ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сосредоточиваясь на возникших в процессе терапии
ереживаниях, к которым он сам причастен, терапевт может помочь
ациенту в исследовании ответственности за проявляющееся "на гла-
IX" поведение - еще до того, как оно в результате действия защит-
ых механизмов потеряло отчетливость и доступность непосредствен-
ому наблюдению. Терапевтическое воздействие намного усиливается,
когда терапевт фокусируется на инциденте или аспекте поведения,
5наруживающем очевидную близость с проблемой, приведшей па-
иента на терапию.
Случай пациентки Дорис может послужить клинической иллюст-
ацией. Она обратилась за терапевтической помощью из-за тяжелой
зевоги, сосредоточенной в основном вокруг отношений с мужчина-
и. Основная проблема пациентки, согласно ее описанию, состояла
1 том, что она вовлекается в отношения с мужчинами, которые пло-
хо с ней обращаются, и потом не может из этих отношений выпу-
аться. Она подвергалась абъюзу со стороны отца, первого мужа,
еперешнего мужа и длинной вереницы начальников. Рассказ Дорис
> своей проблеме был убедителен, и я был склонен сочувствовать ей
1 том, что злая судьба вновь и вновь бросала ее в лапы тиранических
юднков. Она в течение нескольких месяцев посещала терапевтичес-
кую группу, когда у нее случился тяжелый приступ тревоги. Не в
состоянии ждать до следующей групповой сессии, она позвонила мне
однажды утром с просьбой как можно скорее провести индивидуаль-
1>ую встречу. С немалыми трудностями я перестроил свой день и со-
гласился принять ее в три часа дня сегодня же. Без двадцати три она
бозвонила и оставила сообщение об отмене встречи. Несколько дней
В смысле "abuse", абъюз". - Прим. переводчика.
263
спустя, на групповой встрече, я спросил, что произошло. Она отгос-
тила, что тогда к середине дня ей стало немного лучше, а поскольку
мои правила были таковы, что я мог индивидуально встретиться с уча-
стником группы лишь один раз в течение всего курса терапии, она
решила сберечь свой час до того времени, когда он понадобится ей
еще больше.
Между тем я никогда не заявлял такого правила! Никогда бы я нс
отказался встретиться с пациентом в чрезвычайной ситуации. Ни один
из участников группы не слышал, чтобы я делал подобное заявление.
Но Дорис была убеждена, что я сказал ей это. Она сделала свой выбор:
стала вспоминать другие инциденты наших с ней отношений, причем
очень избирательно. Например, с удивительной четкостью она вспом-
нила единственное адресованное ей раздраженное замечание, сделан-
ное мною за предшествующие месяцы (о ее монополистических тен-
денциях), и часто повторяла его в группе. Однако она забыла многие
мои позитивные поддерживающие замечания, которые я делал в пос-
ледующее время.
Взаимодействие Дорис со мной в микрокосме "здесь-и-сейчас"
репрезентировало ее отношения с мужчинами и проясняло ее собствен-
ную роль (то есть ее ответственность) в порождении ее жизненной
ситуации. Она искаженно воспринимала меня, так же как и других
мужчин - всех нас она видела авторитарными и безразличными. Но
из этого инцидента можно было узнать еще кое-что. Я был сердит на
Дорис за отмену встречи в последний момент, после того как я при-
ложил такие усилия и освободил для нее время. Меня также раздра-
жало ее упорное настаивание - несмотря на несогласие остальных семи
членов группы - на том, что я ввел "правило" единственной инди-
видуальной сессии. С некоторым трудом я умерил свое раздражение
и удержался на позиции терапевтической объективности, но теперь я
легко мог вообразить, как трудно иметь дело с Дорис во внетерапев-
тической реальной жизненной ситуации.
Суть происшедшего заключалась в следующем: у Дорис были опре-
деленные представления о мужчинах, ожидания их определенного
поведения по отношению к ней. Эти ожидания искажали ее воспри-
ятие, и перцептивные искажения заставляли ее вести себя так, что она
вызывала то самое поведение, которого страшилась. Этот маневр,
"самоактуализирующееся пророчество", является распространенным:
индивид ожидает, что произойдет определенное событие, в результате
ведет себя таким образом, чтобы это ожидание исполнилось, и, на-
конец, передает осведомленность о своем поведении бессознательному.
Для терапии Дорис этот эпизод был решающим, потому что он
глубоко высветил ее базовую проблему. Если бы она поняла и приняла
свою ответственность за то, как взаимодействовала со мной, ей нуж-
"J было бы сделать еще лишь небольшой шаг, требующий минималь-
аого обобщения, чтобы осознать свою ответственность за стиль отно-
шений с мужчинами в своей жизни. Я полагаю, что терапевту следу-
ют "ухватиться" за такой эпизод и крепко за него держаться. Я открыто
Остановил соответствующую метку и подчеркнул его важность: "До-
рис, я думаю, что произошедшее между вами и мной имеет исключи-
цельное значение, потому что дает важный ключ к некоторым пробле-
мам, существующим между вами и мужчинами в вашей жизни". Если
эациент еще не готов принять интерпретацию, повторите ее позже,
югда появятся дополнительные подтверждающие свидетельства или от-
<ошения между терапевтом и пациентом станут более прочными.
Сознавание собственных чувств - важнейшее средство терапевта для
дентификации вклада пациента в его жизненные трудности. Приме-
ом может послужить случай одной сорокавосьмилетней женщины,
орько жаловавшейся на то. как с ней обращаются ее дети. Они от-
ергали ее мнения, вели себя с ней бесцеремонно и в серьезных си-
уациях адресовали свои замечания отцу. Настроившись на свои чув-
ства к ней, я отметил ноющие нотки ее голоса, побуждавшие меня
ge принимать ее всерьез и обращаться с ней как с ребенком. Я поде-
лился своим ощущением с пациенткой, и это оказалось крайне по-
"дезным для нее, поскольку помогло ей осознать свое инфантильное
доведение во многих других ситуациях. Анализ наблюдаемого "здесь-
Я-сейчас" (ее нытья) был крайне важен для разрешения загадки об-
ращения с нею ее детей. В конце концов, они лишь следовали ее
собственной инструкции, обращаясь с ней именно так, как она про-
рила (невербально - посредством нытья, ссылок на свою слабость и
Ьвоей депрессивной беспомощности).
> Избегание ответственности пациентом воспроизвелось не только в
Ьтношениях пациент-терапевт, но также в общей позиции пациента
По отношению к терапии. Пациент - порой с молчаливого согласия
терапевта - может удобно, пассивно и прочно угнездиться в терапии,
йе ожидая, чтобы что-нибудь произошло, а если и ожидая - то чего-
уо, исходящего от терапевта.
1 Если у терапевта есть ощущение, что пациент возложил на него
тяжелое бремя, и уверенность, что без его собственных усилий ни-
чего полезного в течение сессии не произойдет, - значит, он позво-
?лил пациенту переложить ношу ответственности с собственных плеч
IMB плечи терапевта. В терапии с этим можно работать различными
[способами. Большинство терапевтов предпочитают рефлексию. Они
1могут высказать в порядке комментария: возникает впечатление, что
Пациент стремится все "выгрузить" на терапевта, или что терапевт не
}ощущает активного сотрудничества пациента в терапии. Или терапевт
Может поделиться своим ощущением, что несет весь груз терапии.
265
Или, наконец, терапевт может счесть, что нет более сильного спо-
соба пробудить вялого пациента к действию, чем просто спросить его:
"Почему вы пришли?"
На подобные терапевтические интервенции пациенты нередко от-
вечают одной из типичных реакций сопротивления, центрирующих-
ся на сюжете: "Я не знаю, что делать", или "Если бы я знал(а), что
мне делать, мне бы не понадобилось приходить сюда", или "Скажи-
те мне, что мне нужно делать". Пациент принимает облик беспомощ-
ности. В действительности, в процессе настаивания на том, что он
не знает, что ему делать, пациент уже получил много явных и скры-
тых напрактяющих указаний от терапевта. Но при этом он не раскры-
вает свои чувства: не может вспомнить свои сны (или слишком уста-
ет, чтобы их записывать, или забывает положить бумагу и карандаш
радом с кроватью); предпочитает обсуждать интеллектуальные пробле-
мы или вовлекать терапевта в бесконечные дискуссии о том, как ра-
ботает терапия. Любому опытному психотерапевту известно, что про-
блема - не в незнании пациента, что ему делать. Все эти гамбиты
отражают одно: отказ пациента принимать ответственность за измене-
ние точно так же, как вне терапии он отказывается принимать ответ-
ственность за жизненные неприятности.
Иллюстрацией к вышесказанному может служить случай с Рут,
пациенткой терапевтической группы. Она избегала ответственности во
всех сферах жизни. Она была отчаянно одинока: не имела близких
подруг, а все ее отношения с мужчинами разрушались, потому что
ее потребность в зависимости оказывалась слишком велика для ее парт-
неров. Более трех лет индивидуальной терапии не дали эффекта.
Индивидуальный терапевт Рут говорил об ощущении "свинцовой
тяжести" от нее в терапии: она не давала никакого материала, кроме
цикличных раздумий о своих проблемах с мужчинами, никаких фан-
тазий, никаких данных по переносу и за три года - ни единого сна.
В отчаянии индивидуальный терапевт рекомендовал ей терапевтичес-
кую группу. Но и в группе Рут воспроизвела свою позицию беспомощ-
ности и пассивности. В течение шести месяцев она не работала в
группе и никак не продвинулась.
На одной встрече, имевшей для нее решающее значение, она при-
нялась оплакивать тот факт, что группа ей не помогает, и заявила,
что у нее есть сомнения: правильная ли это группа и правильная ли
терапия для нее?
Терапевт: Рут, ты делаешь здесь то же самое, что вне группы. Ты
ждешь, чтобы что-то произошло. Как группа может быть полезна
тебе, если ты ее не используешь?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики