ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

с другой сто-
эны, его ситуация углубила уровень обсуждения для каждого из ос-
пьных членов. Группа не стала монотонной - затрагивался все тот
; широкий спектр жизненных вопросов. Следует отметить, что были
риоды господства массового отрицания, когда на протяжении це-
Нх недель рак Чарльза был почти забыт.
. Момент самораскрытия является весьма существенным в психоте-
мтии - в группе оно не менее важно, чем в индивидуальной тера-
В то же время важно, чтобы члены группы не воспринимали ее
203
как принудительную исповедальню. Поэтому на ориентирующей сес-
сии с Чарльзом перед его включением в группу я не преминул пояс-
нить ему (так же, как поясняю всем новым членам): чтобы получить
помощь от группы, он должен быть совершенно честен относительно
своего физического состояния и психологических забот, но проявлять
честность следует в приемлемом для него темпе. Соответственно,
Чарльз посещал группу десять недель, прежде чем сообщил ее участ-
никам о своем раке. Смотря ретроспективно, можно сказать, что его
решение умолчать об этом на первых порах было мудрым. Группа всегда
воспринимала Чарльза не как "ракового больного", а как человека.
у которого рак.
Одна из базовых аксиом групповой психотерапии общения состоит
в том, что для каждого из ее членов группа становится социальным
микрокосмом. Каждый из них рано или поздно начинает взаимодей-
ствовать с другими членами группы так же, как с людьми вне группы.
Таким образом, каждый создает себе характерную социальную нишу.
Это быстро произошло и с Чарльзом. В течение первых нескольких
встреч, которые он посетил, участники группы заметили, что многие
их утверждения встречали у него либо равнодушие, либо критическое
и оценочное отношение. Постепенно они поняли, что он изолирован.
ему трудно сближаться с людьми, он нс может ни переживать, ни
выражать свои чувства и критичен по отношению к себе.
Особенное нетерпение и чувство превосходства он проявлял по
отношению к женщинам в группе. Он воспринимал их как "надоед-
ливых", "ребячливых" или же "несерьезных", и их мнение значило
для него немного. С одной из женщин он был нетерпелив из-за недо-
статочной логичности ее мышления и обычно отвергал ее интуитивные
комментарии как нечто вроде "помехи" или "шума" на линии связи.
Однажды, когда трое остальных мужчин группы отсутствовали, Чарльз
почти ничего не говорил, считая ниже своего достоинства участвовать
в целиком женской группе. Для него было важно признать, понять и
разрешить свои установки по отношению к женщинам группы - это
помогло бы ему понять определенные фундаментальные источники
конфликта между ним и женщиной, с которой он жил.
Хотя эти проблемы играли существенную роль в межличностном
конфликте Чарльза и выводили на темы, над которыми он хотел ра-
ботать, в группе, тем не менее, сохранялось немалое замешательство
на его счет. Периодически в течение первых нескольких групповых
встреч, происходивших в присутствии Чарльза, участники отмечали.
что они не знают его по-настоящему, что он кажется им закрытым,
неестественным, отчужденным. (Еще одна аксиома групповой тера-
пии состоит в том, что у члена группы, скрывающего что-то важное.
эзникает тенденция общей скованности. Человек, имеющий секрет,
е только утаивает сам секрет, но также становится осторожен при
бсуждении всех тем, которые могут так или иначе к нему привести.)
1конце концов на десятой сессии Чарльз, благодаря поддержке уча-
иков группы и терапевтов, решился больше открыться и расска-
1 о своем раке примерно в такой же манере, как во время наших
дивидуальных сессий: отстраненно, деловито, со множеством тео-
гических деталей.
Участники группы отреагировали на откровения Чарльза по-разно-
iy. Несколько человек сказали о его мужестве и о том, какой обра-
ец он им дал. На одного из них особенное впечатление произвели
цюва Чарльза о его цели, стремлении получить как можно больше от
Ставшейся ему жизни. Этот пациент, Дэйв, осознал, насколько он
складывает свою жизнь на будущее и мало наслаждается настоящим.
У двух участников реакции были тяжелые и неадекватные. Одна
з них, Лина (о которой я кратко писал в главе 4), потеряла обоих
рдителей в раннем возрасте, и с тех пор у нее сохранился ужас пе-
ед смертью. Она искала защиты от конечного спасителя и оставалась
рассивной, зависимой, ребячливой. Неудивительно, что Лина была
рпугана, а ее реакция оказалась агрессивной и причудливой: она
1ршила, что у Чарльза тот же тип рака, который явился причиной
дерти ее матери и самым неуместным образом, с мрачными деталя-
и принялась описывать группе физическую деградацию, происходив-
[ую с ее матерью. Другая пациентка, сорокалетняя Сильвия, испы-
двавшая сильную тревогу смерти, немедленно загорелась гневом на
рассивность Чарльза перед лицом смерти. Она ругала его за то, что
IH не обращался к иным возможным источникам помощи: к исцеля-
Эщим с помощью молитвы, к филиппинским психохирургам, к ме-
авитаминам и т.д. Когда кто-то из членов группы встал на защиту
1арльза, возник горячий диспут. Сильвию так испугал рак Чарльза,
fro она попыталась затеять конфликт в надежде под этим предлогом
ц>ыйти из группы. Реакция Сильвии на Чарльза в течение года про-
Ьолжала оставаться бурной. Длительный контакт с ним пробудил в
йей сильнейшую тревогу, которая привела к краткой декомпенсации,
ho в конце концов здоровым образом разрешилась. Поскольку кли-
ническая динамика Сильвии ярко иллюстрирует некоторые важные
1ринципы контроля и проработки тревоги смерти, ниже в этой главе
: опишу ее терапию подробно.
В течение последующих нескольких недель в группе произошло
несколько важных событий. Одна из участниц, педиатрическая ме-
ицинская сестра, впервые рассказала об эмоциональной близости,
эзникшей у нее с одним из ее пациентов, десятилетним ребенком,
205
который умер несколько месяцев назад. Она мучительно сознавала тот
факт, что этот ребенок даже отпущенный ему короткий десятилетний
срок прожил более полно, чем живет свою жизнь она. Смерть этого
ребенка и смертельное заболевание Чарльза побудили ее к попыткам
преодолеть ограничения, наложенные на себя собственноручно, и
пробиться к большей глубине жизни.
Другой пациент, Дон, на протяжении многих месяцев был вовле-
чен в трансферентную борьбу со мной. Испытывая глубокую потреб-
ность в моем совете и руководстве, он тем не менее не раз вступал в
противостояние со мной, иногда выражавшееся в несколько деструк-
тивной форме. Например, он систематически находил возможность
социального взаимодействия с каждым членом группы вне группы.
Хотя мы не раз обсуждали факт саботирования Доном групповой ра-
боты, ему было важно найти в группе союзников против меня. Пос-
ле того, как Чарльз открыл группе, что болен раком, чувства Дона
по отношению ко мне начали меняться, напряжение и антагонизм
между нами явственно уменьшились. Дон отметил, как сильно я из-
менился за недели, прошедшие со времени вступления Чарльза в груп-
пу. Он заявил, что ему трудно выразить это словами, но затем вне-
запно выпалил: "Почему-то я теперь знаю, что вы не бессмертны".
Он смог теперь подробно обсудить на группе некоторые из своих фан-
тазий, касающихся конечного спасителя, - веру в мою непогреши-
мость, а также в мою способность определить его будущее с величай-
шей несомненностью. Он смог выразить свою агрессию по поводу
того, что, как ему казалось, я не желаю дать ему то, что на самом
деле способен дать. Присутствие Чарльза напоминало Дону, что я.
так же как и он, должен буду встретиться со смертью, что в этом все
мы едины и равны, как сказал Эмерсон: "Давайте не будем горячить-
ся, потому что через сотню лет это будет совершенно неважно". Борь-
ба со мной внезапно представилась ему глупой и банальной, и вскоре
мы из противников превратились в союзников.
Отношение Лины к Чарльзу было крайне сложным. Вначале она
обнаружила, что ее переполняет гнев на него из-за своего ожидания,
что он покинет ее так же, как это сделали мать и отец. Впервые она
начала вспоминать события, связанные со смертью матери (это про-
изошло, когда Лине было пять лет). Она вновь и вновь возрождала
это переживание в своей памяти. Ее мать перед смертью очень исху-
дала, в первые месяцы пребывания Чарльза в группе Лина была ано-
ректична и пугающе потеряла в весе. Она была настолько подавлена
смертью близких людей, что для дальнейшей жизни избрала состоя-
ние своего рода анабиоза. Ее жизненная формула гласила: "Никаких
дружб, никаких потерь". Имея четырех престарелых бабушек и деду-
ек, Лина каждый день с ужасом ожидала известия о смерти кого-то
них. Ее ужас был так велик, что она лишила себя удовольствия
чше узнать их и сблизиться с ними. Однажды в группе она сказала:
[ бы хотела, чтобы они не тянули и умерли наконец, и с этим было
ы покончено". Постепенно она сломала в себе этот стереотип и по-
)лила себе мучительно потянуться к Чарльзу. Она осторожно на-
ча прикасаться к нему - например, помогая ему снять пальто в
ачале встречи. Он неизменно оставался для нее самым значимым
ловеком в группе, и, приняв тот факт, что глубокое удовольствие
близости к нему стоило страданий предстоящей разлуки, она по-
епенно стала способна установить другие важные для нее отноше-
1. Таким образом, в конечном счете она смогла извлечь значитель-
о пользу из опыта участия в группе вместе с Чарльзом. За то время,
эка они вместе были в группе, она вернула потерянный вес, ее су-
мдальные устремления исчезли, депрессия прошла и после трех лет
зработицы она нашла ответственную и удовлетворяющую ее работу.
Другая участница получила от "сидения в первом ряду" пользу дру-
>го рода.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики