ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Мой собственный клинический опыт с определенностью подтвер-
(ает вездесущность мыслей о смерти. Во время работы над этой
1ИГОЙ я получил значительное количество "невидимого" для меня
эежде клинического материала. Несомненно, в известной степени
сам подводил пациентов к тому, чтобы они давали мне определен-
ие свидетельства. Но я уверен, что, по большому счету, эти сви-
детельства всегда присутствуют. Просто прежде я не был настроен так,
гобы их воспринимать. Например, выше в этой главе я рассказывал
двух пациентках, Джойс и Бет, у которых были обыкновенные с
цинической точки зрения проблемы, связанные с положением в
Ьоциуме и с завершением межличностных отношений. При более
глубоком исследовании этих проблем обе пациентки обнаружили зна-
<ительное экзистенциальное беспокойство, которое я не смог бы рас-
Йознать, не будь у меня соответствующего психологического настроя.
Другой пример того же "настроя" дала мне психотерапевт, посе-
1Ившая мою субботнюю лекцию о тревоге смерти. Несколько дней
Спустя она написала мне письмо:
"..я не ожидала появления этой темы в моей работе имен-
но сейчас, поскольку я являюсь консультантом в колледже,
где студенты обычно отличаются хорошим физическим здо-
ровьем. Однако в понедельник утром на первом приеме я
встретилась со студенткой, которая была изнасилована два
месяца назад. С тех пор она страдала от многих неприятных
и мучительных симптомов. Со смущенным смешком она
заметила: "Я умираю то от одного, то от другого". Наша
беседа - благодаря, по крайней мере отчасти, вашим на-
67
блюдениям - обратилась к ее страху смерти и к прежнему
ее убеждению, что изнасилование, так же как и смерть, мо-
жет случиться только с другими. Теперь она чувствует себя
беззащитной и одолеваемой тревогами, которые раньше
были подавлены. Судя по всему, она испытала облегчение,
узнав, что вполне нормально говорить о том, что боишься
умереть, даже если тело не страдает никакой смертельной
болезнью".
Психотерапевтические сессии, которым предшествовала даже не
столь близкая встреча со смертью, нередко дают обильный клиничес-
кий материал. Особенно богатым источником служат, конечно, сны.
Например, 31 -летняя женщина ночью после похорон старого друга
увидела сон: "Я сижу перед телевизором. Приходит врач и стетоско-
пом обследует мои легкие. Я начинаю злиться и спрашиваю его, ка-
кое право он имеет это делать. Он отвечает, что я дымлю как паро-
воз. Он говорит, что мои легкие страдают болезнью песочных часов
на продвинутой стадии". Сновидица не курила, но ее покойный друг
выкуривал по три пачки в день. Ее ассоциация с болезнью "песоч-
ных часов" была такова: "время на исходе".
Центральную роль в селективном невнимании терапевта к теме
смерти в терапии играет отрицание. Это вездесущая и могуществен-
ная защита. Словно аура, она окружает связанный со смертью аф-
фект всюду, где он появляется. (В одном анекдоте из огромной кол-
раньше другого, я, наверно, перееду в Париж".) Терапевт тоже скло-
нен к отрицанию, и в процессе терапии его отрицающие защиты всту-
пают в коалицию с защитами пациента. Многие терапевты, несмот-
ря на долгие годы личного анализа, не исследовали и не проработали
собственный страх смерти. Они фобически избегают этой сферы в
своей частной жизни и селективно игнорируют ее в своей психотера-
певтической практике.
Кроме индивидуального отрицания терапевтом, существует коллек-
тивное отрицание в психотерапии. Это коллективное отрицание наи-
лучшим образом можно понять, если рассмотреть вопрос о том, по-
чему смерть отсутствует в формальных теориях тревоги. Несмотря на
то, что и в теории, и в повседневной практике динамической психо-
терапии смерть играет неоспоримую центральную роль, - в традици-
онной динамической теории тревоги ей не оставлено места. Чтобы
изменить терапевтическую практику, найти применение концепции
смерти как терапевтическому инструменту, необходимо выявить роль
смерти в генезисе тревоги. Нет лучшего пути к этому, чем просле-
эволюцию психодинамических концепций тревоги и попытаться
зиять систематическое исключение из них концепции смерти.
Фрейд: тревога без смерти
Идеи Фрейда оказали настолько сильное влияние, что эволюция
намической мысли в огромной степени является эволюцией мысли
>рейда. Я уверен, что, при всей его невероятной интуиции, тема
Мерти для него оставалась слепым пятном, скрывавшим некоторые
чевидные аспекты внутреннего мира человека. Я изложу некоторый
гериал, иллюстрирующий избегание этой темы Фрейдом в его кли-
ческих и теоретических рассуждениях и затем выдвину предположе-
о причинах этого избегания.
Избегание темы смерти Фрейдом
Первым значительным клиническим и теоретическим вкладом
зейда являются "Исследования истерии", написанные им вместе с
озефом Брейером в 1895 г. В этой работе обращает на себя внима-
1ие ярко проявившееся избирательное игнорирование смерти. "Ис-
стедования истерии" ознаменовали рождение динамической терапии,
[ они же заложили основу для исключения из нее темы смерти. В
(той книге представлены пять больших случаев, один - Брейера (Анны
.) и четыре - Фрейда. В комментариях и дискуссионных разделах
фрагментарно сообщается еще о нескольких случаях. Каждый паци-
ент начинает терапию с ярко выраженными симптомами, такими как
Паралич, анестезии, боли, тики, нервное истощение, навязчивое-
Ьи, ощущения удушья, потеря вкуса и обоняния, речевая дезоргани-
зация, амнезия и т.д. Исходя из исследования этих пяти пациентов,
Ц>рейд и Брейер сформулировали этиологию истерии и разработали
соответствующую систематическую терапию.
1 Все пятеро в ранние годы жизни пережили серьезные эмоциональ-
ные травмы. Фрейд отмечает: обычно травма, хотя и действует дес-
1табилизирующе, все же не имеет долговременного эффекта, потому
1что вызванные ею эмоции не сохраняются в исходном виде: они от-
1реагируются (в результате эффективного выражения эмоции наступа-
1"ет катарсис) либо прорабатываются (Фрейд утверждает, что память
травмы может стать частью "огромного комплекса ассоциаций, стать
ррядом с другим опытом", и затем она "стирается", или корректиру-
1<тся, или подвергается проверке реальностью - например, когда че-
69
ловек справляется с обвдой, размышляя в ответ о своих достижениях
и достоинствах.)"
Однако у тех пяти пациентов последствия травмы не исчерпали
себя, но продолжали преследовать свою жертву. ("Истерик страдает
от реминисценции".) Фрейд высказал гипотезу, что память травмы
и сопутствующие эмоции были вытеснены из их сознания (это было
первое употребление понятий вытеснения и бессознательного) и по-
тому избежали нормальных процессов диссипации аффекта. Подав-
ленный аффект, сохранивший в бессознательном свои свежесть и
силу, нашел некоторый доступ в сознание через конверсию (сггсюда
"конверсионная истерия") в физические симптомы.
Выводы для лечения очевидны: следует дать пациенту возможность
вспомнить травму и выразить задавленный аффект. Чтобы помочь
пациентам восстановить исходное травматическое воспоминание и
выразить аффект вербально и поведенчески, Фрейд и Брейер исполь-
зовали гипноз и Фрейд позже - свободные ассоциации.
Идеи Фрейда о возникновении и распаде аффекта, о формирова-
нии симптомов, а также размышления об основанной на этих идеях
системе терапии имеют кардинальное значение и в немалой мере пред-
восхищают последующее развитие динамической теории и терапии. К
нашей теме наиболее непосредственное отношение имеет взгляд Фрей-
да на источник дисфорического аффекта - на природу первичной трав-
мы. На протяжении книги Фрейда и Брейера теория симптомов и
подход к терапии не меняются, однако от первого пациента к после-
днему описания Фрейдом природы травмы, ответственной за симп-
томы, претерпевают удивительную перемену. (В своем введении он
утверждает: "Тому, кто интересуется процессом развития, приведшим
от катарсиса к психоанализу, я не могу дать лучшего совета, чем на-
чать с "Исследований истерии" и затем следовать по пути, пройден-
ному мной самим")".
В первых описанных в книге случаях травмы выглядят тривиаль-
ными. Читателю предлагают поверить в возможность развития глубо-
кого невротического состояния у пациента (пациентки) в результате
преследования злой собакой, или удара тростью работодателем, или
обнаружения им того, что горничная позволяет собаке пить из его
стакана, или влюбленности в работодателя и одновременной принуж-
денности терпеть его несправедливые упреки. По ходу книги объяс-
нения Фрейдом способствовавших неврозу травм становятся все бо-
лее изощренными. Он готов был видеть в своих пациентах жертвы
архетипических обстоятельств, достойных внимания автора греческих
трагедий: ненависти детей (создававших жене препятствия в том, чтобы
ухаживать за умирающим мужем), инцестуозных отношений с родиге-
переживания первичной сцены" и радости (с сопутствующим
ством вины) от смерти сестры, мужа которой пациентка любила.
1 последние случаи из книги, а также примечания и письма Фрей-
, указывают совершенно определенное направление, в котором
вуклонно следовала мысль Фрейда в поисках истоков тревоги: 1) он
Еютепенно смещал время травмы, являющейся "подлинной" причи-
(>й тревоги, все дальше к началу жизни, 2) он стал рассматривать
>авму как имеющую явно и исключительно сексуальный характер.
> Размышления Фрейда об эмоциональных травмах пяти его пациен-
те постепенно развились в формальную теорию тревоги. Тревога -
гнал ожидаемой опасности; зародыш тревоги появляется в ранний
риод жизни, когда происходит значимая травма; память о травма-
ческом событии вытесняется, и сопутствующий ей аффект транс-
эрмируется в тревогу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики