ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

как служащие Джойс для выполнения одной задачи: ослабления тре-
воги смерти.
После того как Джойс проанализировала каждый из этих симпто-
мов и пришла к пониманию их общего источника, ее психическое
состояние значительно улучшилось. Самое удивительное: освободив-
шись от своей невротической зависимости от Джека и перестав исполь-
зовать его в своих механизмах отрицания смерти, Джойс впервые смог-
ла обратиться к нему подлинно любящим образом, и в результате их
55
брак восстановился на совершенно новой основе. Но это уже другая
тема, о которой речь будет идти в главе 8.
Вторая пациентка - Бет, тридцатилетняя одинокая женщина -
жаловалась на неспособность установить удовлетворяющие отношения
с мужчиной. У нее было много случаев, когда она, говоря ее соб-
ственными словами, "плохо выбирала", впоследствии теряя интерес
к мужчине и прекращая отношения. Уже во время терапии она по-
вторила этот цикл: влюбилась, затем впала в мучительную нереши-
тельность и в конце концов так и не смогла решиться на обязываю-
щие отношения.
Когда мы исследовали ее дилемму, стало ясно, что она чувствует
необходимость установить прочные отношения: она устала от жизни
одинокой женщины и отчаянно хочет иметь детей. Это давление не-
обходимости еще более усиливалось ее озабоченностью тем, что она
стареет и может выйти из детородного периода.
Тем не менее, когда любовник заговаривал о браке, Бет впадала в
панику, и чем больше он настаивал, тем она становилась тревожней.
Для нее брак был неким "пришпиливанием": он угрожал зафиксиро-
вать подобно тому, как формальдегид фиксирует биологический об-
разец. Для Бет было важно продолжать расти, меняться, становить-
ся отличной от той, какой она была прежде. Она опасалась, что ее
возлюбленный слишком самодоволен, слишком удовлетворен собой
и своей жизнью. Постепенно Бет стала осознавать важность этого
мотива в своей судьбе. Она никогда не жила в настоящем. Даже за
едой или подавая на стол она мысленно была на одно блюдо впереди:
во время второго ее мысли уже витали где-то в десерте. Она часто с
ужасом думала о перспективе "осесть" - для нее это было то же са-
мое, что "засесть". Думая о том, чтобы выйти замуж или принять на
себя обязательства в любой другой форме, она часто спрашивала себя:
"И что, больше ничего в жизни нет?"
Прочувствовав все это в терапии - свое навязчивое стремление
всегда быть впереди самой себя, свой страх старения, смерти и зас-
тоя - Бет стала тревожней, чем когда-либо. Однажды вечером после
сессии, когда мы с ней проникли особенно глубоко, она испытала
состояние сильнейшего ужаса. Она гуляла с собакой, и вдруг у нее
возникло жуткое чувство, что ее преследует какое-то сверхъестествен-
ное существо. Она стала озираться вокруг, затем пустилась бежать без
оглядки и так добралась домой. Позже начался ливень, и она всю ночь
лежала без сна, против всякого здравого смысла ожидая, что вот-вот
с ее дома сорвет крышу или он будет смыт потоками воды. В главе 5
я буду говорить о том, что нередко в тех случаях, когда страх чего-то
конкретного (в случае Бет - страх замужества или неправильного вы-
бора) осознается как то, что он есть на самом деле - страх ничто, -
1тревога усиливается. У Бет и страх замужества, и внутреннее понуж-
дение к нему отчасти были поверхностными отзвуками идущей в глу-
1бинах психики борьбы за сдерживание тревоги смерти.
fc У клиницистов можно найти описания тревоги смерти и ее транс-
формаций во всем спектре клинической психопатологии. В главе 4
1эта тема обсуждается подробно, а здесь я лишь коснусь ее. Р. Скуг
сообщает, что более 70 процентов пациентов с тяжелым неврозом
йиавязчивых состояний на этапе начала заболевания пережили наруша-
1Ющий чувство безопасности опыт встречи со смертью. С развитием
своего синдрома эти пациенты все более сосредоточиваются на конт-
Рролировании своего мира, предотвращении неожиданностей и случай-
1яостей. Они избегают беспорядка и неопрятности и создают ритуа-
1лы, имеющие целью отвратить зло и угрозу. Эрвин Штраус отмечает,
1что отвращение к болезням, микробам, гниению, распаду, грязи,
1характерное для страдающих навязчивостями пациентов, имеет непос-
редственную связь со страхом личного уничтожения". У. Швиддер
делится наблюдением, что защиты, выражающиеся в форме навязчи-
востей, не вполне эффективны в связывании тревоги смерти. В ра-
боте, описывающей исследование ста с лишним человек с навязчи-
востями и фобиями, он указывает, что более трети из них боялись
1 удушья и темноты, и несколько большая часть пациентов испытыва-
1ла явную тревогу смерти.
Герберт Лазарус и Джон Костан в своем обширном исследовании
гипервентиляционного синдрома (очень распространенного состояния,
на которое жалуются от 5 до 10 процентов всех людей, обращающих-
ся за консультацией к врачу), указывают на основополагающую для
данного состояния динамику тревоги смерти, трансформируемой в ряд
1 различных фобий. Гипервентиляционная паника является результатом
1 неспособности в достаточной мере связать тревогу смерти.
1: Д.Б. Фридман описывает пациента с неврозом навязчивых состо-
1.яний, у которого тревога смерти приняла форму навязчивой мысли,
1что он будет всеми забыт. С этой мыслью было связано также его бес-
1покойство о том, что все интересное в мире происходит без него. "Все
g по-настоящему новое случается только тогда, когда меня нет рядом,
до моего времени или после, до того, как я родился или после того,
как я умру".
У ипохондрика, постоянно озабоченного сохранностью и благопо-
лучием своего тела, тревога смерти лишь слабо замаскирована. Ипо-
хондрия часто начинается после тяжелой болезни самого пациента или
кого-то из его близких. По наблюдению В. Крала, для ранней ста-
дии этого заболевания характерно непосредственное переживание
57
страха смерти, позже "распределяющегося" среди многих телесных
органов.
В нескольких клинических исследованиях говорится о центральной
роли тревоги смерти вдеперсонализационных синдромах. Например,
Мартин Рот нашел, что у более чем 50 процентов пациентов толчком
к манифестации деперсонализационного синдрома являлась смерть или
тяжелая болезнь.
У этих невротических синдромов имеется одно общее качество:
ограничивая человека и причиняя ему неудобства, они, тем не ме-
нее, успешно защищают его от ужаса неприкрытой тревоги смерти.
Тревога смерти: эмпирическое исследование
Последние три десятилетия в эмпирических социальных науках
наблюдался постоянный, хотя и слабый поток исследований на тему
смерти. Практически каждая научная статья, посвященная смерти,
начинается с призыва к исследованиям и жалобы либо возмущенного
протеста по поводу недостаточности тщательных изысканий. После
обзора литературы мне остается лишь выразить то же самое. Расхож-
дение между количеством спекулятивных или импрессионистических
текстов на тему смерти, с одной стороны, и методологически выдер-
жанных исследований - с другой, не может не поразить. В частно-
сти, библиография по этой теме до 1972 года включает более 2600 книг
и статей, из которых лишь-менее двух процентов посвящены эмпири-
ческим исследованиям, а непосредственное отношение к экзистенци-
альной теории и терапии имеют и того меньше.
Для того чтобы исследование имело хотя бы отдаленное отноше-
ние к настоящей дискуссии, в нем должны быть затронуты следую-
щие вопросы: распространенность тревоги смерти; корреляции между
тревогой смерти и рядом Парамонов - демографических (возраст, пол,
семейное положение, род занятий, вероисповедание, образование и
т.д.), личностных (шкалы ММР1, уровни общей тревоги и депрессии),
жизненного опыта (ранняя утрата близких, пребывание в специаль-
ном детском или лечебном учреждении); связь тревоги смерти с пси-
хопатологией и другим психологическим содержанием, особенно с
фантазиями, сновидениями и кошмарами.
Но, как указывают Роберт Кастенбаум и Рут Айзенберг в своем
вдумчивом обзоре, научные исследования, за немногими исключе-
ниями, либо охватывают очень узкий спектр переменных, либо ме-
тодологически несостоятельны. Исследуемые понятия зачастую точно
не определены; например, не разграничиваются страх собственной
смерти, страх смерти другого и страх последствий собственной смер-
и для других.
Однако еще более серьезная проблема состоит в том, что в боль-
шинстве работ оцениваются сознательные позиции по отношению к
смерти или осознаваемая манифестная тревога. Вдобавок, словно для
гого, чтобы еще больше осложнить ситуацию, в научных исследова-
ниях (за редкими исключениями) используется второпях придуман-
ный инструментарий - доморощенные шкалы, валидность и надеж-
ность которых остаются загадкой.
Интересно одно исследование, проведенное в рамках профессии.
Студентов-медиков тестировали с помощью шкалы осознаваемой тре-
воги смерти и шкалы "авторитарности" (F-шкала Калифорнийского
Щшчностного опросника). Была обнаружена негативная связь между
1-гревогой смерти и авторитарностью: чем выше авторитарность, тем
1ниже тревога смерти, и наоборот. Более того, студенты, выбравшие
рв качестве специализации психиатрию, имели более высокую тревогу
1<рмерти (и были менее авторитарны), чем студенты, избравшие хирур-
ИРИЮ. Возможно, хирурги лучше защищены от тревоги смерти, - если
liroibKO психиатры не лучше ее сознают. (Возможно также, что буду-
рщие психиатры имеют более высокую исходную тревогу смерти и
1именно потому, в поисках собственного облегчения, выбирают сфе-
Цру психического здоровья.)
Ц Сотасно результатам нескольких научных программ, у глубоко
религиозных людей тревога смерти ниже". Студенты, потерявшие
1одного родителя, имеют более высокую тревогу смерти.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики