ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


IteB целом можно сказать, что данные исследований тревоги смер-
весьма ограниченно могут способствовать нашему пониманию роли
Цтраха смерти в психопатологии и психотерапии. Большинство этих
ll>a6oT заключается в оценке соотношения сознательной тревоги смер-
(определяемой по достаточно грубым шкалам) с рядом демографи-
еских и психометрических переменных. В них показаны определен-
ие положительные корреляции высокой тревоги смерти с депрессией,
анней потерей значимого другого, слабой либо отсутствующей ре-
гиозностью и выбором профессии. В других исследованиях, пред-
том которых являются более глубокие пласты психики, показано,
3 значительная доля тревоги смерти находится вне сознания; по мере
ижения от сознательных переживаний к бессознательным тревога
Вмерти возрастает; страх смерти подстерегает нас в наших сновидени-
Цк; люди престарелого возраста больше боятся смерти, если они пси-
1ологически незрелы или мало вовлечены в жизненную активность;
рааконец, тревога смерти, как сознательная, так и бессознательная,
увязана с невротизмом.
Невнимание к смерти в теории
и практике психотерапии
Все, что выше было сказано о смерти - с точки зрения культур-
ной традиции, клинического опыта и эмпирических исследований -
меет непосредственное отношение к психотерапии. Инкорпорация
1?мерти в жизнь обогащает жизнь, освобождает людей от удушливого
63
гнета банальности, позволяет им жить более осмысленно и аутентич-
но. Полное осознание смерти может дать толчок к кардинальным
личностным изменениям. В то же время смерть - базисный источ-
ник тревоги, ею наполнен наш внутренний опыт, и мы защищаемся
от нее посредством ряда личностных динамик. Более того: как будет
обсуждаться в главе 4, дезадаптивные защиты от тревоги смерти по-
рождают огромный спектр особенностей, симптомов и черт характе-
ра, которые мы-называем "психопатологическими".
Однако, несмотря на эти более чем достаточные основания, пси-
хотерапевты редко говорят о смерти. Смерть не замечается, и не за-
мечается самым вопиющим образом, почти во всех областях профес-
сиональной сферы, связанной с психическим здоровьем, - в теории,
фундаментальных и клинических исследованиях, клинической прак-
тике. Единственное исключение составляет сфера, где смерть невоз-
можно игнорировать: забота об умирающих. Статьи о смерти появля-
ются в психотерапевтической литературе лишь эпизодически, обычно
во второ- или третьеразрядных журналах и по форме представляют
собой описания случаев. Это продукция "на любителя", далекая от
основного русла теории и практики.
Описания клинических случаев
"Упускания" страха смерти, в частности, в клинических описаниях
случаев настолько вопиющи, что хочется думать как минимум о не-
коем "заговоре молчания". В клинических описаниях встречаются три
стратегии обращения с темой смерти. Первая: авторы селективно не-
внимательны к этой теме и не сообщают ни о каком материале по ней.
Вторая: авторы дают обширный клинический материал по теме смер-
ти, но в динамическом анализе случая игнорируют его полностью.
Так обстоит дело, например, в описаниях случаев у Фрейда, чему я
приведу короткие свидетельства. Третья стратегия: авторы включают
в свое сообщение связанный с темой смерти клинический материал,
однако при анализе случая интерпретируют его в рамках другой кон-
цепции, отвечающей их идеологической школе.
В широко цитируемой статье "Позиции психоневротиков по отно-
шению к смерти", опубликованной в ведущем журнале, два видных
клинициста, Уолтер Бромберг и Пол Шильдер, приводят описания
нескольких случаев, где смерть играет заметную роль". Например, у
одной пациентки острая тревога развилась после смерти подруги,
вызывавшей у нее определенные эротические желания. Хотя сама
пациентка утверждала, что страх собственной смерти развился у нее
осле того, как она видела смерть подруги, авторы приходят к выво-
f, что "...ее реакция тревоги была вызвана бессознательной гомосек-
альной привязанностью, с которой она боролась... Собственная
ерть означала для нее воссоединение с умерщей гомосексуальной
излюбленной... Умереть означает вновь соединиться с утраченным
уьектом любви".
Другая пациентка, отец которой был владельцем похоронного
оро, так описывала свою тяжелую тревогу: "Я всегда боялась смер-
1. Я боялась, что проснусь, когда они будут бальзамировать меня.
меня есть это странное чувство надвигающейся смерти. Мой отец
5ыл владельцем похоронного бюро. Когда я находилась рядом с тру-
дами, я никогда не думала о смерти... но теперь мне хочется убежать...
УЯ постоянно думаю об этом... Я словно отбиваюсь от нее". Авторы
Заключают, что "тревога в связи со смертью выражает подавленное
Желание быть пассивной и быть объектом манипулирования отца -
Цвладельца похоронного бюро". По их мнению, тревога пациентки есть
результат ее защиты от этих опасных желаний и ее стремления к са-
1монаказанию за инцестуозное желание. Другие случаи, описанные в
1"ГОй же статье, также могут служить примерами интерпретации страха
(Смерти как чего-то другого, что авторы считают более фундаменталь-
ным: "Для этого мальчика смерть означает конечное садомазохисти-
Цчсское удовлетворение в гомосексуальном единении с отцом" или
смерть означает для него сепарацию от матери и прекращение выра-
жения его бессознательных либидинозных желаний".
: Не может не возникнуть вопрос: откуда такая тяга к переводу смерти
;во что-то иное? Если в жизни пациента есть ограничения, вызванные,
допустим, страхом открытых пространств, собак или радиоактивных
рЬсадков, либо его поглощают навязчивые размышления о чистоте или
1> том, заперта ли дверь, - тогда, вероятно, есть смысл переводить
1эти поверхностные проблемы в нечто более фундаментальное. Но, res
ypsa loquitur, почему бы страху смерти не быть просто страхом смер-
l"m, не переводимым в "более глубокий" страх? Возможно - и об этом
1пойдет речь ниже - невротический пациент нуждается отнюдь не в
1гаком переводе; возможно, он не находится вне контакта с реально-
Стыо, а напротив оказался слишком близко к истине, поскольку ему
IHC удалось выстроить "нормальные" отрицающие защиты.
Клинические исследования
Невнимание к концепции смерти имеет далеко идущие последствия
Цй для клинических исследований. Одним из примеров может служить
ема утраты и горя. Психологическая адаптация после утраты близ-
65
кого в подробнейших деталях изучалась многими исследователями,
однако никто из них не учитывал, что речь идет не только о "потере
объекта", но и об угрозе потери себя самой или самого. Утрата несет
с собой сообщение: "Если твоя мать (отец, ребенок, друг, супруг)
умерла, значит, ты тоже умрешь". (У моего пациента вскоре после
того, как он потерял своего отца, была галлюцинация голоса, про-
рокотавшего сверху: "Ты - следующий".) В широко известной рабо-
те, посвященной исследованию вдов в течение первого года после
потери мужей, автор приводит, например, такие слова своих испы-
туемых: "Я чувствую себя словно человек, идущий по краю ямы, дно
которой теряется во тьме", а также их высказывания о том, что мир
для них стал ненадежным и потенциально опасным местом, или что
жизнь кажется им теперь бесцельной и бессмысленной, или что они
чувствуют злобу, но эта злоба никуда не направлена. Я не сомнева-
юсь, что глубинный анализ любой из реакций, выраженных в этих
высказываниях, привел бы исследователя к важным выводам о зна-
чении потери как переживания, которое может способствовать встре-
че человека с его собственной смертью. Но автор упомянутого иссле-
дования, так же как авторы других известных мне обширных работ,
посвященных утрате близкого, исходил из другой системы понятий и
потому не сделал этих выводов - печальный пример того, как обед-
няется поведенческая наука в результате игнорирования интуитивно
очевидных истин. В одном из первых произведений письменной ли-
тературы, вавилонском эпосе "Гильгамеш", созданном четыре тыся-
чи лет назад, главный герой отлично знает, что смерть его друга,
Энкиду, предвещает его собственную смерть: "Что за сон овладел
тобой? Ты стал слеп и не можешь услышать меня. Когдая умру, не
буду ли я как Энкиду? Скорбь входит в сердце мое, я боюсь смерти".
Клиническая практика
Некоторые терапевты утверждают, что их пациенты не выражают
никакой озабоченности смертью. Я уверен, что здесь дело в терапев-
те, который не готов услышать об этом. Восприимчивый, глубоко
вникающий в проблемы пациента терапевт в своей повседневной ра-
боте постоянно встречается со смертью.
Пациенты приносят огромное количество материала, связанного
со смертью, стоит их чуть-чуть в этом поддержать. Они рассказыва-
ют о смерти родителей или друзей, тревожатся о грядущей старости;
выясняется, что смерть часто присутствует в их сновидениях: побы-
вав на встрече своего класса, они остаются потрясены тем, как все
1йостарели; с болью замечают власть над собою своих детей, но вдруг
бнаруживают, что наслаждаются замшелыми стариковскими удоволь-
гвиями. Их внимание останавливается на множестве "малых смер-
5Й": старческих бляшках, печеночных пятнах на коже, седых воло-
ах, плохо сгибающихся суставах, сгорбленной позе, углубляющихся
морщинах. Приближается пенсия, дети покидают дом, появляются
рнуки; наконец, их дети начинают брать на себя заботу о них. Их
изненный цикл замыкается вокруг них. У других пациентов преоб-
1ют страхи аннигиляции, которые могут быть выражены в часто
чающихся ужасных фантазиях об убийцах, вламывающихся в дом,
в состояниях страха, наступающих после просмотра сцен наси-
аия в кино или по телевизору. В работе по завершению незавершен-
ных дел, которая происходит в терапии каждого пациента, подвод-
вое течение мыслей о смерти непременно выходит на поверхность,
пи только терапевт готов его заметить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики