олумертвого города было настолько страшным, что тронуло даже самые ожес
точенные сердца.
Крепость, теперь похожая на полуразрушенный могильный склеп, не подверг
лась обычным грабежам и насилиям. Не только строгий указ короля, но и вид г
орода удержали неудержимых мародеров.
По совету кардинала король распорядился срочно доставить в город продо
вольствие. Король подтвердил, что прощает заблудших и презревших долг св
ой. Никто из защитников города не был наказан. Даже верхушка муниципалит
ета во главе с неистовым Жаном Гитоном, в других условиях непременно бы в
озведенная на новенький эшафот, была лишь выслана за пределы города, пот
ому что никто уже не мог наказать Ла-Рошель больше, чем она была наказана
осадой.
С самоуправлением Ла-Рошели было покончено. Венец ее башен, охраняющий г
ород с суши, разрушен, остались лишь прибрежные укрепления. Также были ср
ыты все замки и укрепления в округе.
Великого оплота протестантства во Франции не стало.
Королевские войска с триумфом вернулись в Париж.

Прошло время, и старые проблемы сменились новыми.
Дорогой брат, как только отношения между государствами возобновились в
достаточной степени, приехал в Париж и попытался унаследовать после мен
я славный особняк по адресу Королевская площадь, дом шесть. Но, к его огорч
ению, дом во время войны конфисковали. Французское правительство отдало
его некоей госпоже N, проживающей с двумя детьми в глухой провинции. Разоч
арованный Винтер вернулся домой.
Там ему тоже не пришлось особо радоваться вступлению в наследство. Вмест
е с поместьями он получил прилагающиеся к ним закладные и мои долговые о
бязательства на очень большие суммы очень известным людям. Благодаря эт
им нехитрым операциям я сразу же после истории с подвесками перевела сво
е состояние во Францию.
Дорогой брат встал перед проблемой: судиться с моими кредиторами и потер
ять миллион Или отдать все без суда и все равно потерять миллион…
Не прошло и года, как он его потерял.
У мушкетеров все благополучно.
Красавец Портос женился на своей прокурорше, которую я имела честь видет
ь в церкви Сен-Ле. Сундучок с монетами, накопленными ее покойным супругом
, позволил господину Портосу оставить службу и зажить мирной семейной жи
знью.
Тонкая душа господина Арамиса не вынесла тягот военной жизни, и он осуще
ствил свою давнюю мечту: принял духовный сан и вступил в недавно основан
ное братство лазаристов. Наверное, скоро мы увидим его в рядах миссионер
ов, с крестом в руках несущих Божье слово народам обеих Америк, Китая и Инд
ии…
Госпожа де Шеврез была так безутешна после его пострига, что вынуждена б
ыла завести три-четыре новых любовника, чтобы скрасить горечь утраты.
Граф де Ла Фер продолжал вести образ жизни безупречного мушкетера: регул
ярно пил и регулярно играл. Потом он вышел в отставку под тем предлогом, чт
о получил небольшое наследство в Русильоне.
Д'Артаньян вместе со своей ротой вернулся в Париж после окончания кампан
ии и принялся готовиться к вступлению в чин лейтенанта.
Он продолжал снимать комнату на улице Могильщиков и обожать Констанцию
Бонасье. Господин Бонасье куда-то исчез и не мешал счастью влюбленных.
Настал тот момент, когда госпожа Бонасье официально стала вдовой и приго
товилась превратиться в Констанцию д'Артаньян.
Сам д'Артаньян, услышав о планах любимой, задумался.
К этому времени любовь утратила для молодого человека чувство новизны и
стала привычной Ц кто осудит его за раздумья? К тому же любовь к женщине
Ц одно, а брак с ней Ц совершенно другое…
До господина де Тревиля дошли последние новости о сердечных делах молод
ого человека, которому он покровительствовал и в чьей судьбе он был горя
чо заинтересован.
Де Тревиль вызвал гасконца к себе и сурово отчитал: «Ты прибыл в столицу з
а карьерой и славой, мой мальчик? Да разве это видано, чтобы, достигнув усп
еха и признания в Париже, связаться с галантерейщицей, пусть она хоть три
жды кастелянша королевы?»
Можно гордо поднять голову, когда тебя обвиняют в незаконных дуэлях с гв
ардейцами, в лихих и опасных мероприятиях, поднимающих славу мушкетеров
… Тогда уста начальника бросают гневные слова, но глаза сияют от гордост
и за тебя.
Но как держать голову, когда твой капитан, твой друг и благодетель искрен
не не понимает, ради чего ты губишь блестяще начатую жизнь?
Де Тревиль, выправляя д'Артаньяна на правильную дорогу, вспомнил время, к
огда сам был молодым, а потом, в порыве откровенности, поведал молодому че
ловеку рецепт правильной карьеры: «Да, мой мальчик, я не отрицаю, что добры
е милости какой-нибудь Дамы лишь придают блеск достоинствам молодого че
ловека, но надо, чтобы Дама была иного ранга, чем та, с которой по неопытнос
ти связался ты.
Д'Артаньян, ты мне дороже сына, ты Ц словно я сам тридцать лет назад!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики