ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Взрос-
ление, самостоятельный выбор, сепарация от других означают также
встречу с одиночеством и смертью.
Суммируя, скажу, что концепция смерти играет критически важ-
ную роль в психотерапии, поскольку она затрагивает жизненный опыт
каждого из нас. Жизнь и смерть взаимозависимы: физически смерть
уничтожает нас, но идея смерти спасает нас. Сознание смерти обо-
стряет чувство жизни и радикально меняет взгляд на нее; оно дает нам
толчок к переходу из модуса существования, основанного на отвле-
чениях, успокоениях и мелких тревогах, в более аутентичный. Исто-
рии людей, у которых после конфронтации со смертью произошли
значительные личностные изменения, несут недвусмысленное и важ-
ное сообщение для психотерапии. Дело за техниками, которые по-
зволили бы психотерапевтам использовать этот терапевтический ресурс
для всех пациентов, вне зависимости от их жизненных коллизий или
наступления смертельной болезни. Подробному рассмотрению этого
вопроса я посвятил главу 5.
Смерть и тревога
Тревога играет в психотерапии столь очевидную и столь первосте-
пенную роль, что едва ли нужно говорить об этом особо. Специаль-
ному месту тревоги отдает должное традиционная психиатрическая
нозология, в которой главные психиатрические синдромы именуют-
ся "реакциями": психотические реакции, невротические реакции,
психофизиологические реакции. Мы рассматриваем эти состояния как
реакции на тревогу. Они Представляют собой попытки, хотя и деза-
даптивные, овладеть тревогой. Психопатология - векторная сумма
тревоги и индивидуальных механизмов защиты от нее, как невроти-
ческих, так и характерологических. Обычно в начале работы с паци-
ентом терапевты главное внимание уделяют манифестной тревоге,
эквивалентам тревоги и защитам, построенным в попытках оградить
себя от тревоги. Впоследствии терапия может идти по многим направ-
лениям, но терапевты продолжают использовать тревогу пациента как
Ьаяк или компас, прокладывая курс терапии в направлении ее исто-
ков и ставя конечной целью их обезвреживание и устранение.
Тревога смерти: важный детерминант
человеческого опыта и поведения
Ужас смерти является настолько сильным и всеобъемлющим, что
отрицание смерти расходуется значительная доля нашей жизнен-
[ой энергии. Трансценденция смерти - фундаментальный мотив че-
1веческих переживаний, начиная от глубоко личностных внутренних
бытии, защит, мотиваций, снов и кошмаров вплоть до самых мас-
(огии, идеологии, кладбища со "спящими" на них мертвецами, баль-
амирование, стремление в космос и, по сути, весь строй нашей
кизни - заполнение времени, пристрастие к развлечениям, твердо-
каменная вера в миф о прогрессе, гонка за успехом, томление по
долгой славе.
s По спекулятивному предположению Фрейда, ядерные человечес-
кие группы, молекулы социума, составлялись под действием страха
>мерти: первые люди жались друг к другу из боязни остаться одним и
lrpaxa перед тем, что скрывалось во тьме. Мы увековечиваем группу,
1келая увековечить себя; историографическая деятельность группы - это
Символическое искание косвенного бессмертия. Воистину, как утвер-
1адал Гегель, сама история - это то, что человек делает со смертью.
Цоберт Джей Лифтон описал несколько путей, которыми человек
вытаетея достичь симвопического бессмертия. Только представим себе
х всеохватывающие культурные последствия: 1) биологический путь -
Продолжение собственной жизни через потомство, через бесконечную
Цепочку биологических связей; 2) теологический путь - жизнь на
1шом, более высоком плане существования; 3) творческий путь -
1кизнь через свои труды, через устойчивое влияние личных творений
ййли личное воздействие на других людей (Лифтон высказывает мысль,
1410 терапевт черпает личностную поддержку именно из этого источни-
ка: помогая пациенту, он дает начало бесконечной цепи, поскольку
1ети пациента и другие связанные с ним люди передают зароненное им
1еемя дальше); 4) путь вечной природы - мы продолжаем жить благо-
раря тому, что принадлежим круговороту жизненных энергий приро-
1ды; 5) трансцендентный путь внутреннего опыта - "потеря себя" бла-
1годаря переживанию столь интенсивному, что время и смерть исчеза-
IOT и мы остаемся жить в "непрерывном настоящем"".
49
Ветви культурального древа, вырастающего из страха смерти и
искания бессмертия, простираются очень широко, уводя далеко за
рамки этой книги. Из числа авторов, писавших на эти темы, следует
отметить Нормана Брауна (Norman Brown), Эрнеста Бекера (Ernest
Becker) и Роберта Джея Лифтона, которые блестяще продемонстри-
ровали, что страх смерти пропитывает собой всю нашу социальную
ткань. Меня здесь интересует воздействие тревоги смерти на внутрен-
нюю динамику индивида. Я буду говорить о том, что страх смерти
является первичным источником тревоги. Хотя этот тезис прост и
созвучен житейской интуиции, он влечет, как мы увидим, обшир-
ные последствия для теории и клинической практики.
Тревога смерти: определение
Прежде всего я хотел бы исследовать значение понятия "тревога
смерти". Я буду использовать как синонимы несколько выражений:
"тревога смерти", "страх смерти", "ужас смерти", "страх конца".
Философы говорят о сознавании "мимолетности бытия" (Ясперс), об
ужасе "не-бытия" (Кьеркегор), о "невозможности дальнейшей воз-
можности" (Хайдеггер), об онтологической тревоге (Тиллих). Мно-
гие из этих формулировок имеют свои нюансы смысла - люди пере-
живают страх смерти очень по-разному. Можем ли мы быть более
точными? Чего именно мы боимся в смерти?
Исследователи, занимавшиеся этим вопросом, выдвинули гипо-
тезу о том, что страх смерти составлен из нескольких отдельных стра-
хов. Так, например, Джеймс Диггори и Дорен Ротман опросили
большую выборку (N=563) из общей популяции, предлагая проран-
жировать по значимости несколько событий, сопутствующих смерти.
Список распространенных страхов, связанных со смертью, если их
расположить в порядке уменьшения частоты, выглядит так:
1. Моя смерть причинит горе моим родным и друзьям.
2. Всем моим планам и начинаниям придет конец.
3. Процесс умирания может быть мучительным.
4. Я уже не смогу ничего ощущать.
5. Я уже не смогу заботиться о тех, кто зависит от меня.
6. Я боюсь того, что со мной будет, если окажется, что
есть жизнь после смерти.
7. Я боюсь того, что будет с моим телом после смерти.
Некоторые из этих страхов, видимо, не имеют прямого отноше-
ния к личной смерти. Страх боли, несомненно, лежит по эту сторо-
ну смерти; страх посмертной жизни лишает смерть ее смысла как ко-
ечного события; страх за других - это, разумеется, не страх, свя-
нный с собой. Страх личного исчезновения - вот что должно со-
авлять суть беспокойства: "Моим планам и начинаниям придет ко-
1<ец" и "Я уже не смогу ничего ощущать".
1 Жак Хорон в своем обзоре основных философских взглядов на
Смерть приходит к аналогичной картине. Он различает три типа стра-
jtOB смерти: 1) страх того, что наступит после смерти; 2) страх само-
" события" умирания; 3) страх прекращения бытия". Первые два
них, как указывает Роберт Кастенбаум, - это страхи того, что сея-
но со смертью. Третий, страх "прекращения бытия" (уничтожения,
исчезновения, аннигиляции), ближе к собственно страху смерти, и
именно о нем я говорю в этих главах.
" Первым, кто четко разграничил страх и тревогу (ужас), был Кьер-
регор; он противопоставил предметному страху, страху чего-либо,
pax ничто, как он сам путано выразился, "ничто, с которым у ин-
вида нет ничего общего". Мы испытываем ужас (или тревогу) в
_ язи с перспективой потерять себя и стать ничем. Эта тревога не может
Быть локализована. Говоря словами Ролло Мэя, "она атакует нас со
вех сторон одновременно". Страху, который нельзя ни понять, ни
окализовать, противостоять невозможно, и от этого он становится
це страшнее: он порождает чувство беспомощности, неизменно вы-
двающее дальнейшую тревогу. (Фрейд считал тревогу реакцией на
спомощность: он писал, что это "сигнал об опасности" и что ин-
вид "ожидает наступления ситуации беспомощности").
Как мы можем бороться с тревогой? Смещая ее от ничто к нечто.
Именно это Кьеркегор имел в виду, когда писал, что "ничто, явля-
Ощееся объектом ужаса, так или иначе, становится все более чем-
к)". И это же имел в виду Ролло Мэй, утверждая, что "тревога стре-
мится стать страхом". После того как нам удалось трансформировать
hpax ничто в страх чего-либо, мы можем начать защищаться - избе-
жать объекта страха, искать союзников против него, создавать маги-
ческие ритуалы для его умиротворения или планировать систематичес-
1 кампанию для обезвреживания.
Тревога смерти: клинические манифестации
Стремление тревоги стать страхом отнюдь не способствует попыт-
1кам клиницистов установить первичный источник тревоги. В клини-
ЙКе тревога смерти в своей первичной форме встречается редко. Она
одобна кислороду, который, едва выделяясь, быстро переходит в
Другое состояние. Чтобы отгородиться от тревоги смерти, маленький
51
ребенок развивает защитные механизмы, основанные, как я буду
рассказывать в следующей главе, на отрицании. В процессе форми-
рования эти механизмы проходят несколько стадий и в результате
включают сложный комплекс психических действий, позволяющих
вытеснить "чистую" тревогу сцерти и замаскировать ее с помощью
сложного ряда защитных операций, таких как смещение, сублимация
и конверсия. Иногда бывает, что под действием какого-нибудь жиз-
ненного потрясения защитные механизмы дают сбой и первоначаль-
ная тревога смерти вырывается в сознание. Однако бессознательное
Эго быстро ликвидирует неисправность, и природа тревоги вновь ока-
зывается скрыта от глаз наблюдателя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики