ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Такое присв
оение было сравнительно легко осуществить в то время, когда географичес
кие знания были не более основательными, чем исторические. Частичное пер
енесение зороастрийских преданий осуществлено в действительности еще
раньше, когда авестийские кави, предки Виштаспы, помещались около озера
Кансаойа в Дрангиане (Систан), а место жизни и смерти Зороастра переносил
ось в Бактрию. Но мидийские маги были более обстоятельными в своей деяте
льности Ц они поместили и всех кави, и пророка на свою родину и даже отожд
ествили свою страну с Аирйанэм-Ваэджа, мифической прародиной всех иранс
ких народов.
Видимо, маги разрабатывали эти предания еще в ахеменидское время для тог
о, чтобы утвердить религиозный авторитет среди мидян и персов, а может, он
и были вынуждены сделать это уже в парфянский период для того, чтобы восс
тановить престиж в пределах Мидии. Терпимых Аршакидов вряд ли возмущали
эти изменения в зороастрийской традиции до тех пор, пока они продолжала
носить умеренно местный характер. Эта терпимость происходила, однако, со
всем не от равнодушия к вопросам веры, что видно из нижеследующего сообщ
ения о деятельности царя Валахша, или Вологеза (это имя нескольких парфя
нских царей в I и II вв. н.э.): «Валахш Аршакид повелел, чтобы письмо было посла
но во все области (с приказом) сохранить в том виде, в каком это осталось в к
аждой области, все, что дошло до нас в неприкосновенности из Авесты н Зэнд
а, и из всех учений, происшедших от них, и все, что, рассеянное из-за разорен
ия и разрушения Александра и из-за грабежа и разбоя македонцев, осталось
заслуживающим доверия и в письменной, и в устной передаче» (Динкард 412, 5Ц
11; Zaehner, 1955, с. 8).
Это строки из рассказа, повествующего в самых общих чертах об устной пер
едаче зороастрийских священных текстов вплоть до VI в. н.э. В них обращает н
а себя внимание упоминание о письменности в связи с «учениями», происход
ящими из Авесты, хотя смысл всего высказывания заключается, по-видимому,
все же в том, что и сама Авеста, и комментарии к ней (Зэнд) в то время продолж
али целиком оставаться в устной передаче.
Один авестийский текст (возможно, он был состав лен из разрозненных устн
ых традиций в результате ука за Валахша) Ц это Вендидад, то есть «Закон пр
отив демонов». Большая часть этого прозаического произведения посвяще
на правилам поддержания ритуальной чистоты и восстановления ее после о
сквернения, что является мощной защитой против сил зла. Правила излагают
ся в форме вопросов и ответов (между Заратуштрой и Ахурамаздой), обычным с
пособом передачи указаний в устной литературе. Вендидад содержит и друг
ие материалы, в частности такие, которые вполне могли бы быть присоедине
ны к основе Ц текстам о чистоте Ц умышленно, с целью сохранить все, «что
дошло из Авесты». Так, в первой главе Вендидада помещен перечень «лучших
в мире стран» (все они находятся в Восточное Иране), а во второй Ц перелож
ение легенды о Йиме, девятнадцатой же главе рассказывается об искушении
Зороастра злым духом.
Язык Вендидада Ц позднеавестийский, а грамматика исковеркана. Есть и ещ
е одно основание для датировки составления Вендидада парфянским време
нем. Оно заключается в том, что в нем используются две системы мер Ц одна
иранская, а другая греко-римская. В Вендидаде содержится и единственное,
по всей видимости, упоминание во всей Авесте храмов огня, которые иноска
зательно обозначаются как огонь, помещенный «а определенное место» (аве
ст. даитйа гату , Вендидад VIII, 81 и сл.). В легенде о Йиме можно видеть в
лияния мифов Месопотамии (с их историями о потопе и ковчеге, приспособле
нными к преданиям о первом царе иранцев). Вероятнее всего, составление Ве
ндидада осуществлено магами в Западном Иране. Несомненно, они благогове
йно собрали эти тексты и сознательно не вносили никаких добавлений, так
как ясно, что все чужеродные элементы усвоены неосознанно в процессе дли
тельной устной передачи.
По-видимому, задолго до этого, судя по относительной правильности языка,
была расширена древняя часть ясны Стаота-Йеснйа путем прибавления к ней
восхвалений «календарным» божествам, наставлений к трем главным молит
вам и переделок стихов яштов. Все эти дополнения равномерно расположены
перед и после Стаота-Йеснйа так, что сама она осталась посредине и состав
ила центральную часть литургии. Возможно, эта дополнения были начаты еще
в ахеменидское время, а затем продолжались от поколения к поколению. Где
и когда сделаны эти изменения, выяснить не удастся никогда, но, даже учиты
вая терпимость Аршакидов к различным местным нововведениям, по всей вид
имости, дополнения таких существенных частей богослужения, как ясна, сна
чала должны быть обсуждены, согласованы и приняты синодом, представляющ
им всю религиозную общину.

Письменные традиции

Сепаратизм послеахеменидской эпохи усилился благодаря тому, что в конц
е парфянского периода арамейский язык постепенно перестал быть общим п
исьменным языком. Арамейский язык очень медленно уступал место во всех г
лавных провинциях местным языкам, использовавшим местные же разновидн
ости арамейского письма. Начало этого процесса можно проследить по доку
ментам на черепках из Нисы начиная с конца II в. до н.э. На этих черепках в кра
тких записях среди арамейских слов встречаются отдельные парфянские, и
имеется вполне достаточно доводов в пользу того, чтобы показать, что сам
и арамейские слова используются как идеограммы, то есть они больше не чи
таются я не произносятся как семитские слова по-арамейски, но превратил
ись в привычные начертания, написанные для передачи соответствующих ра
внозначных иранских слов.
Таким образом, на этом этапе прекратился практиковавшийся ранее перево
д иранской речи на арамейское письмо, и теперь писать и читать стали толь
ко по-ирански. Те арамейские слова, которые чаще всего употреблялись в оф
ициальных и деловых документах или же в письмах, сохранились, естественн
о, в качестве идеограмм. Более того, они зафиксированы именно в тех формах
, в которых встречались наиболее часто, и, таким образом, арамейские формы
, означающие буквально «этот царь», «мой отец», «его сын», стали употребля
ться как идеограммы для иранских слов «царь», «отец», «сын». В качестве гл
агольных идеограмм закреплялись чаще всего арамейские глагольные форм
ы императива единственного числа и 3-го лица множественного числа проше
дшего времени. Постепенно выработалась система дополнения этих идеогр
амм буквами, так называемыми «фонетическими комплементами», предназна
ченными для передачи истинно иранских окончаний с целью определения ли
ца и времени соответствующей формы. Стало принятым также отмечать множе
ственное число имен существительных и местоимений, приписывая идеогра
ммам иранские окончания множественного числа. Так постепенно возникла
система письма, которая хотя и была несколько громоздка, однако в руках о
бученных писцов прекрасно приспособилась к передаче живой речи. Но поск
ольку она лишь частично основана на существовавшем в то время произноше
нии иранских слов, то оказалась совершенно непригодной для записи текст
ов на мертвом языке, таком, как авестийский, потому что правильное произн
есение священных слов, записанных подобной системой письма, было бы утра
чено.
По документам на черепках из Нисы можно проследить зарождение такой сис
темы письма для парфянского языка. Точно такую же систему для среднеперс
идского языка и среднеперсидский вариант арамейского письма можно вид
еть на монетах, чеканившихся правителями из династии Фратарака в Парсе п
римерно в то же время, то есть начиная с конца II в. до н.э. Аналогичные процес
сы происходили в Согде, Хорезме и Мидии, но формы слов, попользовавшихся в
качестве идеограмм, а иногда и сами идеограммы в каждой области нескольк
о отличались. Эти тенденции вместе с разлн-1иями в почерках свидетельств
овали о том, что письменное общение между иранскими странами стало уже н
е таким простым и легким, каким было ранее. Парфянский язык, как язык правя
щего народа, разумеется, употреблялся наиболее широко на протяжении нек
оторого времени вместе с греческим. Подтверждение тому можно видеть в Ав
романских пергаментах Ц юридических документах, найденных в 1909 г. в запе
чатанном кувшине в пещере около местечка Авроман в Иранском Курдистане.
Два документа, датируемые 88 и 22/21 гг. до н.э., написаны по-гречески, а третий (58 г
. н.э.) Ц по-парфянски, парфянским письмом с использованием идеограмм.

Мирские дела

Родственные браки

В двух греческих документах датировочные формулы содержат имена правя
щего парфянского Царя царей Арсака и его главных жен. Старейший из этих д
вух документов гласит: «В правление Царя царей Арсака… и цариц Ц Сиасы, е
го единокровной сестры и жены, и Арйазаты, прозванной Автома, дочери вели
кого царя Тиграна и его жены, и Азаты, его единокровной сестры в жены…» Эти
формулы ясно свидетельствуют о том, Что Аршакиды следовали Ахеменидам в
обычае браков-хваэтвадата, и упомянутый царь, так же как и Камбиз, женилс
я на двух своих сестрах. Браки между братьями в сестрами засвидетельство
ваны у подвластных Аршакидам соседей-зороастрийцев Ц например, Елена и
Монобаз в Адиабене
Адиабена Ц область в Ассирии на левом берегу Тигра.
, Эрато и Тигран IV из династии Арташесидов в Армении. Царь Армении Тир
идат I, исключительно благочестивый правитель, называет себя братом цари
цы в надписи в Гарни. Этого обычая придерживались не только правители, но
и простолюдины, как об этом писал во II в. н.э. Бардэсан. В качестве примера пр
иверженности привычкам своих предков он приводил обычай родственных б
раков среди персов Малой Азии.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики