ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как западные, так и восточные философы размышляли над про-
Вемой человеческой ответственности за природу реальности. Самое
равное в революции, произведенной в философии Кантом, - его
Е)чка зрения, что именно человеческое сознание, природа психичес-
1их конструктов человеческого существа, является источником внеш-
ей формы реальности. Согласно Канту, пространство само по себе
:йе объективно и реально, а напротив, субъективно и идеально; иначе
воря, это схема постоянным закономерным образом обусловливае-
я природой психики, требующей координации данных всех внешних
вств"
Что привносит этот взгляд на мир в индивидуальную психологию?
1Йдеггер, а вслед за ним Сартр исследовали значение ответственно-
и для индивидуального существа. Хайдеггер обозначал индивида как
sein (не "я", не "некто", не Эго" и не "человеческое существо")
> конкретной причине: он всегда стремился подчеркнуть двойствен-
ную природу человеческого существования. Индивид - это "здесь"
fda), но он или она также конституирует, что есть здесь. Эго - это
а-в-одном: это эмпирическое Эго (объективное: нечто, находящееся
247
"здесь", объект в мире) и трансцендентное (конституирующее) Это,
которое конституирует (то есть "ответственно") за себя и мир. С этой
точки зрения ответственность неразрывно связана со свободой. Если
индивид не свободен конституировать мир любым из множества спо-
собов, то концепция ответственности не имеет смысла. Вселенная
условна: все, что есть, могло быть создано иным. Взгляд Сартра на
свободу чреват серьезными последствиями: человеческое существо не
только свободно, но и обречено на свободу. Более того, свобода про-
стирается дальше ответственности за мир (то есть насыщения мира зна-
чением): мы полностью ответственны за свою жизнь, не только за свои
действия, но и за свою неспособность действовать.
В то время, когда я пишу эти строки, в другой части мира сви-
репствует голод. Сартр утверждал бы, что я несу ответственность за
этот голод. Я. разумеется, протестовал бы: я мало что знаю о проис-
ходящем там и считаю, что мало чем могу содействовать изменению
этой трагической ситуации. Но Сартр указал бы, что я сам предпо-
читаю оставаться неосведомленным, и в данный момент принимаю
решение писать эти слова, вместо того чтобы включиться в трагичес-
кую ситуацию голода". В конце концов, я мог бы организовать ми-
тинг для сбора средств или, воспользовавшись своими контактами в
издательской среде, информировать общественность о событиях в
другой части мира. Но я предпочитаю оставаться в неведении. Я несу
ответственность за то, что я делаю, и за то, что я предпочитаю игно-
рировать. Точка зрения Сартра здесь не касается морали: он говорит
не то, что я должен делать нечто иное, а что я отвечаю за то, что
делаю. Оба эти уровня ответственности - установление значимости и
ответственность за жизненное поведение - имеют, как мы увидим,
огромное значение для психотерапии.
Осознание и того, и другого - и факта собственного конституи-
рования себя и мира, и собственной ответственности - серьезно пу-
гает. Рассмотрим следствия. Ничто в мире не имеет иного значения,
кроме порожденного нами. Нет ни правил, ни этических систем, ни
ценностей, никакого внешнего референта, никакого грандиозного
вселенского плана. Согласно Сартру, индивид - единственный тво-
рец (именно об этом его фраза "человек - это существо с перспекти-
вой быть богом ")
Голова кружится, если ощутить существование таким образом.
Ничто не воспринимается как раньше. Словно разверзлась сама по-
чва под ногами. Действительно, в описаниях субъективного опыта
беспочвенность, или отсутствие почвы (groundlessness). Многие экзи-
стенциальные философы описали тревогу отсутствия почвы как "пра-
"гвогу" - самую фундаментальную из всех, проникающую еще бо-
ее глубоко, чем тревога, ассоциированная со смертью. По сути,
ногие рассматривают тревогу смерти как символ тревоги отсутствия
очвы. Философы нередко проводят различие между "моей смертью"
просто смертью - смертью другого. В "моей смерти" по-настоя-
1ему ужасно то, что она подразумевает распад моего мира. С "моей
мертью" умирает и воистину встречается с пустотой даритель значе-
.Ий, зритель мира.
1 Проблемы "пустоты" и самопорождения имеют еще один глубокий
[неприятный аспект: одиночество, экзистенциальное одиночество,
зоторое, как я буду обсуждать в главе 8, распространяется много даль-
де, чем обыкновенное социальное одиночество. Это одиночество,
вязанное с отделенностью не только от людей, но также и от мира,
акого, каким мы обычно его воспринимаем. "Ответственность са-
йости (то есть индивидуального сознания) подавляюще огромна,
Воскольку именно благодаря самости случилось так, что мир есть".
Мы реагируем на тревогу отсутствия почвы так же, как вообще на
Гревогу - ищем облегчения. Есть много способов заслониться. Во-
первых, тревога отсутствия почвы, в отличие от тревоги смерти, не
Очевидна в повседневном опыте. Ее нелегко постичь интуицией взрос-
лого и, возможно, она вовсе не испытывается ребенком. У некото-
1ых индивидов, подобно сартровскому Рокентину из "Тошноты",
1есколько раз в жизни бывают вспышки сознания их конституирую-
Вцей активности, но обычно это остается далеко от осознания. Мы
[избегаем ситуаций (например, принятия решений, изоляции, авто-
номного действия), которые, по глубоком размышлении, могли бы
[ривести нас к сознанию этого фундаментального отсутствия почвы.
4ы ищем структуру, авторитет, грандиозные проекты, магию - не-
То большее, чем мы сами. Как напоминает нам Фромм в "Бегстве
IT свободы", даже тиран лучше, чем полное отсутствие лидера
1оэтому дети плохо переносят свободу и требуют установления гра-
,1иц, и такую же потребность в структуре и границах испытывают на-
1одящиеся в состоянии паники психотические пациенты. Та же ди-
Яамика лежит в основе развития переноса в ходе терапии. Среди других
1ащит от тревоги отсутствия почвы - общие с теми, что используют-
йя против полного осознания "моей смерти", потому что отрицание
бмерти является союзником отрицания пустоты.
" Однако самая мощная защита - это, вероятно, переживание ре-
альности как таковой, то есть видимости вещей. Видеть себя первич-
ным конституирующим агентом значит бросить вызов реальности, как
Мы обычно ее воспринимаем. Наши сенсорные данные говорят нам,
249
что мир находится "здесь", а мы входим в него и покидаем его. Но.
как полагают Хайдеггер и Сартр, видимости поступают на службу к
отрицанию: мы конституируем мир таким образом, что он видится нам
независимым от нас. Конституировать мир как эмпирический мир зна-
чит конституировать его как нечто независимое от себя.
Когда нами овладевает один из психологических механизмов, по-
зволяющих бежать от нашей свободы, мы живем "неаутентично" (Хай-
деггер), или в "нечестности" (bad faith) (Сартр). Сартр считал своей
задачей освободить людей от нечестности и помочь им принять ответ-
ственность. Это совпадает с задачей психотерапевта; значительная
часть данной главы будет посвящена клиническим проявлениям избе-
гания ответственности и техникам, с помощью которых терапевт мо-
жет способствовать процессу принятия ответственности.
Избегание ответственности:
клинические проявления
Даже самый поверхностный исторический обзор в области психо-
терапии показывает радикальные изменения в методах помощи тера-
певтов своим пациентам. Бурный рост количества новых конкуриру-
ющих между собой терапевтических подходов не позволяет увидеть к
них какой-либо целостный паттерн и временами подрывает доверие
широкой публики к предмету в целом. Но внимательный взгляд на
эти новые формы терапии - так же, как на новое развитие традици-
онных форм терапии - обнаруживает, что у них есть одна общая вы-
дающаяся характеристика: акцент на принятии персональной ответ-
ственности.
То, что в современных подходах большое значение придается от-
ветственности, отнюдь не случайно. Терапии являются отражением
патологии, которую они должны лечить, и формируются ею. Вена
конца века, инкубатор и колыбель фрейдовской психологии, обла-
дала всеми характеристиками поздневикторианской культуры: выте-
снение инстинктов (особенно сексуальных), жестко структурирован-
ные и четко определенные правила поведения и манер, отдельные
сферы активности для мужчин и женщин, акцент на моральной силе
и силе воли и заразительный оптимизм, порожденный научным по-
зитивизмом. сулившим объяснить все аспекты естественного поряд-
ка, в том числе человеческое поведение. Фрейд понимал и был со-
вершенно прав, что такое жесткое подавление естественных наклон-
ностей наносит ущерб психике; либидинозная энергия, которой за-
прещен открытый выход вовне, порождает ограничительные защиты
: находит косвенные пути выражения. Защиты и непрямой путь ли-
Видинозной экспрессии в совокупности составили клиническую кар-
тину классического психоневроза.
1. Но на чем бы поставил акцент Фрейд, исследуя современную аме-
риканскую культуру, - особенно в Калифорнии, где зародились столь
Многие новейшие терапевтические подходы? Естественным инстинк-
тивным устремлениям дано значительное свободное выражение; сек-
суальная терпимость, начиная с раннеподросткового возраста, по
йидетельствам многих отчетов, стала реальностью. Поколение мо-
вдых взрослых вскормлено и воспитано в соответствии с системой
омпульсивной терпимости. Структура, ритуал, границы любого
ода - все это безжалостно ликвидировано. В религиозных орденах
атолические сестры открыто не повинуются Папе, священники от-
азываются соблюдать целибат, женщины и гомосексуальные муж-
ины вызывают разногласия в англиканской церкви, требуя права быть
рукоположенными;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики