ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

). Постепенно, под нажимом реформистов, от этого обряда отказались. Эт
ому последовали и в Гуджарате. Сегодня многие парсы искренне отрицают, ч
то их религиозные обряды включали когда-то кровавые жертвы.
Обычаи парсов Бомбея стали проникать в Иран начиная с конца XIX в., но в тече
ние периода правления Каджаров они оказывали слабое воздействие на ира
нских зороастрийцев. Полвека, последовавшие за отменой налога-джизйа, в
о многих отношениях стало счастливым временем для зороастрийцев Ирана.
Старые традиции еще серьезно не подвергались сомнению по мере распрост
ранения образованности и новых идей, и все возраставшие средства тратил
ись по большей части на нужды религии. Однако в это время подули новые вет
ры, предвещавшие перемены. Точно так же как и в Индии, сыновья жрецов шли в
новые школы, вслед за сыновьями мирян, успешно там учились и во все больше
м количестве отказывались от профессий отцов ради светских занятий. Тег
еранская община, так же как когда-то бомбейская, быстро росла, и, по мере то
го как отдельные ее члены богатели, общинная солидарность прежних лет уг
нетения ослабевала, а новый образ жизни начинал разрушать вековую обряд
ность.
Еще одно бедствие постигло иранских зороастрийцев в то время, когда жизн
ь их, казалось бы, изменилась к лучшему. Относительно большое число их увл
еклось проповедью бехаизма. Веками зороастрийцы печалились о своих соб
ратьях, которых уступали исламу, но те по крайней мере добивались своим о
тречением лучшей доли в этом мире. Теперь же они вынуждены были оплакива
ть своих родных и друзей, которые, принимая новую религию, обрекали себя н
а преследования еще более жесткие, чем те, что испытывали сами зороастри
йцы в худшие времена угнетении. Нелегко объяснить, почему новообращенны
х в бехаизм зороастрийцев оказалось так много, но ряд соображений приход
ит на ум. Основателя бабизма (предшественника бехаизма) некоторые посчит
ала Саошйантом , потому что движение его было чисто иранским и я
вно направлено против ислама. Впоследствии бехаизм стал претендовать н
а роль мировой религии, предлагая иранским зороастрийцам, так же как и те
ософия парсам, участие в более обширной общности, в которой они к тому же з
анимали бы почетное место. Мусульмане же рассматривал и бехаизм как злов
редную ересь, и принятие этой религии приводило порой к страшной смерти.


Календарные и религиозные р
еформы парсов в начале XX в.

В Бомбее тем временем происходили изменения, направленные на то, чтобы у
странить разрыв между партиями Шеншаи и Кадми. Харшедджи Кама был обеспо
коен календарными проблемами, разделявшими общину; он пришел к убеждени
ю, что поскольку первоначальный зороастрийский календарь должен был со
ответствовать смене времен года, то он мог быть по своей сути только григ
орианским. Кама предположил, что интеркаляцией лишнего дня каждые четыр
е года в смутные исторические времена в прошлом просто пренебрегали. Поэ
тому в 1906 г. было основано Зартошти-Фасли-Сал-Мандал («Общество
зороастрийского сезонного года»), задачей которого было убедить всю общ
ину принять новый календарь с установленным весенним Ноурузом и добаво
чным днем через каждые четыре года. Однако члены этого общества, называв
шие себя Фасли , увеличивали свою численность весьма медленно.

К тому времени парсы внесли крупный вклад в изучение своей религии, особ
енно изданием и публикацией пехлевийских текстов, но в теологических ис
следованиях недостаток прогресса ощущался. Тогда группа реформистов, т
оже во главе с Кама, послала молодого жреца пантха Бхагариа Ц Манекджи Д
халла учиться в Нью-Йорк у американского ираниста Уильяма Джексона. Как
заявляет Дхалла в автобиографии, он покинул Индию совершенно правоверн
ым, но, проведя три с половиной года за границей, научился сочетать свои тр
адиционные убеждения с западными научными понятиями и стал пренебрега
ть обрядами. По возвращении он был избран верховным жрецом передовой и м
еркантильной общины парсов Карачи, а впоследствии написал несколько кн
иг по теологии и истории зороастризма. В них содержится много ценных мат
ериалов, но никогда строго не анализируются противоречия, возникающие о
т смешения традиционных убеждений с чуждыми идеями.
Так, однажды Дхалла заметил: «Мне кажется, что мы вступаем на довольно ско
льзкий путь, когда отбрасываем как незороастрийское все, что не встречае
тся в Гатах» (Dhalla, 1914, с. 77Ц 78). Фактически он продолжал почитать божеств-язата т
ак же, как и его предки, добивался их помощи в этой жизни и ожидал, что после
смерти его будут судить Михр, Рашн и Срош. Тем не менее в своих книгах он оп
исывал эти существа как «дозороастрийские божества», вера в которых был
а «привита» чистому монотеизму, проповедовавшемуся Зороастром. Дхалла
мог уживаться с такими противоречиями, видимо, потому, что не придавал се
рьезного значения логической последовательности, и из-за того, что духо
вная жизнь для него была важнее интеллектуальной, а религиозные обычаи з
начительнее, чем богословие. Поэтому естественно, что среди его сочинени
й есть чисто религиозное произведение под названием « Хвала Ахура-
Мазде », которое имело широкий круг читателей и использовалось парс
ами. В этим произведении Дхалла открыто принял новую переделку Хаугом ст
арой зурванитской ереси, согласно которой сам Ахура-Мазда является гипо
тетическим «отцом» двух духов-близнецов из Ясны (Ясна 30, 3), отождествляемы
х теперь как Спэнта-Маинйу (рассматриваемого как совершенно отличного о
т Ахура-Мазды) н Ангра-Маинйу. Но хотя Дхалла под влиянием иностранцев от
казался от основополагающего положения о полном разделении добра и зла,
от его книги все же веет стойким и неколебимым духом традиционного зороа
стрийского дуализма. «Как солдат дает клятву верности правителю, так и к
аждый зороастриец должен вести упорный бой, отважную схватку… против… л
жи, несправедливости, порока и зла… Я буду сражаться с Ангра-Маинйу вруко
пашную и швырну его навзничь» (Dhalla, 1943, с. 135). «Пусть я, Ц молится он, Ц не буду ф
антазером или мечтателем» (Dhalla, 1943, с. 246); Дхалла стремился быть одним из тех, кт
о без устали работает на дело истины-аша. Зороастризм, заявлял он, Ц это «
самая жизнерадостная, оптимистическая, многообещающая и юная религия»
(Dhalla, 1943, с. 241), «потому что ты, Ахура-Мазда, Ц это сама надежда… Заратуштра дает
нам твое откровение Надежды Ц надежды на конечную победу добра над злом
, надежды на разрушение Царства зла и на пришествие Царства Праведности!
» (Dhalla, 1943, с. 117).
Несмотря на нововведения и неясности в построениях, сочинение Дхалла ос
тавалось по своему духу традиционным. Тем не менее он расходился с тради
ционалистами во взглядах, критиковал то, что считал устаревшими обычаям
и, в частности произнесение молитв наизусть (не понимая смысла) и недопущ
ение незороастрийцев на религиозные церемонии. По воем этим вопросам он
выражался со свойственной парсу решительностью. «Пусть дыхание Воху-Ма
на, Ц молился он, Ц сдует пелену суеверия и легковерия, порождаемых тра
дициями, с моего разума и озарит его лучами зари насущных преобразований
… Позволь мне распознать признаки эпохи, в которую я живу. Позволь мне быт
ь с ней в ладу» (Dhalla, 1943, с. 276, 277).
В соответствии с этими стремлениями Дхалла стал инициатором учреждени
я ежегодной Зороастрийской конференции для продолжения работы реформи
стов XIX в. Первое ее заседание в 1910 г. было бурным, но впоследствии организат
оры концентрировали свои основные усилия на решении практических и не в
ызывающих споры проблем, таких, как промышленные и образовательные прое
кты по улучшению благосостояния общины. Индустриализация тогда уже дос
тигла Бомбея, и парсы стали владельцами фабрик и начали работать на них, ч
то в обоих случаях нарушало старый образ жизни. Поэтому относительное сп
окойствие царило на последующих заседаниях конференции, и в 1913 г. президе
нт с удовлетворением открыл ее следующими словами: «Наша религия… на ред
кость свободна от догм и так проста по своим принципам, что мало отличает
ся от рационализма», коренным образом расходясь, по притязаниям президе
нта, со всеми прочими вероисповеданиями.
При этом один наблюдатель заметил, что опасность такой позиции заключае
тся в акцентировании отрицания: «Парсы-реформаторы так заняты отрицани
ем и разоблачением, что затрудняются в утверждениях» (Moulton, 1917, с. 175). Но в это же
самое время в Бомбее приезжие путешественники сообщали о том впечатлен
ии, которое на них производили вечерние молитвенные собрания парсов на б
ерегу моря. «Они приходят и уходят, все молчаливые и совершенно непринуж
денные, молятся вместе и каждый поодиночке. По праздничным дням тысячи и
х выстраиваются вдоль берега, а каждый день количество их достигает соте
н. Некоторые из них стоят только пять или десять минут, другие полчаса и бо
льше… иные читают дополнительные молитвы по молитвенникам… или же сами
слагают свои молитвы… Купол вечных небес служит им храмом, заходящее сол
нце является алтарем, и… вечернее небо, склоняющееся над бесконечными пр
осторами Индийского океана, обрамляет картину» (Pratt, 1916, с. 335Ц 336). Несмотря на в
сю мощь изменений, религиозная жизнь общины продолжалась даже в промышл
енном Бомбее и безмятежно проходила по древним законам, с молитвами, обр
ащенными в назначенное время к Творцу перед лицом его собственных творе
ний и заключавшими в себе то, что одинаково могли одобрить и реформисты, и
традиционалисты.


Глава XIV
XX Век

Парсы-горожане

Для обеих общин главными оплотами простого, не затронутого изменениями
традиционализма оставались деревни и провинциальные города, но вXX в.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики