ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

изнутри они были вымощены камнем». Ученые
парсы исследовали несколько старых башен и сумели проследить их постеп
енные усовершенствования, такие, как устройство с внешней стороны камен
ных лестниц, разделение внутренней каменной площадки специальными пер
егородками на три концентрических кольца. В плодородном Гуджарате труд
но было найти пустынные местности для устройства башен, но парсы делали
все возможное, используя удаленные от домов и дорог возвышенности.
В начале XVII в. колония парсов в Камбее исчезла, возможно в 1606 г., когда там рас
положился последний музаффаридский султан. Торговое процветание старо
го порта перешло к Сурату, и в течение последующих полутора столетий Сур
ат стал крупнейшим зороастрийским центром в мире. В 1774 г. голландский море
плаватель Ставоринус оценил количество парсов в Сурате в сто тысяч душ,
что составляло одну пятую всего населения, и заметил, что «они умножаютс
я числом изо дня в день и построили и населили целые кварталы в пригорода
х» (Stavorinus, 1798, с. 494).
У парсов были, в общем, прекрасные отношения с индусами, но веротерпимост
ь Акбара не пережила его царствования. Его преемник вновь ввел подушный
налог-джизйа, и с тех пор мусульмане «получили преимущество перед остал
ьными благодаря своей религии» (Ovington, 1929, с. 139). Иногда это приводило к насилию. П
римером насилия в отношении парсов является происшествие с одним ткачо
м из Броача, неким Кама-Хома, которого какой-то мусульманин обозвал кафир
ом («неверным»). Кама дерзко возразил ему, назвав самого обидчика кафиром.
Мусульманин пожаловался на это оскорбление местному судье, который пос
тановил, что никто из иноверцев не смеет так обращаться с поклонниками А
ллаха, а потому Кама сам должен либо принять ислам, либо умереть. Кама пред
почел смерть и был обезглавлен в 1702 г.
Несмотря на подобные сообщения о религиозном пыле и отваге парсов, в цел
ом в описаниях путешественников они предстают такими же, как и иранские
зороастрийцы, Ц добрыми, спокойными и трудолюбивыми. Рассказывается, ч
то они жили «между собой в полном согласии, делали совместные пожертвова
ния в пользу своих бедняков и не допускали, чтобы кто-нибудь выпрашивал п
одаяние у приверженцев других религий» (Niebuhr, 1792, с. 429). «Их всесторонняя доброт
а, проявляющаяся и в найме на работу тех нуждающихся, кто может работать, и
в раздаче своевременной щедрой милостыни немощным и несчастным, не оста
вляет никого лишенным помощи» (Ovington, 1929, с. 218). Такое общественное попечение ну
ждалось в организации, и парсами, так же как и иранскими зороастрийцами, р
уководили их старшины или судьи, должности которых передавались обычно
по наследству. Эти старшины-акабиры могли быть мирянами или же людьми жр
еческого происхождения, но светских профессий.
Жрецы сами непосредственно мирскими делами не занимались, как объяснил
это Лорду эрбуд , но у них имелись свои объединения для управлен
ия делами веры. То же самое было в Иране. Однако жрецы сотрудничали со стар
шинами в наблюдении за нравственностью. Они осуществляли свою власть та
к: «если какой-либо парс плохо себя вел, его исключали, из общины» (Niebuhr, 1972, с. 428),
то есть он отлучался от всех религиозных церемоний и лишался общинных бл
агодеяний. Жрецы отказывались совершать для него богослужения, он не име
л права войти в храм огня, а тело его после смерти не могло быть помещено н
а дахме. Фактически он становился отверженным, «вне касты». Случалось, чт
о на совершивших проступки налагались и прямые наказания. Ставоринус от
мечает, что «прелюбодеяние и блуд они наказывают сами и иногда даже приг
оваривают к смерти; но они обязаны тем не менее уведомить о каждой смертн
ой казни мусульманское правительство. Казнят тайно: либо забивают камня
ми, либо топят в реке, а иногда отравляют ядом» (Stavorinus 1798, с. 496). «Такие тяжкие прес
тупления, Ц добавляет он, Ц как мне сказали, очень редки среди них». Суро
вость наказания может показаться противоречащей приписываемой парсам
в большинстве сообщений мягкости и доброте, но ведь зороастрийцы и Ирана
и Индии, несомненно, не могли бы сохранять свою веру и образ жизни вопреки
всем неблагоприятным обстоятельствам если бы они не обладали твердост
ью характера.
Решительность парсов проявлялась и в обыденной жизни. В «Сказе о Рустаме
Манеке» прославляются отвага и добродетель одного из «старшин» Сурата.
Рустам Манек, богатый фактор
Фактор Ц мелкий чиновник Ост-Инд
ской компании.
и торговец, доблестно боролся с невзгодами, которые обрушились на о
бщину в конце XVII в., когда маратхи Декана повели против Моголов целый ряд в
ойн, во время которых Гуджарат несколько раз подвергся опустошению. В «С
казе о Рустаме Манеке» превозносятся его благодеяния: постройка дорог и
мостов, устройство общественных колодцев, уплата подушного налога-джиз
йа за бедняков, и за индусов, и за парсов, для того чтобы избавить их от жест
окого обращения с ними сборщиков налогов.
Все возраставшее процветание выдающихся парсов приводило к тому, что он
и все больше общались с людьми других вероисповеданий и нанимали слуг-и
ндусов. Их дома становились все менее надежными оплотами зороастрийско
й чистоты, и, видимо, в связи с этим, а может, из-за настоятельных требований
их иранских единоверцев они стали учреждать менее священные местные ог
ни. Первый из них зажгли, возможно, в Сурате, но более полные сведения дошл
и до нас об огне, учрежденном в соперничавшем с Суратом порту Бомбей. Посл
едний стал британским владением в 1661 г., и Ост-Индской компании было поруч
ено управлять им из Сурата. Компания заявила, что превратит его в «самый п
роцветающий порт Индии», и, для того чтобы достичь этого, провозгласила в
нем полную свободу вероисповеданий. В результате на остров постоянно пе
реселялись индусы и парсы, стремившиеся избегнуть притеснений Моголов
и португальцев.
В 1671 г. Хирджи Ваччха построил там Дари-Михр, а немного позже и дахму; в 1709 г. в
Бомбее был освящен огонь Аташи-Адаран. Начиная с этого времени в источни
ках обычно различаются три типа парсийских священных учреждений: храмы
Дари-Михр без постоянно горящего огня (его обычно приносили из дома жрец
а на время богослужений), храмы Дари-Михр со священным огнем Дадгах
и, наконец, Дари-Михр с огнем Адаран. В просторечии, однако, все три мог
ли называться гуджаратским словом агиари Ц «место огня».
В течение XVIIIЦ XIX вв. все больше и больше священных огней основывалось отде
льными верующими и в новых местах поселений парсов, и в старых колониях в
Гуджарате. Самый старый сельский огонь Ц Адаран Ц тот, который находит
ся в Сиганпуре, неподалеку от Сурата. Здесь родился Ловджи Нассарванджи,
Вадиа («Кораблестроитель»), который в 1735 г. переселился в Бомбей и способст
вовал организации там больших верфей. Он разбогател и не только пожертво
вал средства родному священному огню, но и учредил ежегодный праздник Ц
гахамбар Ц в память своей души. Новые храмы огня парсов, подобно храмам о
гня иранских зороастрийцев невозможно было отличить от обычных домов н
а улицах, где они находились, потому что за пределами Бомбея было еще небе
зопасно. Так, Стрейншам Мастэр сообщает, что у парсов был храм огня в Сурат
е, но в 1672 г. «разъяренная толпа фанатичных мусульман разрушила и отняла ег
о» (Streynsham, 1888, с. CCXV).

Религиозные споры парсов в
XVIII в.

В течение всего этого периода у парсов имелся только один священный огон
ь Аташ-Baxpам Ц огонь Санджана в Навсари. На протяжения нескольких поколен
ий жрецы Санджана жили там в согласии со жрецами пантха Бхагариа, сущест
вуя на средства от пожертвований, приносившихся их огню. По мере того как
их численность увеличивалась, жрецы Санджана стали посягать на права жр
ецов Бхагариа совершать все религиозные обряды в городе. Разногласия ус
илились в XVII в. и привели к передаче дела в индийский суд, который вынес пос
тановление, что жрецы Санджана должны соблюдать первоначальное соглаш
ение и служить только огню. Они же решили покинуть Навсари и в 1741 г. так и сде
лали, прихватив огонь Аташ-Бахрам с собой. Годом позднее они водворили ег
о в новом храме в селении Удвада, на побережье, немного южнее Санджана, где
он и горит до сего дня.
Удаление священного огня расстроило жрецов Бхагариа, и они решили освят
ить свой собственный Аташ-Бахрам. Ведущие жрецы изучили «Пазэнд, пехлев
ийские и персидские рукописи», чтобы выяснить ритуалы, необходимые для т
акого великого дела, а другие общины парсов оказали помощь, в особенност
и община Сурата. Сто жрецов, «хорошо знавших Авесту», совершили обряд очи
щения и посвящения многих меньших огней, которые были нужны для этого, и в
1765 г. новый «Царь огней» был «возведен на престол». Жрецы Санджана, естест
венно, немного ревновали к этому сопернику их огня, имевшего восьмисотле
тний возраст, и опасались, что меньше паломников будет теперь приходить
в дальнее селение Удвада. Тогда они создали легенду для того, чтобы возве
личить свой огонь. Ранее, пока он был единственным, его называли просто Ат
аш-Бахрам или же « Шри-Аташ-Сахеб » (букв. «Уважаемый господин ог
онь»), но теперь для него стало использоваться имя Ираншах (букв
. «Царь Ирана»). Про него стали говорить, будто первые переселенцы-парсы п
ринесли его с собой из Ирана и он как-то связан с благодатью- Хварэна
персидских царей древности. Парсы очень верят этой легенде и продол
жают преданно совершать паломничества к святилищу этого огня.
Еще одним поводом для разногласий между разными группами жрецов стал Бо
мбей, который оказался за пределами старого территориального деления н
а пантхи. Сурат находился на территории жрецов Бхагариа, но, когда община
парсов там сильно возросла, жрецы ее, которых стало слишком много, порвал
и отношения с Навсари и образовали независимую, самоуправляющуюся груп
пу, названную Суратйа .
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики