ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И конечно, захватывает его не красота, не
правильные углы, не прямые линии, но картина ...или ско-
рее идея многих, действующих так, как будто их воодуше-
вил один разум".
Быть подобным любому другому - не отличаться в одежде, речи,
обычаях, не иметь иных мыслей или чувств, чем у остальных, - это
состояние спасает человека от изоляции, которую влечет самость.
Конечно, "я" утрачено, но утрачен и страх одиночества. Враги кон-
формности - разумеется, свобода и самоосознание. Решение пробле-
мы изоляции путем конформизма-слияния подрывается вопросами:
чего я хочу? что я чувствую? какова моя цель в жизни? что во мне нужно
выразить и осуществить?
В вековой борьбе между самовыражением и безопасностью в сли-
янии компромисс, направленный на избегание изоляции, обычно
достигается за счет "я". Притягательная сила группы воистину вели-
ка. Один из бесчисленного множества примеров - трагедия в Джор-
джтауне, демонстрирующая силу группы. Идентификация с группой
дала ее членам защиту от страха изолированного существования - вещь
настолько денную, что они пожелали пожертвовать ради нее всем:
своими земными благами, своими семьями, друзьями, родиной и
наконец своими жизнями.
Мистицизм, включающий в себя возвышенные, чудесные моменты
единения со вселенной, также служит примером утраты Эго. Слия-
ние с другим индивидом, с группой или делом, с природой или со
вселенной, всегда включает в себя потерю "я": это договор с дьяво-
лом, выливающийся в экзистенциальную вину - те самые вину и горе,
которые оплакивают непрожитую жизнь в каждом из нас.
Садизм. Индивид, ищущий слияния, зависимый, подобостраст-
ный, приносящий себя в жертву, готовый терпеть боль, более того,
получающий удовольствие от боли, потому что она разрушает уеди-
нение, - короче говоря, в обмен на безопасность слияния становя-
щийся чем угодно, чего желает другой, - имеет любопытного двой-
ника. Человек, стремящийся доминировать над другим, унижать
другого, причинять боль, делать себя абсолютным хозяином друго-
го, - это как будто бы совсем иное существо, чем зависимый иска-
тель слияния. Однако, как отмечает Фромм, "обе тенденции - ре-
зультат одной базовой потребности, возникающей из неспособности
выносить изоляцию и слабость собственного "я". ...Садистическая
личность нуждается в своем объекте точно так же, как мазохистичес-
кая нуждается в своем ". Разница между мазохистом и садистом - это
разница между фитилем и воском. Один ищет безопасности в погло-
щении другим, другой - поглощая кого-то. В обоих случаях экзис-
тенциальная изоляция смягчается - либо через утрату отъединеннос-
ти и лишение изоляции, либо через расширение себя путем включения
других. Вот почему мазохизм и садизм внутри индивида часто чере-
дуются - они являются разными решениями одной и той же проблемы.
Секс и изоляция
Фрейд ввел в представление о психической организации концеп-
цию "символа". В главе 5 "Толкования сновидений" он описывает
различные символы, олицетворяющие сексуальную тему - половые
органы или половой акт". Фрейд предупреждает, что идея о "заме-
щении" одного предмета другим может завести слишком далеко: си-
431
гара не всегда символ пениса; "Иногда сигара - это просто сигара".
Но это предупреждение Фрейд распространяет недостаточно широко.
Порой секс бывает символом чего-то другого. Если глубочайшие ко-
нечные факторы человека экзистенциальны по природе и связаны со
смертью, свободой, изоляцией и бессмысленностью, то вполне воз-
можно, что обусловленные ими страхи могут смещаться и символи-
зироваться производными проблемами: например такими, как пробле-
мы сексуальности.
Секс может способствовать вытеснению тревоги смерти. У меня
было несколько случаев работы с пациентами, больными метастати-
ческим раком, которые, казалось, были поглощены сексуальными
интересами. Я встречал супружеские пары, один из членов которых
был болен раком в последней стадии, при этом они мало о чем го-
ворили кроме своей сексуальной несовместимости. Временами в пылу
дискуссии, взаимных обвинений и контрдоводов я полностью забы-
вал, что одному из этих индивидов предстоит скорая смерть. Таков
успех защитного маневра. В главе 5 я описал женщину с далеко за-
шедшим раком шейки матки, которая обнаружила, что ее болезнь не
только не отпугнула поклонников, но, напротив, похоже, увеличила
их число и сексуальные аппетиты. Эллен Гринспэн (Ellen Greenspan)
описала исследование, демонстрирующее, что у женщин, страдаю-
щих обширным раком груди, по сравнению со здоровой контрольной
группой соответствующего возраста чаще встречались запретные сек-
суальные фантазии.
В притягательности секса есть какая-то чудесная магия. Это мощ-
ный бастион против осознания и тревоги свободы, так как мы, на-
ходясь под действием очарования секса, никак не ощущаем, что кон-
ституируем собственный мир. Напротив, мы "захвачены" мощной
внешней силой. Мы одержимы, очарованы, "увлечены". Мы можем
сопротивляться искушению, отдаться ему или тянуть время, но у нас
нет чувства, что мы "выбрали" или "сотворили" собственную сексу-
альность: она ощущается вне нас, обладает самостоятельной властью
и кажется мощней, чем на самом деле. Сексуально компульсивные
пациенты, когда их состояние в терапии улучшается, начинают го-
ворить о том, что их жизнь стала унылой. Мир становится буднич-
ным, заставляя их задаваться вопросом: "И это все?"
Компульсивная сексуальность также является распространенным
ответом на чувство изоляции. Беспорядочное сексуальное "спарива-
ние" предлагает одинокому индивиду сильную, но временную пере-
дышку. Она временна потому, что это не близость, а лишь карика-
тура на отношения. В компульсивном сексе отсутствуют все признаки
подлинной заботы. Индивид использует другого как средство. Он или
она использует только часть другого и вступает в отношения только с
ней. Такого рода взаимодействие означает, что человек формирует
отношения - и чем быстрее, тем лучше - ради секса, а вовсе не
наоборот, когда сексуальный контакт является проявлением глубоких
отношений и способствует им. Сексуально компульсивный индивид -
великолепный пример человека, не находящегося в отношениях со
всем существом другого. Напротив, он имеет отношения только с той
частью, которая служит для удовлетворения его потребности. Наш
язык позволяет хорошо отражать эту идею, например, когда мы го-
ворим о "куске идиота", "причинном месте", "яйцах". Сильный язык
секса ("завалить", "заниматься", "трахать", "втыкать", "крутить",
"делать отметины") обозначает обман, агрессию, манипулирование -
на самом деле почти все, кроме заботы и близости.
Самое главное - сексуально компульсивные индивиды не знают
своих партнеров. Собственно говоря, незнание другого и утаивание
большей части себя они нередко используют как преимущество, по-
этому показывают и видят только то, что способствует обольщению
и половому акту. Один из отличительных признаков сексуальной де-
виации состоит в том, что индивид вступает в отношения не с дру-
гим человеком в целом, а с какой-то частью другого. Например,
фетишист имеет отношения не с женщиной (все опубликованные слу-
чаи фетишизма- мужские), а с какой-то частью или каким-то ак-
сессуаром женщины, например, туфлей, носовым платком, нижним
бельем. В одном обзоре, посвященном человеческим отношениям,
говорится: "Если мы занимаемся любовью с женщиной, не устанав-
ливая связи с ее духом, мы фетишисты, даже если в физическом акте
используем надлежащие отверстия тела"".
Следует ли, в силу вышесказанного, вдумчивому терапевту смот-
реть критически на всякий сексуальный контакт, не являющийся
подлинной, полной заботы межличностной встречей? Значит ли это,
что не существует места для секса как для акта необязывающей игры
взрослых? Эти вопросы в значительной степени этические и нравствен-
ные, и терапевт поступает правильно, избегая делать заявления по
вопросам, находящимся за пределами его компетенции. Но терапевт
все же имеет сказать нечто ценное в случаях индивидов, сексуальные
в определении сексуальной девиантности - то, что поведение фик-
сированно и исключительно, то есть девиант может вступать в сексу-
альные отношения только фиксированным девиантным образом.
Ригидное, эксклюзивное сексуальное поведение не только является
показателем более глубокой патологии, такое поведение не может не
вызвать чувство презрения к себе и экзистенциальную вину. Кьерке-
гор дал захватывающую картину такой ситуации в "Дневнике соблазни-
433
теля", где главный герой посвящает все свое "я" совращению юной
девушки. Он успешно добивается своей цели, но дорого платит за
причиненный вред: его жизнь становится пустой, его дух подорван.
Таким образом, сексуально компульсивный индивид и не знает
другого, и не близок с ним. Он никогда не заботится о росте друго-
го. Он не только никогда не держит другого полностью в поле зрения,
но и никогда не теряет видения себя в отношениях. Он не существует
"между", а всегда наблюдает за собой. Бубер назвал такую ориента-
цию термином "рефлексия" и оплакивал сексуальные отношения, где
партнеры не включены в полноценный аутентичный диалог, а живут
в мире монолога, мире зеркал и отражений. Буберовское описание
"эротического человека" отличается особой наглядностью:
"Много лет провел я на земле людей и еще не исчерпал
в своем исследовании все варианты "эротического челове-
ка". Влюбленный неистовствует, любя только свою страсть.
Кто-то носится со своими дифференцированными чувства-
ми, как с орденскими колодками. Где-то человек наслаж-
дается сюжетами собственного завораживающего действия на
других. Другой восхищенно взирает на действо своей пред-
полагаемой капитуляции.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики