ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

» (Наршахи, 10Ц 11). Население городов, в которых посели
лись арабские наместники, было особенно подвержено таким принуждениям;
один за другим большие городские храмы огня превращались в мечети, а гор
ожан заставляли принимать ислам или спасаться бегством.
Одним из обычных побуждений для принятия ислама было предоставление св
ободы рабу, который становился мусульманином (а многих персов арабы обра
тили в рабство). Других побуждала отказываться от старой веры унизительн
ость сборов подушного налога, что вызывало негодование сборщиков. «Мне с
тало известно, Ц писал один арабский наместник местному должностному л
ицу, Ц что жители Согда…. не стали искренними мусульманами. Они приняли и
слам только для того, чтобы избежать подушного налога. Расследуй это дел
о и узнай, кто обрезан, исполняет все предписания веры, искренен в своем об
ращении в ислам и может читать стихи Корана. Такого человека освободи от
налога».
Сообщается, что в результате этого расследования семь тысяч согдийцев о
тказались от исповедания ислама (Dennet, 1950, с. 120Ц 121). Но если человек формально ст
ановился мусульманином, отрекаться было уже опасно, так как законоведы с
читали, что наказанием за отречение является смерть. Дело, представленно
е на рассмотрение Худинан пешобая в IX в., начинается: «Человек, снявший сво
й пояс-кусти, раскаялся через год. Но он не может снова надеть кусти из-за с
траха за свою жизнь…» (Ривайат Адурфарнбага LII). Кусти был явным внешним пр
изнаком приверженности старой вере. Табари рассказывает, что арабские с
борщики налогов в VIII в., издеваясь над зороастрийцами, срывали с них священ
ные пояса и в насмешку наматывали им на шею.
Хотя многие обращения в ислам были вынужденными или же продиктованными
личной выгодой, дети новообращенных вырастали уже в лоне новой веры, с де
тства учась произносить арабские молитвы вместо авестийских, и с каждым
поколением число иранцев, не знающих иной веры, кроме ислама, возрастало.

Среди новообращенных, в свою очередь, были такие, которые сами становили
сь ярыми пропагандистами новой религии или для того, чтобы приобрести по
ддержку большего числа людей, или же просто из миссионерского рвения, ве
дь не все, кто принимал ислам, поступали так из корыстных соображений или
по принуждению. Одни были уверены в том, что победа мусульманского оружи
я доказывает правильность мусульманского учения, а другие поддавались
уговорам религиозно настроенных арабов. Учение раннего ислама привлек
ало простотой, а некоторые важнейшие представления, например вера в ад и
рай, в конец мира и в День Суда, взяты из зороастризма, а потому хорошо знак
омы, так же как и некоторые мусульманские обряды: пятикратная ежедневная
молитва (тоже заимствованная из зороастризма), отрицание изображений, о
бязанность давать подаяние.
Все это сопровождалось поразительно простой религиозной жизнью, не нуж
давшейся в жрецах. Принимая ислам, зороастриец разом освобождался от мно
гих церемоний и обязательств, которые от колыбели до могилы привязывали
его к жрецам; для людей мыслящих привлекательность заключалась еще и в т
ом, что, будучи новой религией, ислам еще не успел разработать свою собств
енную жесткую схоластическую догматику, а потому меньше сковывал незав
исимое мышление. Женщины тоже, хотя в дальнейшем они во многом проиграли
от ислама, сразу же почувствовали преимущества новой веры, освобождавше
й их от соблюдения законов очищения, столь строго стеснявших их в обыден
ной жизни.
И все же многое удерживало иранцев от принятия семитской религии. На пов
ерхностном уровне это обычаи и привычки, верность религии предков, котор
ая по сути своего учения и нравственному значению нисколько не уступала
в величии новой вере. Ислам был чужим, навязанным грубыми завоевателями,
учением со священным писанием на иностранном языке. Он принес обычаи, не
привычные для иранцев: обрезание, законы о чистом и нечистом мясе
Имеется в виду мусуль
манский запрет на мясо свиней и некоторых других животных, а также птиц, т
о есть деление пищи на «дозволенную (по шариату)» и «запретную».
, воздержание от вина, поклонение далекому священному камню Ц Кааб
е.
На более глубинном уровне обращение означало изменение дуалистической
религии, заключавшейся в почитании мудрого существа, действия которого
были полностью справедливы и доступны пониманию, на веру, требовавшую по
дчинения непостижимому, всемогущему богу, веления и намерения которого
оставались за пределами человеческого разумения. Это коренное отличие
мусульманского и зороастрийского богословия отражается в манерах моле
ния: если зороастриец стоит, выпрямившись, перед милостивым господом, то
мусульманин падает перед Аллахом на колени, касаясь земли лбом
Во время земного покл
она ( сэдждэ ), составляющего непременный элемент каждой молитв
ы-намаза, следующие части тел должны касаться земли: пальцы ног, колени, л
адони рук, нос и лоб.
.
Зороастризм с его объяснением мирских горестей, с его твердой верой в ин
дивидуальное и всеобщее спасение в день Страшного Суда имел свои сильны
е стороны, и зороастрийские жрецы были в состоянии с такой же твердостью
противостоять мусульманам, с какой они ранее противились проповеди хри
стиан. Теперь ислам пользовался поддержкой светской власти, и дискуссия
всегда могла внезапно закончиться казнью противника.
Даже для самого ничтожного зороастрийца, обращавшего больше внимания н
а привычные обряды, чем на теологию, оказалось достаточно много утрат в о
тказе от старой религии. Нужно было отречься от многочисленных добрых бо
жеств, к которым зороастрийцы прибегали за помощью, и пренебречь их свят
илищами. Вместо празднования священных дней со многими радостными обря
дами в обиход вошли пятничные молитвы и проповеди в мечети перед лицом к
аменной кыблы
Кыбла Ц направление на Мекку, лицом к которой следует обращат
ься при совершении намаза; в мечетях кыбла отмечается арочной нишей Ц
михрабом (из кирпичей, камня).
вместо ярко пылающего пламени. Неудивительно поэтому, что Иран по б
ольшей части оставался зороастрийским при первых четырех правоверных
халифах (632Ц 661).
Затем власть в мусульманском мире захватили Омейяды (661Ц 750), которые перен
если свою столицу в Сирию. Период их правления называют эпохой арабского
империализма, и в это время не чувствовалось давления на покоренные нар
оды с целью обращения их в ислам, исключая краткое царствование набожног
о Омара II (717Ц 720). Тем не менее яркий пример насилия показал в то время арабск
ий наместник Ирака, который назначил специального уполномоченного для
надзора за разрушением храмов огня по всему Ирану, независимо от договор
ных обязательств. Руководствуясь полученными указаниями, уполномоченн
ый пощадил священные огни тех храмов, прихожане которых смогли откупить
ся от него достаточной суммой денег. Так, сообщается, что ему удалось набр
ать сорок миллионов дирхемов, что свидетельствует о большом количестве
существовавших храмов огня и о преданности молившихся в них верующих.

Ислам укореняется в Иране

Внезапный удар по старой религии был нанесен при Омейядах, когда в прави
тельственных учреждениях использование среднеперсидского языка и пех
левийского письма заменили арабским. Это преобразование, введенное око
ло 700 г., подчеркивало прочность арабского присутствия в стране и принужд
ало к широкому распространению знания арабского, священного языка исла
ма. Распространение арабского языка воздвигло еще одну преграду между и
ранцами-мусульманами, которые охотно изучали свой священный язык, и зор
оастрийцами, питавшими отвращение ко всему исламскому.
Арабский язык вскоре стал и языком изящной словесности, на него был пере
веден ряд среднеперсидских сочинений. Наиболее известным тружеником н
а ниве перевода был Розбех, сын Дадоя, прозванный «Увечным» (ал-Мукаффа)
Розбех
Ц писатель и переводчик, принявший имя Абдаллаха и известный как иб
н ал-Мукаффа, родился в 724 г. и был казнен в 759 г.
, который неохотно принял ислам и служил в правительственной канце
лярии по сбору налогов в Басре. Одним из сочинений, переведенных им на ара
бский язык, стала великая сасанидская хроника Ц Хвадай-Намаг (
«Книга царей»), которую впоследствии мусульманские историки выборочно
использовали как основу для составления своих описаний мировой истори
и. Древние мифы и героические предания, сохраненные зороастрийскими жре
цами, лишены религиозных ассоциаций, так что знатные иранские роды, прин
явшие ислам, могли продолжать возводить свое происхождение к героям ира
нских исторических хроник, не возбуждая подозрений в своей приверженно
сти новой вере. Так было подорвано защитное прикрытие зороастризма Ц ун
икальность его связей со славным прошлым Ирана.
Еще один удар последовал, когда иранцы-мусульмане сумели создать предан
ие, согласно которому ислам предстал как частично иранская религия (како
вой он и являлся в очень отдаленной перспективе), и национальная гордост
ь тем самым была удовлетворена. В этом предании фигурировал исторически
й персонаж, перс Салман ал-Фариси, который отрекся от зороастризма в поль
зу христианства, а затем примкнул к Мухаммеду и стал членом его семьи. Воз
действие его влияния могло быть сильно преувеличено иранскими мусульм
анами. Еще одним важным элементом иранизации ислама стала легенда о том,
что Хусейн, сын Али (четвертого праведного халифа) и внук Мухаммеда от доч
ери последнего Фатимы, женился на пленной дочери сасанидского царя по им
ени Шахрбану («Госпожа страны»). Это полностью вымышленная фигура, имя ко
торой восходит, видимо, к культовому эпитету Ардвисуры Анахид.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики