ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


"Почему не арендовать автомобиль? - спросил я его. - Такая ли
,.э странная мысль? Почему вы никогда не думали об этом? В конце
концов, вы зарабатываете в четыре раза больше своего отца, не же-
наты и не имеете особых расходов. Что для вас несколько лишних
долларов в день?" Джордж, казалось, был ошеломлен моим вопро-
еом. При всей очевидности этой идеи, было ясно, что прежде она
никогда не приходила ему в голову. Теперь он подумал об этом и на
педующий день позвонил семье, чтобы сообщить о своем скором
риезде. Джордж сказал матери, что он мог бы арендовать машину,
в ответ она мгновенно заверила его, что автомобиль теперь в поряд-
ке, отец заедет за ним в аэропорт, они очень ждут встречи с ним и
нечего думать о каких-то еще автомобилях и прочих транспортных
средствах.
Неизбежная сцена в аэропорту состоялась. Отец приветствовал его
словами: "Почему ты не арендовал автомобиль? Посмотри-ка на ту
стойку. Там ты мог бы арендовать машину за восемь девяносто пять".
4ежду ними произошла шумная неприятная ссора. В конце концов
[жордж ринулся к стойке оформления аренды и взял напрокат ма-
1ину, с гневом и чувством собственной правоты надменно отказав-
"ашсь от предложения отца заплатить за нее. Домой они с отцом еха-
1ли на разных машинах. Отец сразу ушел в спальню, а рано утром
этбыл на работу. Поскольку Джордж приехал всего на день, он боль-
ше не увиделся с отцом.
В терапии мы обсуждали этот инцидент очень подробно. Джордж
"считал его типичным примером семейного взаимодействия и оправ-
данием своего нынешнего психического состояния. "Если даже сей-
час это вывело меня из равновесия, представьте, каково было расти
,в такой семье". Джордж считал, что это особенно хорошо объясня-
1ло причину его сомнений по поводу собственной мужественности:
ICTOHT только подумать о модели, которую являл собой отец, и о том,
1насколько невозможно с ним разговаривать.
t Я предложил совершенно иную точку зрения. Насколько серьез-
1 но он пытался поговорить с отцом? Можно понять позицию отца: мать
1 предложила сыну его услуги, не посоветовавшись с ним самим, словно
1 он был семейной прислугой. Отец Джорджа ощущал свое подчинен-
. ное положение, злился и пытался самоутвердиться в единственной
области, где имел класть - в области использования автомобиля. Но
1 что сделал Джордж для того, чтобы поговорить со своим отцом? Раз-
ве он не мог поговорить с ним по телефону, так же, как с матерью?
Что помешало ему просто позвонить отцу и сказать: "Папа, я арен-
дую автомобиль в аэропорту, потому что он будет мне нужен на сле-
дующий день. До десяти меня не будет, но дождись меня, пожалуй-
275
ста, чтобы мы могли поговорить". Джордж имел вид совершенно
ошеломленный. "Это невозможно!" - воскликнул он. - "Почему?" -
"Я не могу говорить с отцом по телефону. Вы просто не знаете мою
семью, вот что".
Но у Джорджа сохранялось смутное чувство вины по отношению к
отцу - этому седовласому, упрямому старику, выжившему в концен-
трационном лагере и в течение тридцати лет каждый день в шесть утра
уходившему на работу, чтобы его четверо детей закончили колледж и
получили высшее образование. "Напишите ему письмо и расскажите
о своих чувствах", - предложил я. Джордж вновь выказал ошелом-
ленность моим советом, так же, как раздражение моей наивностью.
"Это невозможно!" "Почему?"- спросил я. "Мы не пишем писем.
Я ни разу в жизни не написал отцу письмо". -"Ивы еще жалуетесь,
что отчуждены от него и не в состоянии с ним общаться. Если вы дей-
ствительно хотите с ним общаться, сделайте это. Напишите ему.
Никто вам не помешает. Вам не на кого это свалить".
Этот незамысловатый обмен мнениями в большой мере лишил
Джорджа душевного равновесия, и в тот вечер он с дрожью и слеза-
ми сел сочинять письмо отцу - письмо, которое должно было начи-
наться словами "Дорогой папа", а не "Дорогие мама и папа" или
"Дорогие родители". Судьба захотела устроить так, что в тот же са-
мый вечер дух свободы и ответственности сделал что-то с отцом Джор-
джа: прежде чем сын закончил свое письмо, отец позвонил ему, чтобы
извиниться. Ни разу в жизни до этого отец ему не звонил. Джордж
рассказал отцу о письме, которое он писал, и был так растроган, что
рыдал как ребенок. Достаточно сказать, что отношения между Джор-
джем и отцом с тех пор уже никогда не были прежними и анализ не-
посредственных уверений Джорджа в "невозможности" звонка отцу или
написания ему письма открыл нам богатые перспективы терапии.
Фриц Перлз, гештальт-терапия и принятие ответственности . Что
касается темы ответственности, то никто из сторонников активного
терапевтического стиля не был энергичнее и изобретательнее Фрица
Перлза. Базовая идея, лежащая в основании подхода Перлза, состо-
ит в том, что избегание ответственности должно быть признано и
лишено привлекательности.
"Пока вы боретесь с симптомом, он усугубляется. Если
вы принимаете ответственность за то, что делаете с собой,
за то, как порождаете свои симптомы, как порождаете свою
болезнь, как порождаете свое существование, - в тот самый
момент, когда вы входите в контакт с собой, - начинается
рост, начинается интеграция".
276
Перлз был остро чувствителен к использованию (или избеганию
использования) пациентом первого лица и к любым переходам от
активного тона к пассивному:
"Мы слышим пациента вначале деперсонализующим себя
в неодушевленный предмет, в это, а затем становящимся
пассивным объектом воздействия превратностей своенрав-
ного мира. Я сделал это превращается в Это случилось.
Я вижу, что вновь и вновь должен прерывать людей, пред-
лагая им вступить во владение самими собой. Мы не можем
работать с чем-то, что происходит где-то в другом месте и
случается с кем угодно. И потому я прошу их найти свой
путь от фразы "Это занятой день" к фразе "Я все время за-
нят". от "Это получается долгий разговор" к "Я много го-
ворю". И так далее "-".
После того, как Перлз устанавливал присущие данному пациенту
1способы избегания ответственности, он побуждал его вновь вернуть-
ся от беспомощности к нежеланию, а также брать на себя ответствен-
ность за каждый жест, каждое чувство, каждую мысль. Иногда Перлз
1 применял структурированное упражнение "Я беру ответственность":
"Мы предлагаем пациенту к каждому утверждению добав-
лять: "...и я беру ответственность за это". Например: "Я
сознаю, что двигаю своей ногой... и я беру ответственность
за это". "Мой голос очень тих... и я беру ответственность
за это". "Теперь я не знаю, что сказать... и я беру ответ-
ственность за незнание".
Перлз предлагал пациентам принимать ответственность за все их
внутренние конфликтующие силы. Если перед пациентом стояла му-
1.чительная дилемма и, обсуждая ее, он ощутил ком в животе, Перлз
Предлагал ему побеседовать с этим комом. "Помести ком на другой
1стул и поговори с ним. Ты будешь исполнять свою роль и роль кома.
1Дай ему голос. Что он говорит тебе?" Таким образом он предлагал
пациенту взять на себя ответственность за обе стороны конфликта,
r чтобы тот отдал себе отчет в том, что ничего само собой не "случает-
1ся" с нами, что мы - авторы всего: всякого жеста, всякого движе-
1ния, всякой мысли.
В оригинале использовано слово "it", обозначающее неодушевленный предмет
Или не человеческое (и не очеловеченное) живое существо. - Прим. переводчика.
277
Терапевт: Ты сознаешь, что делают твои глаза?
Пациентка: Да, теперь я понимаю, что мои глаза все время смот-
рят в сторону...
Терапевт: Ты можешь взять на себя ответственность за это?
Пациентка: ...что я все время отворачиваюсь от тебя.
Терапевт: Ты можешь быть сейчас твоими глазами? Напиши текст
для них.
Пациентка: Л - глаза Мэри. Мне трудно смотреть в одном направ-
лении. Я все время прыгаю и мечусь туда-сюда.
Перлз считал, что каждый из наших симптомов мы выбираем;
"незавершенные" или невыраженные чувства находят свой путь на
поверхность, принимая саморазрушительные, неудовлетворяющие
формы. (Это источник термина "гештальт"-терапия. Перлз пытался
помочь пациентам завершать их гешталыы - их неоконченные дела,
их блокированное сознавание, их избегаемую ответственность.)
Подход Перлза к ответственности иллюстрируется описанием те-
рапевтической встречи:
"Две недели назад у меня было чудесное переживание -
если не исцеления, то по меньшей мере раскрытия. Чело-
век был заикой, и я попросил его усилить свое заикание.
В то время как он заикался, я спросил его, что он чувствует
в горле, и он сказал: "Словно я сам себя душу". Тогда я
обнял его и сказал: "Послушай-ка, души меня". "Черт
возьми, я могу убить тебя!" - ответил он. Он по-настоя-
щему соприкоснулся со своей агрессией и говорил громко,
без всяких затруднений. Итак, я показал ему, что у него
есть экзистенциальный выбор - быть агрессивным челове-
ком или быть заикой. Вы же знаете, как может замучить
заика: как он может держать в тягостной неизвестности.
Всякая агрессия, которая не выходит наружу, не течет сво-
бодно, обернется садизмом, тягой к власти и другими сред-
ствами пытки"".
Такой подход к симптомам, когда пациенту предлагается воспро-
извести или усилить симптом, зачастую открывает эффективный путь
стимуляции принятия ответственности: намеренно продуцируя симп-
том, в данном случае заикание, индивид начинает сознавать, что этот
симптом его, что он является его собственным творением. Несколь-
ко других терапевтов одновременно пришли к той же технике, прав-
да, не концептуализируя ее в терминах принятия ответственности.
эр Франкл, например, описывает технику "парадоксальной ин-
та" ", согласно которой пациенту предлагается намеренно уси-
_ симптом, будь то атака тревоги, компульсивная азартная игра,
, ах сердечного приступа или оргии обжорства.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики