ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

"Энтелехия" Аристотеля относилась к полно-
f осуществлению потенциальной возможности. Четвертый смертный
ех, праздность, или леность, многими мыслителями интерпретиро-
1лся как "грех не делания в своей жизни того, что, как известно
иювеку, он может делать"". Это крайне популярная в современной
сихологии концепция, обнаруживаемая в работах почти каждого со-
еменного гуманистического или экзистенциального теоретика или те-
тевта. Она появлялась под многими названиями ("самоактуализа-
самореализация", "саморазвитие", "раскрытие потенциала",
"автономия" и т.д.), но основополагающая идея проста: каждое
Булера", Олпорта"", Род-
В особенности, у Бубера", Мэрфи
pea", ЮнгаT. Маслоу" и Хорни.
315
человеческое существо обладает прирожденными способностями и по-
тенциями и, более того, исходным знанием об этих потенциях. Тот,
кому не удается жить настолько полно, насколько возможно, испы-
тывает глубокое, сильное переживание, которое я называю здесь "эк-
зистенциальной виной".
Например, зрелые работы Карен Хорни прочно опираются на ту
идею, что при благоприятных условиях человек естественным образом
раскрывает свой врожденный потенциал точно так же, как желудь
развивается в мощное дерево". Фундаментальная работа Хорни "Не-
вроз и человеческий рост" имеет подзаголовок "Устремление к само-
реализации". По ее мнению, психопатология возникает тогда, когда
неблагоприятные обстоятельства препятствуют ребенку развиваться и
осуществлять заложенный в нем потенциал. Вследствие этого ребенок
теряет образ своего потенциального "я" и формирует другой обраа
"я" - "идеальное я", к которому направляет свою жизненную энер-
гию. Хотя Хорни не использует понятия вины, она, вне всякого со-
мнения, прекрасно сознает, какую цену платит индивид за невопло-
щение своей судьбы. Хорни говорит о чувстве отчуждения, об
отщепленности человека от того, чем он реально является, ведущей к
подавлению истинных чувств, желаний и мыслей. Однако при этом он
ощущает существование своего потенциального "я" и на бессознатель-
ном уровне непрерывно сравнивает его со своим "актуальным я" (то
есть с "я", актуально живущим в мире). Расхождение между тем, что
мы есть, и чем могли бы быть, заставляет нас презирать себя, и это
презрение нам приходится преодолевать всю свою жизнь.
Абрахам Маслоу, испытавший большое влияние Хорни, был, я
полагаю, первым, кто использовал термин "самоактуализация". Он
также был убежден, что люди естественным образом актуализуют
себя, когда обстоятельства их развития не столь враждебны, что они
вынуждены стремиться к безопасности, а не к росту (то есть форми-
ровать в себе "мотивацию недостатка" вместо "мотивации роста").
"Когда базисная [прирожденная] сущность личности от-
рицается или подавляется, человек заболевает, иногда явно,
иногда скрыто... Эта внутренняя сущность хрупка и чувстви-
тельна, она легко уступает стереотипу и культуральному
давлению... Даже будучи отрицаема, она втайне продолжа-
ет жить, непрестанно требуя актуализации... Каждое отступ-
ничество [от собственной сущности], каждое преступление
против своей природы фиксируется в нашем бессознатель-
ном и заставляет нас презирать себя"T.
Но как выявить свой потенциал? Как узнать его, встретившись с
IFO проявлением? Как мы узнаем, что потеряли свой путь? Хайдег-
Sjgep, Тиллих, Маслоу и Мэй ответили бы в унисон: "С помощью Вины!
", помощью Тревоги! Через зов бессознательного!" Они согласны между
<бой в том, что экзистенциальная вина - это позитивная конструк-
1вная сила, советчик, возвращающий нас к себе самим. Когда па-
денты заявляли Хорни, что не знают, чего хотят, она часто отвеча-
\ просто: "Вы когда-нибудь думали о том, чтобы спросить себя?" В
ентре своего существа мы знаем себя. Джон Стюарт Милль, опи-
ывая множественность "я", говорил о фундаментальном, перманен-
ном "я", которое обозначал как "стойкое я"". Никто не сказал об
том лучше святого Августина: "Есть некто внутри меня, кто большея,
1п"126
рем мое я ".
1 Роль экзистенциальной вины как советчика можно проиллюстри-
ювать клинической виньеткой. Пациентка обратилась ко мне в связи
1 тяжелой депрессией и чувством ничтожности. Ей было пятьдесят,
1 в течение тридцати двух лет она была замужем за сильно нарушен-
вым, язвительным человеком. Множество раз за свою жизнь она
думала о терапии, но отказывалась от этой мысли из-за опасений, что
1амоисследование приведет к распаду ее брака; она боялась встретиться
"; одиночеством, страданиями, утратой репутации, материальными
Лишениями и признанием неудачи. В конце концов она настолько
1>ышла из строя, что вынуждена была искать помощи. Однако, фи-
зически являясь в мой кабинет, фактически она не приняла на себя
внутреннее обязательство работать в терапии, и мы мало продвигались.
решающий прорыв произошел в один прекрасный день, когда она
Заговорила о старении и своем страхе смерти. Я попросил ее пред-
ставить себя близкой к смерти, оглянуться на прошедшую жизнь и опи-
сать возникающие чувства. Без колебаний она ответила: "Сожаление".
1Сожаление о чем?" - спросил я. "Сожаление о том, что я зря по-
тратила свою жизнь, так и не узнав, чем могла бы быть". "Сожале-
ние" (ее термин для экзистенциальной вины) было ключом к тера-
пии. С этого момента мы использовали его как гида. Хотя ей
1предстояли месяцы тяжелой работы в терапии, сомнений относительно
1исхода не было. Она осуществила самоисследование (и разорвала свой
1 брак) и ко времени завершения терапии была способна проживать свою
Йжизнь с ощущением возможностей, а не с сожалением.
1 Взаимосвязь между чувством вины, презрением к себе и самореа-
лизацией наглядно иллюстрируется случаем Брюса, пациента средних
1.лет, описанного мной в главе 5. С подросткового возраста Брюса по-
глощал интерес к сексу, особенно к женской груди. И в течение всей
1 своей жизни он презирал себя. От терапии он хотел "освобождения" -
317
освобождения от тревоги, ненависти к себе и упорного чувства вины,
которое грызло его изнутри. Сказать, что Брюс не ощущал себя ав-
тором собственной жизни, значит выразиться слишком мягко. Идея
о том, что он несет личную ответственность за свою жизненную си-
туацию, была для него словно фраза на незнакомом языке; он чув-
ствовал себя настолько одержимым, постоянно находился в таком
паническом состоянии, что, подобно Кафке, считал "за счастье быть
способным сидеть в уголке и дышать"T.
В течение долгих месяцев мы исследовали его чувства вины и не-
нависти к себе. Почему он чувствовал себя виноватым? Какие пре-
ступления совершил? Брюс признавался в банальных, заезженных,
мелких прегрешениях, навязчиво выставляя их напоказ сессию за сес-
сией: как ребенком он стащил какую-то сдачу у отца, завысил сум-
мы в страховочных исках, был нечестен в уплате налогов, украл ут-
реннюю газету у соседа и, главное, спал с женщинами. Мы подробно
изучали каждое прегрешение, всякий раз вновь обнаруживая, что
тяжесть самонаказания превосходит тяжесть преступления. Например,
при обсуждении своего промискуитета он осознал, что не причинил
вреда ни одной женщине: он хорошо обращался со своими любовни-
цами, не прибегал к обману и считался с их чувствами. Каждое из
своих "правонарушений" Брюс проработал на сознательном уровне,
осознав в результате, что он "невинен" и незаслуженно суров к себе.
Однако чувства вины и ненависти к себе ничуть не уменьшились.
Первый проблеск сознания ответственности у Брюса появился при
обсуждении им своего страха проявлять уверенность и напор. Он не
мог на должном уровне представлять свою компанию в публичных
дискуссиях, хотя профессиональное положение призывало его к это-
му. Особенно трудно ему было публично высказывать несогласие или
критику по отношению к другому; ничто не внушало ему больший
ужас, чем публичные дебаты. "Что может произойти в этой ситуа-
ции? - спросил я. - Что хуже всего?" Брюс ответил без всяких со-
мнений: "Выставление напоказ". Он боялся, что оппонент бестакт-
но прочтет вслух список всех постыдных сексуальных эпизодов в его
жизни. Он идентифицировался с кошмаром Леопольда Блума в "Улис-
се" Джеймса Джойса: подвергнутый суду за свои тайные желания, тот
чувствует себя униженным, когда его многочисленные грешки выс-
тавлены напоказ перед судом. Я задался вопросом, чего он боится
больше - того, что достоянием публики станут его прошлые или
нынешние сексуальные приключения? Брюс отвечал: "Нынешние. С
прошлыми делишками я мог сквитаться. Я мог бы сказать себе, а
может быть, даже и вслух: Да, тогда я был таким. Теперь я изме-
нился. Я другой человек".
Постепенно Брюс начал слышать собственные слова, которые, по
ществу, сводились к следующему: "Мое текущее поведение - то,
io я делаю прямо сейчас, - это источник моего страха перед прояв-
ением уверенности и напора, а также моего презрения к себе и чув-
гва вины". В конце концов Брюс осознал, что он сам и только он
ияется причиной своей ненависти к себе. Если он хочет лучше отно-
тгься к себе или даже любить себя, то должен перестать делать вещи,
эторых стыдится.
Но еще большее осознание было впереди. После того как Брюс
шял твердую позицию и впервые в жизни предпочел отказаться от
ексуальной победы (как было описано в главе 5), у него началось
ретепенное улучшение. В последующие месяцы с ним происходи-
о много разного (включая ожидаемый период импотенции), но по-
степенно его компульсивность стала уступать место способности вы-
рра. По мере изменения поведения, образ себя также решительно
снялся; его уверенность в себе и любовь к себе гигантски возраста-
1и. Постепенно, к концу терапии Брюс открыл два источника свое-
р чувства вины.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики