ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Наконец терапевт взор-
вался: "Я начал колотить по столу кулаком и закричал: "Черт
возьми, послушайте, почему бы вам просто не прекратить
словесный понос, перестав нападать на меня, и не перейти
наконец к делу - попытаться понять себя. Какие бы недо-
статки у меня ни были, а у меня их хватает, они не имеют
отношения к вашим проблемам. Я тоже человек, и сегодня
был плохой день... "
6. Пациентка была оставлена в заброшенном доме на об-
рыве, куда можно было добраться только по шаткому дере-
вянному мостику. В этой крайней ситуации она позвонила
своему терапевту, который подъехал к дому, прошел по
мостику, успокоил ее и отвез домой".
Другие решающие эпизоды похожи на эти: суть каждого состоит во
встрече двух людей и в отходе от искусственного или идеологически
предписанного "обращения" с пациентом.
Литература изобилует иллюстрациями, подтверждающими этот
феномен. В главе 2 я говорил о том, что в 1895 г. в "Исследованиях
истерии" Фрейд и Брейер не обратили внимания на существенный
материал, относящийся к смерти. Поразительно также, что в своей
оценке терапевтических механизмов Фрейд мог не обратить внимания
на значимость встречи пациента и терапевта. Он приписывал терапев-
тическое изменение целиком гипнотическому внушению и работе по
интерпретации, которая делает возможными "отреагирование" и ос-
вобождение "задавленного аффекта". Отметим однако характер тера-
певтической включенности Фрейда, отраженной в его описаниях
случаев. Он регулярно делал массаж некоторым из своих пациентов
и однажды высказал досаду оттого, что менструальный период паци-
ентки может сделать массаж в этот день невозможным. В других слу-
чаях он "смело входит" (используя термин Бубера) в жизнь пациен-
та, беседуя с членами семьи и выясняя финансовые и брачные планы
пациента. Временами Фрейд бывал авторитарным и резким. В од-
ной памятной встрече он непреклонно заявил пациентке, что дает ей
двадцать четыре часа на то, чтобы она изменила свои взгляды (по
поводу непсихологических причин симптома), иначе ей придется по-
кинуть больницу".
Несколько лет назад я установил договор (по причинам, о которых
неуместно рассказывать в этом обсуждении) с пациенткой, условив-
шись, что мы оба будем писать краткое резюме своих впечатлений
после каждого часа индивидуальной терапии, передавать их в запеча-
танном виде моему секретарю и каждые несколько месяцев читать
записи друг друга. (Позже мы опубликовали эти заметки в книге "Каж-
дый день - чуть ближе. Терапия, рассказанная дважды" ("Every Day
Gets a Little Closer: A Twice-Told Therapy")). Меня поразило расхож-
дение между моим восприятием сессии и восприятием пациентки. Мы
с пациенткой отмечали и ценили очень разные аспекты терапевтичес-
кого опыта. Кому нужны были мои точные и элегантные интерпрета-
ции? Увы! Она их даже не слышала! В ее памяти сохранились малень-
кие личные соприкосновения - теплые взгляды, комплименты по
поводу ее внешнего вида, мой неизменный интерес к ней, мои воп-
росы о ее мнении относительно фильма, который она посмотрела.
Что нам делать с этими наблюдениями? По-видимому, ясно, что
каким-то еще Не определенным образом личностные отношения те-
рапевта и пациента играют критическую роль в процессе изменения,
а также что терапевт часто недооценивает значение этого фактора и
переоценивает свои когнитивные заслуги.
Как исцеляют терапевтические отношения? В предыдущем разделе
я высказал мысль, что "внутритерапевтические" отношения пациен-
та (его или ее отношения в обыденной жизни, или с другими члена-
ми терапевтической группы, или с соседями по палате в психиатричес-
кой больнице) обладают двумя типами терапевтического воздействия:
(1) они играют "опосредующую" роль, поскольку способствуют улуч-
шению качества будущих отношений - на их материале пациент узнает
о своем дезадаптивном межличностном поведении и проводит "гене-
ральную репетицию" новых моделей отношений; (2) они имеют цен-
ность сами по себе и для себя - как вполне "реальные" отношения,
они приводят к межличностным переменам.
Все это можно отнести и к отношениям терапевт-пациент. Они
исцеляют, потому что проясняют другие отношения, а также в силу
455
того, что представляют собой реальные отношения пациента. Давай-
те рассмотрим поочередно оба фактора.
Отношения пациент-терапевт. Прояснение и облегчение других от-
ношений. Помогая пациенту исследовать свои отношения с ним, те-
рапевт проясняет и улучшает прошлые или нынешние отношения па-
циента с теми, кого на символическом уровне напоминает терапевт.
Использование отношений для прояснения прошлого - это тради-
ционный подход к отношениям пациент-терапевт, основанный на
представлении о переносе, в котором пациент "переносит" чувства и
позиции, касающиеся значимых фигур, особенно родительских, на
личность терапевта. Пациент "надевает" на терапевта, который слу-
жит манекеном, чувства, "снятые" с других. Отношения с терапев-
том - игра теней, отражающая превратности драмы, которая проис-
ходила давно. Аналитическая терапевтическая задача воссоздания и
прояснения событий прошлой жизни хорошо обслуживается этим
подходом.
Против такого способа работы с отношениями есть два основных
аргумента. Первый, как уже обсуждалось в главе 7, это неочевидность
того, что раскрытие и понимание прошлого содействуют изменению
в терапии. Второй состоит в том, что рассмотрение отношений тера-
певт-пациент прежде всего в терминах переноса отрицает истинно че-
ловечную и истинно изменяющую природу отношений. Имеется до-
статочно доказательств того, что исцеляют реальные отношения;
рассматривать отношения терапевт-пациент как упаковочный ящик для
транспортировки орудий исцеления (инсайта, раскрытия события
прошлой жизни и т.п.) значит ошибочно принимать емкость за содер-
жимое. Отношения и есть орудие исцеления, и, как я уже подчер-
кивал, поиск инсайта, копание в прошлом - все это интересные и
по видимости полезные занятия, занимающие внимание пациента и
терапевта в то время, пока созревает подлинный фактор изменения -
их отношения.
Еще одно применение отношений пациент-терапевт состоит в том,
чтобы помочь пациенту понять нынешние или будущие отношения.
Пациент почти всегда искаженно видит какие-то аспекты своих отно-
шений с терапевтом. Опытный терапевт, отталкиваясь от собствен-
ного знания себя и богатого опыта того, как видят его другие, спо-
собен помочь пациенту отделить искажение от реальности. Для разных
пациентов терапевт может олицетворять разные вещи, но для большин-
ства он воплощает образы власти - учителя, начальника, родителя,
судьи, инспектора и т.д. Помогая пациенту улучшить его отношения
с этими индивидами, терапевт оказывает ему реальную услугу.
"Реальные" отношения между терапевтами пациентом. В том, что
пациент развивает реальное (в противоположность перенесенному)
отношение к терапевту, заключается огромная потенциальная польза.
Вместо того чтобы оставаться в рамках феномена "как будто" - кото-
рый, если его должным образом проанализировать, приведет к улуч-
шению других отношений - терапевт помогает пациенту исцелиться,
развивая с ним подлинные отношения.
Кайзер, как я рассказывал выше, считал, что индивид, терзае-
мый изоляцией ("универсальным конфликтом"), пытается преодолеть
ее путем "слияния" с другим. Возникающий "универсальный симп-
том", как называет его Кайзер, прокладывает дорогу слиянию. "Уни-
версальный симптом" - это "двойственность", или "неподлинность",
или "перенос"; его составляют искаженное восприятие пациентом
терапевта и искаженное поведение по отношению к нему. Таким об-
разом, пациент не включает в отношения свое подлинное "я", но
взаимодействует с терапевтом таким образом, чтобы избегнуть изо-
ляции и осуществить слияние.
Каково противоядие этому универсальному конфликту и симпто-
му? Ответ Кайзера- "коммуникация"". Он утверждал, что "имен-
но способность свободно общаться не позволяет универсальному кон-
фликту вовлечь человека в ограничительный обманчивый паттерн
невроза". Кайзер полагал, что терапевт исцеляет, просто будучи с
пациентом. Успешная терапия требует, "чтобы пациент проводил до-
статочно времени с человеком, обладающим определенными лично-
стными характеристиками".
Какими личностными характеристиками? Кайзер называет четыре:
(1) интерес к людям; (2) теоретические взгляды на психотерапию,
которые не блокируют заинтересованность терапевта в том, чтобы
помочь пациенту свободно общаться; (3) отсутствие невротических
паттернов, которые помешали бы установлению коммуникации с
пациентом; (4) "восприимчивый" психический склад - чувствитель-
ность к двойственности и некоммуникативным элементам поведения
пациента.
У Кайзера для терапевта есть всего одно правило: "находиться в
коммуникации". Все другие требования касаются не того, что терапевт
должен делать, а того, каким терапевт должен быть. Возможно,
Кайзер чрезмерно преувеличивает, но тем не менее он привлекает наше
внимание к существенному элементу механизма терапевтического из-
менения. Для многих пациентов психотерапия - это процесс цикли-
ческого движения от изоляции к отношениям. Когда пациент стал
способен на глубокие отношения с терапевтом (и на отношение к нему
как к реальной личности, а не как к образу, созданному определен-
ным "методом"), - он уже изменился. Пациент узнает, что потенциал
любви существует внутри него самого, и испытывает чувства, которые
457
годами и десятилетиями спали в диссоциированных внутренних про-
странствах. Вспомним комментарии Бубера по поводу отношений Я-
Ты: когда "Я" по-настоящему находится в отношениях с другим, оно
меняется, становится отличным от "Я", которое было до Ты.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики