ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Страбон сообщает, что
храм, основанный Киром в Зеле (Малая Азия), первоначально состоял из больш
ой, искусственно насыпанной возвышенности, окруженной стеной (Страбон
XI, 8, 4). Это было не здание, а скорее искусственная насыпь, на которую поднима
лись, чтобы молиться. Вполне возможно, когда Дарий упоминает в Бехистунс
кой надписи айадана (Бехистун I, 63), то есть «места поклонения», он
имеет в виду огороженные священные участки земли (хотя это древнеперсид
ское слово и передается в эламской и вавилонской версиях, видимо условно
, как «храмы»). Еще в V в. до н.э. Геродот писал о персах, что они не возводят гаи
статуй, ни храмов, ни алтарей. Тем не менее ясно, что помещать огонь на подс
тавку наподобие алтаря для первых Ахеменидов было очень важно Ц и как п
ровозглашение их приверженности зороастрийской вере, и как объявление
о верховной власти. Пламя огня царского очага, поднятое таким образом ст
ановилось символомих собственного величия. Священнослужители после пе
рехода к оседлой жизни должны были установить постоянные священные уча
стки для совершения обрядов богослужении и других ритуалов, и участки эт
и, судя по арамейской надписи, относящейся к 458 г. до н.э., назывались бр
азмадана (букв. «место обрядов»).

Божества

Другие новшества, внесенные в зороастризм персами, касались пантеона. Од
но из них Ц введение культа иноземной богини, предположительно великой
ассиро-вавилонской Иштар, владычицы планеты Венеры, которая одновремен
но почиталась как богиня любви и войны. По словам Геродота (Геродот I, 131), пер
сы давно научились поклоняться этой «небесной богине», которую поздней
шие греческие авторы называли «Афродитой Анаитидой» или просто «Анаит
идой». Очевидно, царская семья, несмотря на всю искренность своего обращ
ения в зороастризм, сохранила культ этой иноземной богини, хотя зороастр
ийские жрецы и не могли одобрить принятие ее в число божеств, провозглаш
енных пророком достойными поклонения. Поскольку влияние царского дома
было очень велико, пришли к компромиссному решению, первое свидетельств
о о котором относится ко времени правления Артаксеркса II (404Ц 359 гг. до н.э.). Э
тот царь, подобно предшественникам, перестал призывать в своих надписях
одного Ахурамазду, а обращался к «Ахурамазде, Анахите и Митре». Объяснен
ия этому нововведению нужно искать не только в авестийских и пехлевийск
их книгах, но и в зороастрнйских обрядах, а также в античных источниках. Со
вокупность данных позволяет предположить, что Иштар стала почитаться з
ападными иранцами под именем Анахитиш (букв. «незапятнанная»)
Ц так они называли планету Венеру. Затем имя Анахитиш ассимилировалось
с авестийским прилагательным анахита («незапятнанная») и стал
о употребляться в качестве эпитета божества *Харахвати-Арэдви-Сура, кот
орое с тех пор призывалось во время богослужения тремя эпитетами А
рэдви-Сура- Анахита
Арэдви-Сура-Анахита Ц букв. «Влажная сильная неза
пятнанная», Харахвати Ц название мифической реки.
, а собственное имя божества (Харахвати) было утрачено.
* Харахвати была идентифицирована с Анаитидой потому, что, будучи богине
й реки, она тоже почиталась за божество плодородия. Эта ассимиляция прив
ела к соединению двух могущественных культов, и обращение Артаксеркса к
Анахите свидетельствует, каким важным стало почитание богини Арэдви-Су
ры-Анахиты. Если сравнить формулы обращения Артаксеркса с призывами Зор
оастра в Гатах к «Мазде и [другим] ахурам», то кажется вероятным, что богин
я Анахита, слившаяся с божеством реки, заняла в пантеоне Ахеменидов мест
о третьего ахуры Ц *Варуна-Апам-Напат («Сына вод»).
С того времени в обычных молитвах *Варуна отходит на задний план, хотя до н
аших дней сохраняет свое место в особых обрядах и молитвах для зороастри
йских священнослужителей. Преемники Артаксеркса следовали установлен
ному им образцу, и последующие цари Иранских империй продолжали призыва
ть божественную триаду: Ахурамазду, Анахиту и Митру. Эти три божества вме
сте с Вэрэтрагной (богом Победы) стали главными объектами народного покл
онения.
Еще одним нововведением стало почитание бога, возможно восходящего к ва
вилонскому Набу, владыки писцов и планеты Меркурий, который назывался по
-персидски Тири («Быстрый») и идентифицировался с авестийским божеством
Тиштрйа. Его почитание засвидетельствовано несколькими именами собст
венными, относящимися к ахеменидскому и более позднему времени и включа
ющими в свой состав элемент «Тири». Выбор авестийского Тиштрйи в качеств
е соответствия божеству Тирн был определен, вероятно, тем, что оба они Ц з
вездные божества и призывались для того, чтобы вызвать дождь. Впоследств
ии празднество, посвященное Тири, ежегодное торжество под названием Тир
икана, стало большим зороастрийским праздником, но божеством, призывавш
имся во время всех ритуалов и молитв этого праздника, был Тиштрйа. Оно отм
ечалось как празднество дождя и праздник, посвященный двум этим божеств
енным существам.

Статуи и храмы

Отождествление Тири с Тиштрйей, видимо, увеличило популярность авестий
ского божества, но оно не имело тех далеко идущих последствий для развит
ия зороастризма, какие возымело введение поклонения Анахите. По всему Бл
ижнему Востоку существовал обычай почитать богов и богинь при помощи ст
атуй. Бероос, вавилонский жрец, живший в начале III в. до н.э., сообщает, что Арт
аксеркс Ц первый перс, который ввел поклонение изображениям тем, что ус
тановил статуи Афродите-Анаитиде в главных городах своей империи и прик
азал народу их почитать. Очевидно, зороастрийцам было предписано поклон
яться этим статуям как изображающим Арэдви-Суру-Анахиту. В авестийском
гимне, посвященном этому божеству, есть строки, вдохновленные этими изва
яниями. В начале гимна богиня предстает как олицетворение стремительно
й реки, движущейся в колеснице, влекомой конями Ц воплощениями ветра, об
лаков, дождя и града, но в последних стихах гимна (Яшт 5, 126Ц 128) изображается в
виде великолепной неподвижной фигуры, в богатой, усыпанной драгоценнос
тями мантии, золотой обуви и с золотыми серьгами, ожерельем и сияющей диа
демой.
Разукрашенные таким образом статуи могли устанавливаться лишь под защ
итой зданий, и нет сомнений, что с введением поклонения изображениям ста
ли сооружаться и храмы. Раскопки последних лет свидетельствуют, что боль
шой комплекс зданий к северу от Персепольской террасы, известных как Хра
м «Фратадара», относится ко времени Артаксеркса II, и, по всей видимости, эт
и сооружения построены царем в честь Анахиты. В главном зале с колоннами
найдена каменная плита, которая вполне могла служить пьедесталом для ст
атуи богини.
Эти нововведения, безусловно, требовали участия жречества, и стихи, вдох
новленные видом статуи Анахиты, позволяют предположить, что новшества о
хотно поддержали некоторые священнослужители. Многое можно достигнуть
при помощи царской власти и могущества. Однако были и такие священнослу
жители и миряне, которые наверняка возмущались установкой сделанных ру
ками людей изображений в качестве объектов поклонения. Вероятно, как про
тиводействие этому культу статуй учреждено было почитание огня в храма
х. Так ортодоксы подчинились новой моде возводить специальные здания дл
я богослужения, но вместо статуи с алтарем перед ней они помещали в cвятил
ище огонь, так, чтобы те, кто приходил туда, могли продолжать молиться пере
д тем единственным символом, который одобрял пророк, Ц огнем. Новые храм
овые огни водружались на подставки в виде алтарей, наподобие огней, изоб
ражаемых на ахеменидских царских рельефах. Эти изменения потребовали ц
арского разрешения, так что, возможно, устроители храмовых огней были бл
агосклонно выслушаны правящим монархом, вероятнее всего самим благоче
стивым Артаксерксом II, а может, его преемником Артаксерксом III (359Ц 338 гг. до н.
э.), потому что один из двух царей и является тем Артаксерксом или Ардаширо
м Ардаши
р Ц более поздняя форма древнеперсидского имени Артахшатра, перед
ававшегося по-гречески как Артаксеркс.
, которого так почитает зороастрийская традиция. Что касается точн
ой даты создания храмов огня, то она неизвестна, но можно не сомневаться в
том, что к концу правления Ахеменидов храмовые огни, так же как и святилищ
а с изображениями, занимали уже законное место в зороастрийском богослу
жении.
Вероятно, тогда же выработали и ритуал учреждения династийного огня для
каждого нового царя. Этот ритуал был принят потом для «возведения на пре
стол» (по зороастрийской терминологии) каждого нового храмового огня. По
существу, храмовой огонь, как и династийный царский, оставался тем же тра
диционным огнем очага, разведенным на возвышении. Огонь горел постоянно
. Ему поклонялись молитвой Аташ-Нийайеш, обычной молитвой огню,
в некоторых строках которой говорится о приготовлении утренней и вечер
ней еды. Огонь получал те же приношения, что и огонь очага, а именно сухие д
рова и благовония во время пяти ежедневных молитв и постоянные подношен
ия жира от жертвенных животных. Более того, термины, употреблявшиеся в св
язи с культом огня, засвидетельствованные со времени парфян и Сасанидов
, были простыми и привычными. Само здание называлось «место огня» или «до
м огня», а пьедестал, на котором он горел, Ц «подставкой для огня», «держа
телем огня» или «местом огня».
Эти прозаические обозначения могут отражать усилия тех, кто учреждал хр
амовые культы огня, избежать любых примесей идолопоклонства. Вероятно, э
то были люди очень консервативные и правоверные. Они стремились сохраня
ть новые «дома огня» как места совместных богослужений, где читаются мол
итвы перед поднятым на престол огнем так же естественно, как я п
еред огнем домашнего очага.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики