ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Например, он всегда был ори-
ентирован на успех, но теперь стал спрашивать: "Для кого я работаю?"
"Кто увидит это?" Постепенно Тиму начало открываться то, что за-
крывали от него постоянный уход за женой и его одержимость сексом -
его изоляция и смертность. После смерти жены он вел беспорядочную
половую жизнь, но постепенно сексуальная охота потеряла для него
свою привлекательность, и он стал задаваться вопросом, что же он
хочет делать в этой жизни для себя самого. Так начался невероятно
плодотворный период терапии; в течение последующих месяцев Тим
прошел через значительные личностные изменения.
Потеря сына или дочери - самая тяжелая и горькая утрата. Мы
одновременно оплакиваем свое дитя и себя самих. В такой момент
мы чувствуем, что жизнь нанесла нам удары сразу со всех сторон.
Родители вначале проклинают вселенскую несправедливость, но вско-
ре начинают понимать: то, что казалось им несправедливостью, на
самом деле - космическое безразличие. Они также получают свиде-
тельство ограниченности своей власти: никогда прежде у них не было
большей мотивации к действию и в то же время они беспомощны, они
не могут уберечь беззащитного ребенка. Как за днем следует ночь,
так за этим уроком следует другой горький урок: и мы сами, в свою
очередь, не будем защищены.
Психиатрическая литература, посвященная горю, не акцентирует
эту динамику, сосредоточиваясь вместо этого на чувстве вины (ассо-
дированной, как считается, с неосознаваемой агрессией), пережи-
SMOM родителями из-за смерти ребенка. Ричард Гарднер (Richard
u-dner)" эмпирически исследовал родительскую утрату, системати-
ски интервьюируя и тестируя большую выборку родителей, дети
торых страдали смертельной болезнью. Он подтвердил, что мно-
IE родители испытывали значительное чувство вины; однако, по его
1ным, вина в четыре раза чаще является попыткой родителя смяг-
гь свою экзистенциальную тревогу, "контролируя неконтролируе-
s", чем обусловливается "неосознаваемой агрессией". Ведь если мы
1им себя за то, что должны были сделать нечто и не сделали, -
1ачит, что-то могло быть сделано. Это гораздо более утешительная
туация, чем суровые экзистенциальные факты жизни.
Потеря ребенка заключает в себе еще одно зловещее послание для
дителей. Она сигнализирует о крушении их основного предприятия
1 достижению бессмертия: их не будут помнить, их семя не укоре-
ггся в будущем.
Вехи. Все. что ставит под сомнение устойчивое мироощущение
иента, может помочь терапевту раздвинуть его защиты и дать ему
деть экзистенциальную подкладку жизни. Хайдеггер особо подчер-
ает, что мы отдаем себе отчет в работе механизма лишь тогда, когда
внезапно ломается". Только после того, как защиты от тревоги
аерти устранены, мы начинаем полностью осознавать, от чего они
с заслоняли. Поэтому терапевт при желании всегда может отыскать
зистенциальную тревогу у пациента, в жизни которого происходит
ачимое событие, особенно если оно необратимо. Ближайшие при-
рры таких событий - расставание и развод супругов. Связанные с
ми переживания настолько болезненны, что терапевты часто совер-
.ют ошибку, сосредоточиваясь исключительно на облегчении стра-
тя и упуская открывающийся шанс для глубинной терапевтичес-
рй работы.
1 Для некоторых пациентов экстремальной ситуацией является ско-
ре принятие на себя обязательств в отношениях, чем их прекраще-
Ие. Обязательства привносят оттенок финальности, и многие люди
ie могут решиться на постоянные отношения, потому для них они
начают "это все" - больше никаких новых возможностей, никаких
Всхитительных видений длящейся власти. В главе 7 я буду говорить
ITOM, что необратимые решения пробуждают экзистенциальную тре-
згу именно потому, что они исключают другие возможности и кон-
юнтируют индивида с "невозможностью дальнейшей возможности".
Переход к психологической зрелости нередко особенно труден. В
зрасте около двадцати лет у многих людей возникает острая тревога
1 поводу смерти. Более того, описан клинический синдром юношес-
193
кого возраста, названный "ужасом перед жизнью" (terror of life). Он
заключается в выраженной ипохондрии и поглощенности мыслями о
старении тела, о быстром течении времени и неизбежности смерти.
Терапевты, которым приходилось лечить ординаторов в клинике
(это лишь один пример), иногда отмечают значительную экзистенци-
альную тревогу у тридцатилетних, завершивших, наконец, обучение
и впервые сталкивающихся с необходимостью оставить студенческую
идентичность и взглянуть на мир глазами взрослого. Я давно сделаю
наблюдение, что психиатрических ординаторов незадолго до оконча-
ния обучения на некоторое время охватывает серьезное смятение,
корни которого находятся значительно глубже таких актуальных забот,
как финансы, выбор места приема и формирование системы привле-
чения пациентов для частной практики.
Жак (Jaques) в своем замечательном эссе "Смерть и кризис сере-
дины жизни" подчеркивает, что мысли о смерти особенно терзают
человека в середине жизни". В этот период нас порой преследует
зачастую неосознаваемая идея, что мы "перестали расти и начинаем
стареть". В первую половину жизни "добиваясь независимой зрело-
сти", мы приходим ко времени расцвета (Юнг называл сорокалетний
возраст "полуднем жизни"") лишь для того, чтобы остро осознать
ожидающую нас смерть. Один трицатишестилетний пациент, в про-
цессе своего анализа остро осознавший смерть, изложил это следую-
щим образом: "До сих пор жизнь казалась бесконечным подъемом с
одним лишь дальним видом горизонта впереди. А теперь вдруг я словно
достиг гребня горного хребта, и впереди простирается уходящий вниз
склон с видимым концом дороги - правда, достаточно далеко, - где
зримо присутствует смерть". Жак отметил трудность преодоления мно-
гослойной защиты отрицания смерти и привел пример случая, когда
он помог пациенту осознать смерть, анализируя его неспособность
оплакивать смерть друзей.
Угроза карьере или уход на пенсию (прежде всего для тех, кто ве-
рит в жизнь как непрерывно восходящую спираль) может быть особо
мощным стимулом для усиления сознавания смерти. Недавнее иссле-
дование лиц, в середине жизни радикально поменявших свою профес-
сию, обнаружило, что многие из них решение "выпасть" из рутины
или упростить свою жизнь приняли в результате столкновения со сво-
ей экзистенциальной ситуацией".
Терапевт может воспользоваться такими обычными жизненными
вехами, как дни рождения и юбилеи. Эти знаки течения времени
вызывают глубинную боль (побуждающую обычно к формированию
реакции - радостному празднованию). Иногда поводом к росту эк-
зистенциального сознания бывают повседневные свидетельства старс-
я. Даже внимательный взгляд в зеркало может открыть проблему.
йа пациентка рассказала мне, что говорит себе так: "Я - малень-
Й гном. Внутри я - маленькая Изабелла, но снаружи - старая дама.
ie - шестнадцать, переходящие в шестьдесят. Я отлично знаю, что
гим полагается стареть, но почему-то никогда не думала, что это
1ключится со мной". Появление признаков старости, таких как
еря выносливости, старческие бляшки на коже, уменьшение под-
здости суставов, морщины, облысение и даже просто осознание,
получаешь удовольствие от "стариковских" занятий - смотреть,
ять, безмятежно проводить время, - может послужить стимулом к
рзнанию смерти. То же самое относ.ится к рассматриванию собствен-
х старых фотографий; к обнаружению своего внешнего сходства с
[ителями в возрасте, когда они уже воспринимались как старики;
стрече с друзьями после долгого перерыва, когда оказывается, что
t так постарели. Терапевт, который внимательно слушает, сможет
пользовать любое из этих вполне обыкновенных событий. Он мо-
т также тактично спровоцировать подобную ситуацию. Фрейд, как
гже рассказал в главе 1, безо всяких угрызений совести дал фрой-
дн Элизабет задание поразмышлять на могиле сестры.
Тщательный мониторинг сновидений и фантазий неизменно дает
ериал для усиления сознания смерти. Всякий тревожный сон - это
[ о смерти; исследование пугающих фантазий о вламывающихся в
[ неизвестных агрессорах приводит нас к страху смерти. Обсужде-
. вызвавших беспокойство телевизионных шоу, кинофильмов или
IT также дает существенный материал.
\ Тяжелая болезнь - столь явный катализатор, что ни один терапевт
1 Оставит эту золотую жилу неразработанной. Нойес (Noyes) иссле-
<ал две сотни пациентов, которые в результате внезапного заболе-
1иия или несчастного случая едва не умерли, и обнаружил, что
йогие из них (25 процентов) испытали новое -для себя сильнейшее
Проживание всемогущества и близости смерти. Один из его испыту-
1ых заметил: "Я привык считать, что смерть никогда не наступит, а
ли и наступит, мне будет к тому времени восемьдесят лет. Но теперь
1понимаю, что она может случиться в любой момент, в любом мес-
1, независимо от того, как вы проводите свою жизнь. Люди имеют
ень ограниченное восприятие смерти, пока не столкнутся с ней
йцом к лицу". Другой описал свое сознавание смерти в следующих
рнятиях: "Я увидел смерть в ткани жизни и подтвердил это сознани-
й. Я не боюсь жить, так как чувствую, что в процессе моего бытия
Иерть играет свою роль". Несколько испытуемых Нойеса сообщили
усилении ужаса смерти и переживания своей уязвимости, но для
омного большинства возросшее осознание смерти явилось позитив-
195
ным опытом, приведшим к более интенсивному ощущению ценнос-
ти жизни и конструктивной переоценке жизненных приоритетов .
Искусственные средства усиления сознавания смерти. Нередко те-
рапевты обнаруживают, что естественные напоминания о присутствии
смерти при всем их обилии недостаточно мощны, чтобы преодолеть
постоянно активное отрицание пациента.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики