ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Расстройства в сфере желаний
и принятия решений
В следующей главе будет подробно обсуждаться отношение меж-
iy принятием ответственности и волей; здесь я хочу лишь кратко от-
детить, что тот, кто, полностью сознавая, испытывает желание и
Принимает решение, неизменно сталкивается с ответственностью.
Центральный тезис этой главы состоит в том, что каждый сам творит
1ебя; центральная тема следующей - испытывание желаний и приня-
1ие решений есть составляющие элементы творения. Как часто гово-
рил Сартр, жизнь индивида конституируется его выборами. Индивид
юбственной волей приходит к существованию в видб того, что он есть.
асли человек испытывает ужас перед сознанием самоконституирова-
1ия (и перед сопутствующим сознанием отсутствия почвы), то он
может избегать проявления воли - например, делая себя нечувстви-
тельным к своим желаниям или чувствам, отказываясь от выбора или
Перекладывая выбор на других людей, институты или внешние собы-
1йя. Эти механизмы избегания ответственности путем отрицания воли
1удут обсуждаться в главе 7.
Принятие ответственности и психотерапия
Первый шаг терапевта, направленный на то, чтобы помочь при-
ятию ответственности пациентом, состоит не в применении той или
ной техники, а в установлении собственной позиции, на которой
улет основан последующий выбор техник. Терапевт всегда должен
[р.йо.твовать исходя из тезиса, что пациент сам сотворил собственное
259
неблагополучие. Не по случайности, не из-за злой судьбы и не из-за
генов пациент одинок и изолирован, страдает бессонницей, с ним
постоянно плохо обращаются. Терапевт должен выявить роль данно-
го конкретного пациента в его собственной дилемме и найти способы
донести это знание до пациента. Пока человек не осознал, что сам
сотворил собственную дисфорию, мотивация к изменениям отсутству-
ет. Пока мы продолжаем верить, что причиной нашего неблагополу-
чия являются другие, или невезение, или не удовлетворяющая рабо-
та - короче говоря, нечто вне нас, - зачем нам вкладывать энергию
в личностное изменение? При такой убежденности стратегия действий.
очевидно, должна быть не терапевтическая, а "активистская" - на-
правленная на изменение собственной среды.
Готовность к принятию ответственности у разных пациентов очень
различна. Для некоторых пациентов это чрезвычайно трудно и состав-
ляет основной груз терапевтической задачи: после принятия ими от-
ветственности терапевтическое изменение наступает почти автомати-
чески и без дальнейших усилий. Другие признают свою ответственность
быстрее, но застревают, и не раз, на других стадиях терапии. Обыч-
но сознание ответственности не растет равномерно единым фронтом:
человек может принимать ее в одних вопросах и отрицать в других.
Идентификация и установка метки
Терапевт прежде всего должен проявить внимание к теме - опре-
делить ситуации и методы избегания ответственности и донести это
знание до пациента. В зависимости от предпочитаемого стиля, тера-
певты используют огромный спектр техник, фокусирующих внимание
пациента на ответственности. Вспомним нескольких примеров из
начала части II. Терапевт, отвечающий на оправдание пациенткой
своего поведения ("Это было не намеренно. Я сделала это бессозна-
тельно") вопросом "Чье это бессознательное?", подталкивает ее к
сознаванию ответственности. Так же, как терапевт, предлагающий
пациенту "присвоить" то, что с ним случается (не "он пристает ко
мне", а "я позволяю ему ко мне приставать"). "He-могущий" коло-
кольчик, призывающий участников группы поменять "не могу" на "не
буду", - прием, который должен способствовать пробуждению от-
ветственности. Пока человек верит в "не могу", он не сознает свой
активный вклад в собственную ситуацию. Пациентке, получившей
инструкцию говорить: "Я не изменюсь, мама, пока не изменится твое
обращение со мной в то время, когда мне было десять лет!", по сути,
предлагается подумать над своим отказом (а не неспособностью) ме-
гься. Более того, ей предъявляется абсурдность ее ситуации, так
как и ее трагического и бесплодного принесения своей жизни на
гарь злопамятности.
р Вера Гач и Морис Темерлин (Vera Gatch Maurice Temerim) изу-
fem аудиозаписи психотерапевтических сессий и собрали коллекцию
1>нфронтирующих (иногда без достаточной чуткости) интервенций,
давленных на рост сознания ответственности:
"Когда один мужчина горько и пассивно жаловался, что
его жена отказывается от сексуального контакта с ним, те-
рапевт прояснил скрытый выбор замечанием: Вам должно
нравиться в ней это, вы ведь так долго женаты. Домохо-
зяйка сетовала: Я не могу справиться со своим ребенком,
все, что он делает - сидит и смотрит целый день телевизор.
Терапевт сделал скрытый выбор явным с помощью следу-
ющего замечания: А вы слишком малы и беспомощны,
чтобы выключить телевизор. Импульсивный, склонный к
навязчивостям мужчина кричал: Остановите меня, я боюсь,
что покончу с собой! Терапевт сказал: Я должен остано-
вить вас? Если вы действительно хотите покончить с собой -
по-настоящему умереть, - никто не может вас остановить,
кроме вас самого. Один терапевт в разговоре с мужчиной
пассивного, орально-зависимого склада, который полагал,
что жизнь ему не мила, потому что он страдает от безответ-
ной любви женщины старше его, начал петь: Бедный ма-
ленький ягненок, который заблудился""".
Общий принцип очевиден: в ответ на сетования пациента по пово-
его жизненной ситуации терапевт интересуется, каким образом
ациент создал эту ситуацию.
Часто бывает полезно, чтобы терапевт держал в голове первона-
альные жалобы пациента и в подходящие моменты терапии соотно-
С1 их с позициями и поведением последнего в терапии. Пусть, на-
ример, пациент обратился за терапией в связи с переживаниями
золяции и одиночества. В процессе терапии он обсуждал свое чув-
ство превосходства, свое презрение и пренебрежение по отношению
е другим. Его сопротивление изменению этих позиций было велико -
йш эго-синтонны и упрямо отстаиваются. Терапевт помог пациенту
юнять его ответственность за собственную неприятную ситуацию -
юякий раз, когда пациент говорил о своем презрении к другим, ком-
ментируя: "И вы одиноки".
Пациенту, который возмущается ограничениями, присутствующи-
в его жизни, нужно помочь понять, какой вклад в эту ситуацию
261
внес он сам, - например, предпочтя остаться в браке, имея две ра-
боты, держа трех собак, обзаводясь английским садом и т.д. Обычно
жизнь становится настолько структурированной, что мы начинаем
воспринимать это как данность, как некое твердое обиталище, в ко-
тором мы должны существовать, а отнюдь не как сплетенную нами
самими паутину, которую можно сплести заново многими способа-
ми. Я убежден, что именно поэтому Отто Уилл спросил своего ско-
ванного, страдающего навязчивостями пациента: "Почему бы вам не
сменить имя и не переехать в Калифорнию?" Он энергично конфрон-
тировал пациента с его свободой, с тем фактом, что он реально сво-
боден поменять структуру своей жизни - конституировать ее совер-
шенно по-иному.
Разумеется, на это есть готовое возражение: "Существует много
такого, что изменить невозможно!" Человек должен зарабатывать на
жизнь, должен быть отцом или матерью для своих детей, должен
выполнять свои моральные обязательства. Должен мириться со свои-
ми ограничениями: паралитик не может ходить, малообеспеченный не
имеет возможности уйти на пенсию, у стареющей вдовы мало шан-
сов выйти замуж и т.д. Этот аргумент - фундаментальное возраже-
ние на тезис о свободе человека - появляется на любых стадиях тера-
пии и столь важен, что я подробно рассмотрю его ниже.
Хотя эти техники установки метки и акцентирования ответственно-
сти имеют свое место в терапии, их эффективность ограничена. "Не-
могущие" колокольчики и лозунги типа "Возьмите на себя ответствен-
ность за свою жизнь" или "Присвойте свои чувства" часто останавли-
вают внимание, но большинству пациентов одних призывов недоста-
точно, и терапевту нужно использовать методы более глубокого дей-
ствия. Наиболее мощные известные в терапии методы включают ана-
лиз текущего ("здесь-и-сейчас") поведения клиента в терапии с демон-
страцией того, что в терапевтических условиях клиент микрокосмичес-
ки воссоздает ту же ситуацию, с которой имеет дело в жизни. Как я
покажу далее, психотерапевтический процесс действительно может
быть специальным образом организован с целью фокусировки на со-
знании ответственности у клиента.
Ответственность и "здесь-и-сейчас
Попытки терапевта анализировать рассказ пациента, демонстрируя
его ответственность за жизненную ситуацию, нередко "теряются в
песках". Например, пациентка вполголоса скажет: "Все это замеча-
тельно, Ему хорошо сидеть здесь в комфортабельном кабинете и го-
орить мне, что я сама себя в это загнала. Но он по-настоящему не
нает. какая садистская скотина мой муж" (или "какой у меня ужас-
1ЫЙ шеф", или "насколько действительно непреодолима моя компуль-
1ивность", или "что такое на самом деле мир бизнеса", или еще ка-
(сая-нибудь из неограниченного количества непреодолимых проблем).
тому сопротивлению нет пределов, поскольку, как знает каждый
опытный психотерапевт, пациент отнюдь не является объективным
наблюдателем своих жизненных перипетий. Пациент может исполь-
ювать экстернализующие механизмы защиты или массу иных спосо-
}ов искажать факты так, чтобы они соответствовали его ожиданиям.
Доэтому лишь в редких случаях терапевт может успешно стимулиро-
)ать принятие ответственности, имея дело с пересказываемой инфор-
мацией.
, Эффективность терапевта значительно возрастает, когда он рабо-
тает с материалом, манифестируемым в "здесь-и-сейчас" терапевти-
ческой ситуации.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики