ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


ри четверти - что луна живая, 12 процентов - что дерево не живое.
вмешательство ребенка может усугубляться противоречивыми сооб-
щениями, поступающими из окружения. Взрослые не склонны ясно
1 четко просвещать детей по этим вопросам. Куклы и механические
:; Пиаже рассматривал тему смерти как существенную в развитии зрелых представ-
ний о причинности. В раннем детском мышлении источником и объяснением су-
ествования вещей считается мотивации, всякая причина соединена с мотивом.
огда ребенок начинает осознавать смерть, в его мышлении происходит переворот:
ивотные и люди умирают, но их смерть нельзя объяснить как результат их побуж-
рНий. Постепенно дети начинают понимать, что смерть должна быть законом при-
д, универсальным и безличным.
95
игрушки, имитирующие жизнь, отнюдь не проясняют ситуацию. Еще
один фактор замешательства - поэтические вольности языка ("обла-
ка мчатся по небу", "луна заглядывает в окно", "по своей затейли-
вой дорожке ручеек бежит к морю").
Наблюдения детского развития. Исследования речевого развития
побудили многих клиницистов и возрастных психологов датировать
осознание смерти ребенком временем значительно более поздним, чем
свидетельствуют непосредственные наблюдения, о которых я сейчас
расскажу. Возможно, исследователи склонны предъявлять чересчур
жесткие требования к доказательности фактов. Неужели ребенку нуж-
но быть способным определить понятия "живой" или "мертвый", для
того чтобы в глубине своего существа знать, что когда-нибудь его нс
станет на свете, так же как любого насекомого, зверя, другого чело-
века? Исследователи, изучающие очень маленьких детей, почти не-
изменно приходят к выводу, что во внутренней жизни их испытуемых
тема смерти занимает большое место. Теоретическая идея, состоящая
в том, что ребенок младше восьми-десяти лет не постигает абстракт-
ные понятия, - не служит опровержением. Как указывают Кастен-
баум и Айзенберг, "между двумя крайностями непонимания и яв-
ного наличия интегрированного абстрактного мышления существует
множество промежуточных вариантов, при которых детский ум может
войти в отношения со смертью"". Выражение "войти в отношения со
смертью" несколько туманно, но удачно: маленький ребенок думает
о смерти, боится ее, интересуется ею, запоминает связанные со смер-
тью впечатления, остающиеся с ним на всю жизнь, и воздвигает ма-
гического рода защиты от нее.
Кастенбаум и Айзенберг описывают Дэвида, восемнадцатимесяч-
ного ребенка, обнаружившего во дворе мертвую птицу. Мальчик
выглядел ошеломленным, и, по рассказу родителей, его лицо "при-
няло застывшее, ритуальное выражение, более всего напоминавшее
стилизованную маску из греческой трагедии". Дэвид был самым
обыкновенным для своего возраста ребенком - недавно научившим-
ся ходить, - который стремился хватать и исследовать все, до чего ему
удавалось добраться. Однако-в этом случае он Ьрисел, наклонившись
к самой птице, но не пытался коснуться ее. Несколько недель спус-
тя он нашел еще одну мертвую птицу. На этот раз он взял птицу в
руки и жестами потребовал посадить ее снова на ветку дерева. Когда
его родители поместили мертвую птицу на дерево и она - увы! - по-
летела вовсе не вверх, Дэвид стал вновь настаивать, чтобы ее туда
посадили. Еще через несколько недель внимание мальчика было при-
влечено упавшим листом, и он сосредоточенно пытался вернуть его
на дерево. Дэвид не умел говорить, и поэтому мы не можем точно
<ать характер его внутренних переживаний, однако его поведение
азывало на работу с представлением о смерти. Нет никакого сомне-
1Я, что именно встреча со смертью была причиной нового и нео-
лчного поведения мальчика.
Шандор Брант. психолог, сообщает о случае с его сыном Михаэ-
км, двух лет и трех месяцев". Михаэль, уже год как отученный от
утылки, начал просыпаться по несколько раз за ночь .с истеричес-
Им требованием бутылки. В ответ на расспросы Михаэль заявлял,
го ему нужно получить бутылку, иначе "Я не заведусь", "У меня
рнчится бензин", "Мой мотор заглохнет, и я умру". Отец расска-
вает, что непосредственно перед началом ночных пробуждений
ихаэля дважды произошло так, что в автомобиле кончился бензин,
1при мальчике много обсуждалось, что мотор заглох и батарея села.
ец заключает, что Михаэль решил: он должен подпитывать себя
щкостью, иначе он тоже умрет. Явцая озабоченность мальчика воп-
сами смерти проявилась еще раньше, когда он увидел фотографию
1койного родственника и засыпал родителей нескончаемыми вопро-
ми о том, что с ним. История Михаэля показывает, что даже для
всем маленького ребенка смерть может явиться источником значи-
1ьного страдания. Более того, Михаэль, как и герой предыдущего
учая, в очень раннем возрасте осознал смерть как проблему - как
едполагает Кастенбаум, это явилось первой витальной проблемой
важнейшим стимулом последующего психического развития.
Грегори Рохлин на основе нескольких игровых сессий с каждым из
ппы нормальных детей в возрасте от трех до пяти лет также прихо-
к выводу: ребенок очень рано узнает, что жизнь имеет конец и что
так же как тем, кто о нем заботится, предстоит умереть.
"Мои собственные исследования показали, что знание
о смерти, в том числе о возможности собственной смерти,
появляется в очень раннем возрасте, значительно раньше,
чем принято считать. В три года страх собственной смерти
выражается совершенно недвусмысленным образом. Оста-
ется только строить догадки, насколько раньше трех лет это
появляется. Коммуникация на данную тему с ребенком
меньшего возраста едва ли возможна. Во всяком случае, она
была бы слишком фрагментарна. Но важнее другое: на трех-
летнего ребенка смерть уже оказывает значительное воздей-
ствие - как источник страха и как возможность"".
Рохлин утверждает: всякий, кто готов слушать детей и наблюдать
их игрой, найдет тому множество подтверждений. Во всем мире
97
дети играют в смерть и воскресение. В возможностях узнать что-либо
о смерти недостатка нет: посещение мясного рынка просветит любо-
го ребенка больше, чем ему хотелось бы. Может быть, внешний опыт
здесь вообще не требуется: может быть, как утверждает Макс Шелер,
каждый из нас обладает интуитивным знанием о смерти. Но, неза-
висимо от источника нашего знания, одно остается несомненным:
тенденция отрицать смерть глубоко укоренена в нас уже в ранние годы
жизни. Знание сдает свои позиции под напором желания.
Но при насильственном вторжении реальности едва сформировав-
шиеся отрицающие защиты дают трещину, через которую прорыва-
ется тревога. Рохлин описывает мальчика трех с половиной лет, в
течение нескольких месяцев спрашивавшего родителей, когда он или
они умрут. Окружающие слышали, как он тихо говорит сам себе,
что уж он-то не умрет. Затем умер его дедушка. (Этот дедушка жил к
отдаленном городе, и ребенок его едва знал.) У ребенка начались
частые ночные кошмары, он регулярно оттягивал отход ко сну, оче-
видно, отождествляя сон со смертью. Он спрашивал, больно ли уми-
рать, и добавлял, что боится умереть. Его игры были заполнены
болезнью, смертью, убийствами и убитыми. Трудно с уверенностью
определить значение "смерти" во внутреннем мире долатентного ре-
бенка, однако похоже, что у этого ребенка смерть была связана с
сильной тревогой: она означала быть выброшенным на помойку; оз-
начала боль, исчезновение, проваливание под землю, сгнивание на
кладбище.
Другой ребенок, четырех лет, также потерял дедушку, который
умер в его третий день рождения. Мальчик настаивал, что дедушка
не мертв. Затем, когда ему сказали, что дед умер от старости, он
требовал заверения, что его мама и папа не старые, и говорил им,
что не хочет становиться старше. Часть записи игровой сессии с ним
ясно показывает, что этот четырехлетний мальчик "вошел в отноше-
ния со смертью".
Д.: Вчера вечером я нашел мертвую пчелу.
Доктор: Она выглядела мертвой?
Д.: Ее убили. Кто-то наступил на нее, и она умерла.
Доктор: Так же умерла, как люди умирают?
Д.: Она была мертвая, но не так, как мертвый человек. Ничего
похожего на мертвого человека.
Доктор: Есть различие?
Д.: Люди умирают и пчелы умирают. Но их закапывают в землю,
они ни к чему. Люди.
Доктор: Ни к чему?
Д.: Через много времени она оживет (пчела). Но не человек. Я не
чу говорить об этом.
Доктор: Почему?
Д.: Потому что у меня два живых дедушки.
Доктор: Два?
.Д.: Один.
Доктор: Что случилось с одним?
Д.: Он умер давным-давно. Сто лет назад.
Доктор: Ты будешь долго жить?
Д.: Сто лет.
Доктор: А потом?
Д.: Может быть, умру.
Доктор: Все люди умирают.
Д.: Да, и я тоже должен буду умереть.
Доктор: Это печально.
Д.: Ничего не поделаешь, я все равно должен умереть.
Доктор: Ты должен?
Д.: Да. Мой отец умрет. Это печально.
Доктор: Почему он умрет?
Д.: Не беспокойся об этом.
Доктор: Ты не хочешь об этом говорить?
Д.: Сейчас я хочу к маме.
Доктор: Я отведу тебя к ней.
Д.: Я знаю, где находятся мертвые люди. На кладбищах. Мой ста-
ш дедушка мертв. Он не может выбраться.
Доктор: Ты имеешь в виду, что он похоронен.
Д.: Он не сможет выбраться. Никогда".
Мелани Кляйн, основываясь на своем опыте анализа детей, при-
яа к выводу, что совсем маленький ребенок находится в близком
ношении со смертью, и это отношение возникает у него значительно
.ньше, чем умственное знание о смерти. Кляйн утверждает, что страх
лерти является частью самого раннего жизненного опыта детей. Она
ринимает сформулированную Фрейдом в 1923 году теорию об универ-
ьном бессознательном влечении к смерти, но заявляет, что для того
бы человек выжил, у него должен быть также противовес - страх
атить жизнь. Страх смерти Кляйн считает первичным источником
гвоги;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики