науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Теперь, куда бы он ни посмотрел, ему казалось, что на всем, словно патина, ле
жал отпечаток узнаваемости. Стоило ему войти в гостиную, как в глаза ему б
росился портрет Ичан Хана, такое родное и до мельчайших подробностей зна
комое лицо. Ему казалось, что его пальцы и ладонь до сих пор помнят рукоять
сабли, висевшей над камином, и мысленным взором он видел, как неожиданно в
спыхивает и сверкает вынутый из ножен клинок. Все в комнате находило в не
м отклик, отдаваясь эхом в его памяти.
Хэл опустился в кресло; он чувствовал, как медленно оттаивает душа, скова
нная холодом, охватившим его возле могил. Сейчас все вокруг него, весь дом
сотрясался от беззвучного гула звуков прошлого. Он сидел, вслушиваясь в
них, как вдруг, повинуясь какому-то импульсу, резко поднялся и поспешил в
угол комнаты. На деревянной полированной поверхности крайней панели во
сточной стены не было никаких отметин, но что-то подсказало ему приложит
ь к ней ладонь правой руки. Панель легко поддалась, отъехав вправо. Открыл
ся высокий узкий проход, ведущий прямо из гостиной в библиотеку.
Хэл вспомнил, что Малахия упоминал о нем в своих рассказах о Гримхаусе. С э
тим проходом связано что-то особенное. Хэл на мгновение задумался… Ну ко
нечно же, именно здесь юные отпрыски Гримов отмечали свой рост Ц на лево
м косяке двери виднелись тонкие аккуратные темные линии, рядом с которым
и были проставлены имена и даты. Хэл нашел инициалы Донала, но выше этой от
метки, сделанной в пятилетнем возрасте, других отметок с его именем не ок
азалось.
В то время Донал был ниже всех остальных мужчин семьи Гримов. Неудивител
ьно, что как только мальчик это понял, он перестал в дальнейшем измерять с
вой рост. Хэл посмотрел на дверной проем, и в памяти всплыла еще одна детал
ь. Малахия как-то упомянул о том, что во всех поколениях Гримов среди член
ов семьи не было ни одного столь крупного мужчины, чтобы он полностью зан
ял собой весь дверной проем, за исключением близнецов Ц Яна и Кейси, дядь
ев Донала.
Несомненно, сама мысль о том, чтобы примерить свой рост к этим отметкам, да
же зная, что он здесь один и никто об этом никогда не узнает, была глупость
ю. Но чем дольше он здесь стоял, тем сильнее становилось его желание.
Рассудок и логика здесь были бессильны. То, что толкало его на этот поступ
ок, было частью поиска доказательств его принадлежности к тем, кто жил зд
есь.
Хэл отбросил прочь все сомнения, шагнул в дверной проем и выпрямился.
Он похолодел от волнения, почувствовав, как его макушка уперлась в верхн
юю планку дверного проема. Конечно же, он давно знал, что ростом выше обычн
ого человека. И все же с трудом осознавалось, что он такого же роста, как и Я
н Грим. В его воображении Ян до сих пор оставался гигантом, возвышающимся,
словно башня, над остальными людьми, и поэтому на какой-то момент он прост
о отказывался поверить в то, о чем поведал ему дверной проем.
Лишь спустя какое-то время Хэл обратил внимание на то, что хотя он и упира
ется головой в притолоку, но его плечи все же не касаются вертикальных ст
оек дверного проема. Вряд ли ему когда-нибудь удастся настолько раздать
ся в плечах. Странно, но он почувствовал явное облегчение. Он был еще не го
тов стать Яном, во всяком случае не сейчас.
Он вышел из дверного проема; датчики как будто только этого и ждали: дверь
тут же скользнула на место, закрыв проход, и стена снова стала единым целы
м. Хэл повернулся лицом к гостиной. С того момента, когда он в спальне ощут
ил себя Доналом, его восприятие окружающего еще более обострилось. Однак
о сейчас оно стало просто невыносимым, вызывая чувство почти физической
боли.
Запах, который он ощущал, цветовая палитра, очертания предметов, звуки и э
хо шагов во время его блуждания по дому, свет из окон и внутреннее освещен
ие длинного коридора, идущего вдоль кабинетов и спален, Ц все это переки
нуло мостик между ним и теми, кто когда-то ходил по этому дому, и наконец-то
Хэл окончательно осознал, что также принадлежит дому наравне с ними.
В этом не было никакого чуда, все вполне объяснимо с точки зрения человеч
еской психики. Тем не менее он чувствовал себя так, как будто нарушил гран
ицу чего-то гораздо более таинственного и оказался в области, доселе еще
никому не ведомой.
Какой-то внутренний импульс указывал ему на ту часть дома, которую он все
это время подсознательно избегал. Как сказала ему Аманда, на Дорсае стол
овая была тем местом, где принимались решения не только деловые, но и семе
йные. Оттолкнувшись от этого воспоминания, его мысли наконец обратились
к столовой, и он понял, что только там надо искать величайшую разгадку жиз
ни и назначения Донала.
Хэл шагнул в нужном направлении. Но тут же остановился, охваченный страх
ом, и опустился в одно из стоящих поблизости кресел. Он сидел и смотрел неп
одвижным взглядом на дверь, ведущую в столовую, пытаясь понять причину н
еобъяснимого, но вполне реального ужаса.
На память пришли уроки Уолтера. Сосредоточившись, он выбросил из головы
все эмоции, затем представил свой страх как нечто бесформенное, стоящее
перед ним на небольшом расстоянии. Придавая ему очертание, он принялся р
ассуждать. Сам по себе страх был неважен. Важно лишь было его влияние на не
го. Но чтобы понять его воздействие, он должен разобраться, что же за ним к
роется, в чем его суть?
Дело было не в самой комнате и не в том, что он мог там узнать. Он боялся необ
ратимости воздействия на него того, что он мог там обнаружить. Если он вой
дет в столовую в том состоянии духа, в котором сейчас пребывает, это может
помочь ему наконец понять, какая же часть его существа принадлежит ему, а
какая Доналу.
…Он, вероятно, узнает, что должен совершить нечто, после чего ему уже не бу
дет дороги назад. Быть может, сейчас он как раз и стоит перед границей, кот
орой инстинктивно всегда так боятся все мужчины и женщины, Ц границей, о
тделяющей возможное от невозможного; а если это так, то, переступив ее, он
рискует остаться там навсегда.
Он вдруг понял, что этот страх для него не нов; он жил всегда, и не столько в
нем, сколько во всем человечестве. Это был страх покинуть уютное лоно без
опасности известного мира и оказаться во мраке неизвестности, таящей в с
ебе все немыслимые опасности, которые могут поджидать там человека. Он п
онял также, что существует единственный способ противостоять ему, столь
же древний. Это неодолимая потребность продолжать начатое, двигаться вп
еред и рисковать, открывать и познавать.
Осознав это, наконец он впервые ясно увидел, что та судьба, которой он толь
ко что так страшился, была выбрана им для себя уже много лет назад раз и на
всегда. И как бы в подтверждение правильности его решения, откуда-то из гл
убин памяти в его мозгу всплыли строки из стихотворения Роберта Браунин
га Роберт Бр
аунинг (Robert Browning, 1812Ц 1889) Ц английский поэт; ввел в англ, лирику жанр монолога-ис
поведи, поэтический язык его отличается затрудненностью. В сборнике сти
хов «Мужчины и женщины» на материале исторических сведений о жизни изве
стных личностей эпохи Возрождения поэт исследует психологические моти
вы, управляющие поступками своих героев.
:

…И встали все, как рамой огне
вой,
Вкруг новой жертвы, замыкая дол.
Я всех узнал, я всех их перечел,
Но безоглядно в миг тот роковой
Я поднял рог и вызов бросил свой:
«Роланд до Замка Черного дошел».

Хэл поднялся с кресла и, медленно приблизившись к двери, открыл ее.
Внутри длинной безмолвной комнаты царил полумрак. Здесь, в отличие от др
угих помещений, в которых он побывал, автоматические датчики оставили шт
оры из тяжелой мягкой ткани светло-коричневого цвета задернутыми. Они н
е раздвинулись и сейчас, когда он вошел в столовую. Яркий дневной свет Фом
альгаута едва пробивался сквозь них, отчего вся комната была залита мерц
ающим янтарным сумеречным светом.
И в этом полумраке длинная пустая поверхность стола и выстроившиеся по о
бе стороны от него резные деревянные стулья с прямыми спинками, один из к
оторых стоял в торце стола рядом с входом на кухню, казались почти черным
и. Потолок был ниже, чем в гостиной, поэтому воздух здесь казался еще более
сонным и застывшим, чем в других частях дома.
Хэлу показалось, что полумрак и тишина, наполнявшие эту комнату, поглоти
ли его целиком, отгородив от остальной части дома. Словно сама столовая г
оворила: «Все может измениться, лишь я за эти двести лет осталась неизмен
ной».
Шесть небольших старинных двухмерных картин в узких рамках висели на ра
вном расстоянии друг от друга на стене напротив окон. Хэл медленно пошел
вдоль прохода между стеной и столом, изредка останавливаясь, чтобы рассм
отреть живописные полотна.
Это были пейзажи, на которых в различных ракурсах художник изобразил гор
у, озеро, узкую долину и морской берег Ц именно такими они сохранилось в п
амяти Ичан Хана. Вне всякого сомнения, Хэл видел перед собой земные пейза
жи. Бесчисленное множество тонких неуловимых деталей подтверждало под
линность того, что было изображено на каждой из картин. На мгновение они р
азбудили в Хэле воспоминания, которые уже давно не посещали его; он почув
ствовал неожиданно острый приступ ностальгии по Скалистым горам.
Хэл медленно подошел к торцу стола и стал чуть сбоку в стороне от него, оки
нув взглядом всю его длину. Здесь в разные времена собирались они всей се
мьей с тех самых пор, как впервые были воздвигнуты эти стены. Те, чьи имена
он видел на надгробиях, Ц Ичан Хан, Мелисса и Клетус Грим, Кемаль Грим; Ича
н, тот, который был отцом Донала, Мор Ц брат Донала; Джеймс, Кейси и Ян Ц ег
о дядья; Лия Ц жена Яна; Саймон, Кемаль и Джеймс Ц сыновья Яна…
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики